Главная | Экономические интересы

«КВАДРИГА»: Самоликвидация субъектности Германии

Для тех, кто присвоил себе эксклюзивное право выражать «общеевропейские», «евроатлантические» и даже «общечеловеческие» ценности, Германия уже давно не является субъектом мировой политики, входящим в «высшую лигу» европейских государств. Германии позволено быть «рабочей лошадкой» Евросоюза, и, в целом, мировой экономики. Однако право на роль возничего, управляющего квадригой, за ней решительно не признается.

По поводу истории, произошедшей с премией «Квадрига», сказано уже много. Скандальный эпизод психологически точно прокомментировал Дмитрий Медведев, обозначив его как «проявление трусости и непоследовательности». И в самом деле, история эта в некотором смысле стала тестом на способность германских политических и деловых элит к принятию самостоятельных решений, касающихся вопросов стратегического развития. Особенно тогда, когда соседи выступают с предложениями, на которые надо как-то реагировать.

В конце ноября минувшего года Владимир Путин на форуме руково­дителей ведущих германских компаний (присутствовали глава Дойче Банк" Йозеф Аккерман, председатель правления «Сименса» Петер Лешер и председатель правления «Фольксвагена» Мартин Винтеркорн), сделал программное заявление. Он предложил создать сообщество экономик от Лиссабона до Владивостока, проводить общую промышленную политику, основанную на сложении технологических и ресурсных потенциалов России и ЕС.

Речь шла о создании единого энергокомлпекса Европы, о возникновении стратегических альянсов в таких отраслях, как судостроение, автопром, авиапром, космические технологии, медицинская и фармацевтическая промышленность, атомная энергетика и логистика, об объединении научных потенциалов, о снятии визовых барьеров.

Назвав Германию «локомотивом Евросоюза», премьер-министр РФ адресовал свои предложения в первую очередь немецким компаниям. И по целому ряду ответных сигналов, можно было заключить, что эти предложения были позитивно восприняты бизнес-сообществом Германии.

Глава «Дойче Банк» Йозеф Аккерман высказался тогда за долгосрочную интеграцию России в зону евро. «Исконным интересам Европы отвечает то, чтобы Россия стала частью этого валютного пространства», — сказал банкир. Это становится очевидно, «если посмотреть, что развивается в Азии». Аккерман заявил о готовности поддержать приглашение России в зону евро, «потому что здесь на кону стоит европейская идея».

Политики из правительственной коалиции отреагировали сдержанно, однако и их реакцию нельзя было истолковать как однозначное «нет». Однако после этого никаких реальных шагов, свидетельствующих о стремлении Берлина вывести партнерство с Россией с уровня хоть и крупных, но локальных проектов на стратегический уровень, сделано не было. Показателен в этом смысле вопрос об отмене визового режима между Россией и ЕС, решение которого во многом зависит от позиции немецких властей.

На этом фоне присуждение «Квадриги» Владимиру Путину должно было стать сигналом главному архитектору процесса российско-германского сближения, содержание которого можно было изложить так: «мы ценим ваши предложения о стратегическом партнерстве, мы готовы и дальше работать в этом направлении».

Нет никаких сомнений в том, что бизнес-сообщество Германии очень хотело, чтобы Владимир Путин получил эту премию. И нет также никаких сомнений в том, что это было важно прежде всего для немцев, помнящих о том, что Германия все еще является независимым государством и имеет свои национальные интересы. Если угодно, это был вопрос самоутверждения, вопрос о праве Германии вести самостоятельную игру на восточном направлении.

Нет также никаких сомнений в том, что круги, контролирующие гуманитарное пространство ФРГ (средства массовой информации, университеты, экологические организации и т. д.) очень не хотели бы, чтобы акт подобного самоутверждения состоялся.

Для тех, кто присвоил себе эксклюзивное право выражать «общеевропейские», «евроатлантические» и даже «общечеловеческие» ценности, Германия уже давно не является субъектом мировой политики, входящим в «высшую лигу» европейских государств. Германии позволено быть «рабочей лошадкой» Евросоюза, и, в целом, мировой экономики. Однако право на роль возничего, управляющего квадригой, за ней решительно не признается.

В те годы, когда во главе Германии стоял Герхардт Шредер, многим казалось, что Берлин способен вести самостоятельную игру. Теперь же остается лишь еще раз констатировать, как много значит личностный фактор в международной политике. Или, что одно и тоже, отсутствие такового.

