Главная | Экономические интересы

ЗОНА СВОБОДНЫХ ПРОДАЖ.
Украина откроет свои рынки ЕС
в обмен на мечту о светлом европейском будущем

Украина готова отказаться от главных торговых партнёров, которые готовы предоставить вполне конкретные преференции не только в таможенных вопросах (цена на газ тому свидетельством). Украина готова поставить своих производителей в совершенно бесправное и зависимое положение, согласно рекомендациям ЕС покупать — много, а продавать — мало. И всё ради того, чтобы когда-нибудь войти в состав ЕС. Или, что более вероятно — не войти в него никогда.

Жертвоприношения на алтарь «евроинтеграции»

На сегодняшний момент Таможенный союз представляет собой объединение трёх государств, которые являются друг для друга основными торговыми партнёрами в целом ряде отраслей и направлений. Конечно, ТС приобрёл бы новые возможности, если бы к нему присоединилась и чётвёртая страна, всегда упоминавшаяся вместе с Беларусью, Казахстаном и Россией в большинстве торговых контрактов. И, логически размышляя, никаких экономических, а значит — выгодных населению Украины возражений такой интеграции нет. Тем не менее, особенных надежд на расширение альянса при содействии украинской державы питать не стоит. Во всяком случае, при нынешнем качестве элит этого государства.

Дело в том, что «евроинтеграция» — это не столько концепция, сколько идеология, и даже, в каком-то смысле, политическая религия, адептом которой становится едва ли не каждый государственный деятель, подобравшийся к ключевым постам на Украине. Приверженность этому направлению позволяет ставить пускай и крайне эфемерную, но Главную и Стратегическую Цель, списывать текущие неудачи на фундамент будущих успехов, а также умиротворять недовольное общество, живописуя все блага, которые вот-вот прольются на многострадальные головы жителей украинского государства.

Сложилось так, что украинская государственность, её самообоснование, зиждется на двух китах: «Украина — это Россия наоборот» и односторонняя дипломатия. Про первую часть президент Кучма написал целую книгу, а вторая проявляется во всех межгосударственных переговорах. Когда общие корни и неразделимо переплетённая история выступают поводом для получения Украиною уступок, но не являются достаточной причиной для оказания встречных любезностей.

В настоящее время существует гипотетический выбор — присоединяться к ТС или создавать Зону свободной торговли с ЕС. Гипотетический, потому что всерьёз рассматривать Таможенный союз элитам Украины не с руки, даже если при том безвозвратно будут упущены экономические выгоды, деньги, и рост благосостояния.

Ибо нет таких вещей, которые не могли бы быть принесены в жертву богу евроинтеграции! Вступить бездумно в ВТО, тем самым резко ухудшив свои позиции? Да запросто. Если раньше Украина продавала миллионы тонн своего металла, выделенные ей квоты не позволяют продавать больше сотен тысяч. Сельское хозяйство, бывшее не идеальным, но вполне самодостаточным, сейчас эволюционирует в структуру, целиком зависящую от посторонних факторов спроса и предложения, а не потребностей собственного государства.

Впрочем, «эволюционирует» — наиболее подходящий в данном случае термин, выражающий победу сильнейшего. Отрасли производства сахара и животноводства практически прекратили своё существование, освободив нишу для товаров иностранных производителей.

Однако даже после такой жертвы долгожданная евроинтеграция не наступила. Не говоря уже о том, что окончательно была похоронена мечта отцов-основателей «самостийничества» о «заваливании хлебом» всего земного шара.

Зона свободной торговли для Украины:
ничего, кроме «политических выгод»

Несмотря на полное фиаско всех евроинтеграционных телодвижений, украинские элиты упорно продолжают биться головой в запертую дверь. Не принёсшее никаких выгод ВТО вскоре будет дополнено Зоной свободной торговли. Которая предоставит дополнительную возможность европейским производителям действительно свободно торговать с Украиной, а Украина получит ничем не ограниченные перспективы покупать.

А сможет ли Украина, в свою очередь, что-то сама продавать Евросоюзу и тем самым получать выгоду? Как минимум, это неочевидно. Но если бы даже ЕС официально заявил, что Украина его интересует исключительно как потенциальный рынок на 40 миллионов потребителей, это ничуть не отвратило бы правительство и президента Украины от намеченных задач.

