Главная | Экономические интересы

ЕВРОПА ДВИЖЕТСЯ К ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИКТАТУРЕ. Слабые государства еврозоны будут жить под диктовку сильных

Европейский центральный банк долгое время скупал разнообразные долговые обязательства государств ЕС, пребывающих ныне в плачевном состоянии. Среди прочего, было выкуплено долговых обязательств Италии и Испании на впечатляющую сумму в 22 миллиарда евро. В случае попытки «развода» неизбежно возникнет проблема возврата денежных средств. К тому же, против такого варианта уже сейчас горячо протестуют в Греции, правительство которой было обижено отказом Меркель и Саркози принять идею единых европейских облигаций, которую Греция по понятным причинам активно лоббировала.

В учебнике истории любой страны можно найти примеры, когда ради общего блага приходилось поступаться как правами отдельных людей, так и целых регионов. Поскольку нынешняя финансовая нестабильность есть явление несомненно кризисное, то было бы удивительно, если бы внутри ЕС не произошло некоей коррекции прав и обязанностей.

Собственно, до этого момента еврозона не имела полноценного руководства. Существовала лишь некая неофициальная «еврогруппа» — совет министров финансов стран зоны евро, возглавляемый премьер-министром нейтрального Люксембурга Жан-Клодом Юнкером. Однако на днях канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози предложили создать некое общеевропейское правительство, полноценный управляющий орган, который бы в буквальном смысле руководил еврозоной. Причём на постоянной основе, а не только в рамках периодических съездов и саммитов.

Предполагается, что «экономическое правительство» возглавит нынешний председатель Европейского совета Херман ван Ромпей. Это действительно знаковое предложение поддержала Еврокомиссия. На смену чисто финансовому консультативному органу приходит административно-политический. В качестве первой ласточки, Берлин и Париж инициировали введение глобального налога на финансовые межнациональные транзакции. Возглавлять экономическое правительство стран еврозоны будет его председатель, избираемый на срок в два с половиной года. Помимо плана стабилизации экономической через упорядочивание политическое, Саркози и Меркель поставили крест на дальнейшем расширении Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF), несмотря на то, что самые ближайшие перспективы могут превысить имеющиеся в настоящее время возможности фонда.

На что будет в первую очередь направлено внимание предлагаемого к созданию Германией и Францией управленческого органа, долго думать не придётся. Нужен некий авторитетный и обладающий достаточными силовыми ресурсами регулятор, который своей волей мог бы вмешаться в процесс латания дыр в днище ЕС. Принуждая одних его членов жить скромнее и думать о будущем, разрабатывая действенные варианты их спасения, не предполагающие банкротства сильных экономик Евросоюза. Которые в последнее время несут на своих плечах подавляющее число финансовых трат во спасение общеевропейского дома и валюты евро. И, разумеется, подобный отток денег из Германии и Франции, основных «доноров» ЕС, не может не раздражать население этих государств.

К общественному мнению должна прислушиваться прежде всего Ангела Меркель, которой в 2013 году предстоят федеральные выборы. Некоторые политические партнёры госпожи Меркель, например Свободно-демократическая партия, уже пригрозили выйти из состава правящей коалиции в случае следования Германии прежним финансово-политическим курсом. Таким образом, Меркель оказалась перед угрозой распада собственного правительства и досрочных выборов, которые, в условиях общего кризиса и общественного раздражения текущей политикой, не могут предполагать удачных для Меркель перспектив.

Таковы внутренние причины возникновения таких радикальных идей реформирования ЕС. Для Франции же этот аспект ещё более важен, поскольку там до выборов президента остались считанные месяцы.

Внешняя же сторона вопроса состоит в том, что в делах ЕС давно пора наводить некий порядок. Пока всё шло хорошо, явные нестыковки никого не волновали. Кризис же выявил массу слабых мест. Например, у Евросоюза есть общая валюта, но нет и не может быть общих долговых обязательств. Общая валюта и суверенные долги приводят к тому, что сегодня невозможно иным способом, кроме прямого дотирования, подтолкнуть экономику отдельного сегмента к выздоровлению. Эмиссия же из этих средств исключается, ведь национальной валюты в той же Греции уже давно нет.

Единственный выход — вводить, по сути, внешнее управление над «проблемными» участками еврозоны, что до сих пор практиковалось лишь в отношении банков и прочих чисто коммерческих структур. Понятно, что для таких, если говорить прямо, репрессивно-модернизационных мер нужны жёсткость и уверенность в выполнении указаний. И теперь многим членам ЕС придётся радикально пересмотреть свои взгляды на жизнь.

Создание такого наднационального и отнюдь не бутафорского органа управления всей еврозоной, неизбежно обернётся для всех членов ЕС потерей некоторой части суверенитета. Что касаемо особо проблемных мест, вроде Греции или Португалии, то эта утерянная часть может быть весьма большой, по-крайней мере, пока ситуация не выровняется. И Евросоюз превратится в обычную конфедерацию, какой в определенные периоды своей истории были Советский Союз и США.