Годы после ухода Шредера прошли для Германии под знаком странного балансирования между пониманием необходимости продолжения прежней российской политики и необходимостью выдерживать давление с целью вынудить отказаться от нее. Однако невозможно все время висеть в воздухе между «да» и «нет». Момент истины рано или поздно должен был наступить — и он наступил.

Те, кто хотел бы, чтобы Берлин смотрел на Москву глазами Вацлава Гавела, вопреки всем законам географии твердившего, что Россия не находится в Европе, использовали историю с присуждением «Квадриги» в своих целях. Итог — унижение Германии, которую больно ударили по руке в тот самый момент, когда она собирались сделать знаковый и важный (прежде всего для нее самой) жест.

Пикантность ситуации придает тот факт, что в роли «апостолов морали» выступили, как полагают знающие ситуацию изнутри наблюдатели http://echo.msk.ru/blog/stamov/794010-echo/ «второразрядные политиканы с рыльцем в пушку». «Зеленый Джем Оздемир, чья карьера едва не прервалась в самом начале из-за неразборчивости в связях с провинциальным лоббистом Морицем Хунцигером, у которого он получил льготный приватный кредит, и попыток нажить на бонусных милях, полученных в служебных перелетах, менее всего пригоден для роли моралиста».

Возможно, так оно и есть. Однако с Оздемиром, которого радикальные экологисты провозгласили своим политическим мессией, «немецким Обамой», российской публике предстоит встретиться еще не раз. Будучи не просто выходцем из Турции, но, по его утверждению, потомком переселенцев-черкесов, покинувших родину после окончания кавказских войн, Оздемир не скрывает своего интереса к Олимпиаде-2014 в Сочи. И, вероятнее всего, будет одним из главных инициаторов попыток бойкота олимпийских игр по всем возможным направлениям («земля геноцида», «экологический ущерб», «нарушение прав человека»).

Не нужно, впрочем, недооценивать любителя «бонусных миль» — ведь это только сейчас он кажется наблюдателю из Берлина «второразрядным политиканом». На фоне поразившего немецкое общество «синдрома Фукусимы», маниакального страха перед атомной энергетикой и вообще всем «неэколоничным», популярность Партии зеленых растет, а вместе с ней — и шансы войти в правящую коалицию. Просчитывая риски и перспективы российско-германских отношений, нужно, пожалуй, быть готовым и к такому повороту событий.

Александр Рублев

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Для того, чтобы снизить зависимость от поставок газа из России, Германия стала развивать альтернативную энергетику, но в итоге попала в зависимость от Китая. Теперь немецкие фирмы пытаются наладить поставки редких металлов из... России. То есть вернулись к тому, с чего начали. Правда, платить за альтернативную энергетику приходится дороже, чем за газовую.

  • 8 февраля нынешнего года правительство Германии приняло новую стратегию внешней политики под названием «Способствовать глобализации — развивать партнерства — разделять ответственность». Эта стратегия основана на сближении с нужными экономическими партнерами на базе единой политической цели. Умелое манипулирование политической целесообразностью, поиск совместных политических целей служит реализации экономических интересов Германии.

  • На 7 сентября в Конституционном суде ФРГ запланированы публичные слушания по иску против первого пакета финансовой помощи Греции. Иск был подан представителем партийного блока ХДС/ХСС, и речь в нём идёт о том, что выделение таких кредитов нарушает ряд статей немецкой конституции. Ситуация неоднозначна настолько, что канцлер Меркель отменила свое участие в Мировом политическом форуме, который будет проведён 7-8 сентября в Ярославле.

  • Анализ причин и условий, приведших к возникновению конфликта геополитического уровня вокруг Ирана, неизбежно наводит на мысли о роли дипломатии во внешней политике. Каждый, кто изучал международные отношения, конечно, знает, что дипломатия — это средство осуществления политики. К сожалению, современные внешнеполитические ведомства самых разных стран часто забывают эту азбучную истину.

  • Ситуация в Италии стремительно меняется. Если изначально страна была лишь одним из возможных кандидатов в «неудачники», то сейчас она — главная жертва долгового кризиса. Постепенное увеличение затрат по обслуживанию суверенного долга, несмотря на программу выкупа облигаций Европейским Центральным банком, говорит о крайне тяжелом положении. Рост доходности облигаций может очень дорого обойтись итальянской экономике, как и экономике стран Еврозоны, спровоцировав длительную рецессию. Аналитики уже сейчас отмечают, что восстановление экономики ЕС остановилось, доверие со стороны инвесторов снижается, негативно влияя на уровень инвестиций и потребление. Слабый рост мировой экономики сдерживает экспорт, а срочная консолидация бюджетов негативно отражается на внутреннем спросе.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.