Подписание ЗСТ продвигается не по дням, а по часам. Согласовать все вопросы планируется уже через месяц, к сентябрю. На днях премьер Николай Азаров заявил о скором завершении переговоров, ведь у сторон осталось лишь 2-3 нерешённых вопроса. В частности, малые квоты на поставки украинского зерна в Европу, а также сложности с географическими названиями, вроде слова «коньяк». Которое, согласно европейским правилам, может присутствовать в качестве названия алкогольного напитка у определённых производителей. Так что карпатские и крымские коньяки скоро будут именоваться «бренди».

По зерну, как радостно уверяют официальный украинские СМИ, «достигнут компромисс». Выглядит он так — квоты на зерно, чем Украина всё ещё сильна, оставлены на низком уровне. Зато Украине разрешили невозбранно покупать мясо. Чем это хорошо для украинских производителей и первого и второго продукта и какая в таком соглашении выгода Украине? Ответ на этот вопрос может только украинская сторона переговоров ЕС — Украина.

Евросоюз, разумеется, такой самоотверженностью своего «приоритетного партнёра» пользуются. И всецело поддерживают «стремление Украины в ЕС», не забывая сообщить — сколько-нибудь оформленная близость к ЕС возможно только при создании ЗСТ.

«В дальнейшем это позволит Украине рассчитывать на полноправное членство в Евросоюзе. «Это перспектива не завтрашнего дня и даже не ближайших лет, но она станет более реальной, если Украина подпишет договор о зоне свободной торговли», — отметила администратор департамента политики Европарламента Инна Кирш. По ее словам, обсуждая плюсы и минусы присоединения к ЗСТ, в Украине часто забывают о том, что это часть договора об ассоциированном членстве в ЕС.

В Киеве рады. И не важно, что «вступление Украины в ЕС» рассматривается экспертами лишь в футурологическом контексте, как некая игра ума (в качестве возможных сроков вступления в Евросоюз указываются 2020-е годы при «благоприятном развитии событий»). Главное — верить, что «светлое будущее» обязательно наступит. Когда-нибудь.

Внимание: подготовьтесь к усиленной конкуренции!

Пока же предлагается подписать соглашение об «ассоциации». И тоже не прямо сейчас, разумеется. А через несколько лет. И тоже при определённых условиях.

Как заявил глава постоянного представительства ЕС на Украине, посол Жозе Мануэль Пинту Тейшера: «Европейский Союз готов открыть свой внутренний рынок Украине. Внутренний рынок ЕС составляет 500 миллионов потребителей. Но этот рынок имеет повышенный спрос, имеет повышенные требования к стандартам, поэтому мы предоставляли помощь Украине в этих аспектах», — отметил Тейшера. По его словам, достижение соответствующих стандартов пищевых продуктов Украиной позволит ей экспортировать их как в ЕС, так и в другие страны, имеющие повышенные требования к безопасности продуктов. «Если Украина выполнит эти требования, то мы быстрее завершим процесс переговоров по вопросу заключения этого соглашения (об ассоциации), и, как сказал президент Украины господин Янукович, мы сможем заключить это соглашение до конца года», — сказал Тейшера.

При этом посол не стал называть конкретные сроки, в которые украинские производители смогут выйти на рынок ЕС. «Даже после подписания соглашения о зоне свободной торговли будет предусмотрен определенный срок, нужный для ратификации и вступления в силу этого соглашения, после этого Украине будет предоставлен переходной период для того, чтобы украинские предприятия подготовились к усиленной конкуренции (!) .. Только после этого украинские предприятия будут готовы полностью отвечать требованиям и будут готовы к экспорту своей продукции в ЕС», — отметил Тейшера. Какие это будут требования, сколько времени займёт процедура — неизвестно. А вот подписывать договора о квотах, определяющих всю дальнейшую картину торговли ЕС и Украины нужно уже сейчас.

Запомнившийся многим европейский стандарт качества огурцов исходя из радиуса их кривизны под давлением финансового кризиса был недавно отменён. Но кто может гарантировать, что украинское сельское хозяйство справится с прочими ограничениями, которых превеликое множество?

ЕС научит Украину передовым экономическим принципам.
Греция — не в счет

Руководитель подразделения Генерального департамента по вопросам торговли Европейской Комиссии Филипп Куиссон видит будущее так: «Как только Украина будет привязана к ЕС в рамках ЗСТ, мы предложим модернизацию ее экономики, это откроет рынки ЕС для украинских продуктов, это увеличит торговые потоки. Но и это не самое главное... Украина будет разделять то, что происходит в Европе, Украина войдет в этот позитивный тренд. Она сможет импортировать экономические принципы Европы, получать инвестиции, которые будут самым лучшим аргументом и методом для развития экономики», — заявил он. Между тем, в Грецию и Португалию, при всей открытости их рынков, европейских экономических принципах и многолетнем «позитивном тренде», инвестиции не стремятся даже сейчас. Тогда на каком основании господин Куиссон рисует радужные перспективы, которые обязательно воплотятся после подписания соглашения о ЗСТ?

При этом Куиссон подчеркивает, что «зона свободной торговли с ЕС и сотрудничество с Таможенным союзом, подконтрольным России, это не сопоставимые вещи для Украины. Поэтому Украина должна четко определиться». Вряд ли господин Куиссон имеет повод для тревог — если Украине и суждено что-то подписать, то это наверняка будет договор по ЗСТ.

Говоря языком народных пословиц, желанное место под сенью синего со звёздами флага для Украины не то что журавль в небе, а нечто вообще заатмосферное. Недаром президент Янукович говорил, что грядущее соглашение «не будет иметь аналогов в истории Евросоюза».

Но, как говорилось, именно в погоне за этой, действительно не имеющей аналогов космической птицей, Украина видит свою миссию, которую Янукович описал как «концепцию национального прагматизма».

Насколько уместен термин «прагматизм» — сказать сложно. Украина готова отказаться от главных торговых партнёров, которые готовы предоставить вполне конкретные преференции не только в таможенных вопросах (цена на газ тому свидетельством). Украина готова поставить своих производителей в совершенно бесправное и зависимое положение, согласно рекомендациям ЕС покупать — много, а продавать — мало. И всё ради того, чтобы когда-нибудь войти в состав ЕС. Или, что более вероятно — не войти в него никогда.

Андрей Полевой

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Мечты о членстве в ЕС поддерживаются Брюсселем лишь в той степени, в которой это выгодно как самому Евросоюзу, так и определённой прослойке политиков в тех странах, где евроинтеграция возведена чуть ли не в статус государственной религии и наделена сакральным смыслом. Украина для ЕС выступает в качестве удобной буферной зоны, которую в ЕС не примут, но готовы использовать для решения широкого спектра задач, в первую очередь экономических. Для Евросоюза Украина является рычагом, одна из основных задач которого — влиять на Россию в вопросах энергетики.

  • Часто приходится слышать такое сравнение, что Янукович пытается усидеть на двух стульях. Увы, если это и стулья, то оба электрические, на которых сидеть крайне неприятно. Одновременно создать две зоны свободной торговли с Европейским Союзом и Россией можно только тогда, когда Украина развалится на две части. Данный сценарий весьма вероятен, но до его реализации украинским политикам придётся ещё немного потерпеть. Прежде всего, надо создать именно зону свободной торговли с Евросоюзом, чтобы прикончить собственного производителя более конкурентоспособным импортным товаром.

  • Если бы европейские чиновники не решили покритиковать Украину самостоятельно, то их следовало бы об этом попросить. Благодаря высказываниям из Европы, должностные лица Украины впервые заговорили понятными большинству населения словами. Как по волшебству, возникло ясное понимание преимуществ ТС и необязательной выгоды Зоны свободной торговли, разница между действительными экономическими выгодами и некими теоретическими бонусами.

  • Во время встречи руководителей стран СНГ в Санкт-Петербурге, лидеры 8 из 11 стран СНГ согласовали новый договор о зоне свободной торговли. Симптоматично то, что интерес к ЗСТ стран СНГ проявили Киргизия, Армения и Молдавия, которые, если верить апологетам ВТО, в силу своего давнего пребывания в этой организации, кажется, должны были бы уже решить все свои торговые проблемы.

  • Будущий бюджет Украины будет выглядеть убедительно и привлекательно для МВФ лишь в том случае, когда стоимость газа для Украины упадёт до 230 долларов с нынешних 400-450. Автоматически возникает вопрос — что же Украина намеревается предложить «Газпрому» ради снижения стоимости газа вдвое? Согласие на торговлю в рублях выглядит, скорее, как разумная попытка «малой кровью» получить возможность оперировать хоть чем-то в газовых переговорах.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.