Думается, подобная сдача части суверенитета в управлении даже собственными финансами будет неприятным сюрпризом для государств, желающих войти в ЕС несмотря ни на что, под лозунгом «европейского выбора» и т. д.

Вряд ли можно надеяться, что все без исключения члены ЕС согласятся безболезненно поступиться частью собственной власти. Даже ратификация Лиссабонского договора оказалось делом долгим и полным нюансов. Неудивительно, что практически одновременно с новостью о введении общеевропейского руководства зазвучали голоса, предрекающие изменение границ Евросоюза.

Развалиться совсем Евросоюз вряд ли способен. Поодиночке в кризис можно выжить и сохранить прежнее влияние лишь тогда, когда государство является очень мощным во всех смыслах. В настоящее время ЕС представляет собой некий недооформленный, но всё же полюс силы. В случае отказа от идеи «объединённой Европы» в ту же Грецию и Португалию вполне способен прийти Китай, уже занявшийся освоением украинского экономического пространства. И конкурировать с Китаем Франции и Германии придется нелегко.

Конечно, есть самый очевидный выход — после безуспешных попыток спасти некоторые экономики, исключить их из зоны евро или из ЕС вообще, чтобы жили дальше самостоятельно, в меру собственного экономического видения и потенциала. В итоге возникнет ЕС в концентрированном виде, сохранивший все свои сильные стороны. Но проблема в том, что нет предусмотренной процедуры выхода страны из ЕС. Ни полного, ни частичного. Кроме того, Европейский центральный банк долгое время скупал разнообразные долговые обязательства государств ЕС, пребывающих ныне в плачевном состоянии. Среди прочего, было выкуплено долговых обязательств Италии и Испании на впечатляющую сумму в 22 миллиарда евро.

В случае попытки «развода» неизбежно возникнет проблема возврата денежных средств. К тому же, против такого варианта уже сейчас горячо протестуют в Греции, правительство которой было обижено отказом Меркель и Саркози принять идею единых европейских облигаций, которую Греция по понятным причинам активно лоббировала. «Европейские облигации» помогли бы нивелировать процентную разницу по кредитам для более и менее надежных заемщиков еврозоны. Ярче всего протестовали греческие коммунисты, представляющие третью по численности политическую силу в стране.

«Предварительное соглашение Меркель и Саркози подтверждает их намерение прийти к народам Европы с огнем и мечом, чтобы защитить мощь своих монополий от углубляющегося кризиса», — говорится в заявлении Коммунистической партии Греции. Защита монополий, разумеется, присутствует. Однако европейская солидарность, о которой так много говорили последние годы в Брюсселе и Страсбурге, является скорее теоретической схемой, а не мировоззрением большинства жителей ЕС. Реальность такова, что жители Франции и Германии не понимают, почему они должны на постоянной основе дотировать своими налогами Португалию или Грецию.

Можно взглянуть на ситуацию и с другой стороны — а что будет, если от евро откажутся Франция и Германия? В таком случае возникнет довольно странная еврозона, с «флагманами» в лице кризисных Италии и Испании. В возможность согласованной и плодотворной работы такого образования верится с большим трудом. «Двойственный альянс» Франции и Германии выглядит более гармонично.

В предложении Меркель и Саркози сплелось множество факторов. И собственное политическое будущее, и демонстрация того, что Евросоюз по-прежнему представляет собой структуру «Германия, Франция и другие», ведь только представители этих двух промышленных локомотивов регулярно предпринимают попытки вытащить — пускай и исключительно на собственной спине, всю еврозону целиком. Учитывая общую медлительность, с которой принимаются обязывающие к действиям решения в ЕС, можно предполагать, что план переформатирования ЕС по сценарию Германии и Франции будет весьма сложно реализовать в ближайшие год-два. Резких движений по отношению к отстающим государствам ожидать не стоит — слишком много уже сделано в рамках общеевропейского союза, и слишком многого не хватает, чтобы его демонтировать безболезненно, пускай даже частично.

Точно так же не стоит ожидать и нового продвижения Евросоюза на восток. С учётом того, что главная причина мирового финансового кризиса под названием Соединенные Штаты Америки не собираются отказываться от наращивания своего госдолга в геометрической прогрессии, весь мир — а значит и ЕС — ждёт ещё немало интересных моментов. И число сторонников Европейской конфедерации, с едиными органами финансов и управления, будет только расти. Вот только границы этого образования будут, возможно, проходить на сотни километров западнее нынешних границ ЕС.

Александр Вишневский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • В настоящий момент Меркель отвергает идею выпуска единых бондов. Для начала нужно наладить процесс интеграции стран ЕС, в результате которой пред миром предстанет «новая Европа» с неофициальным центром в Берлине. И только после этого Германия будет готова позволить ЕЦБ накачивать экономику региона ликвидностью, обеспечив наполнение Европейского фонда финансовой стабильности необходимым объемом средств.

  • На 7 сентября в Конституционном суде ФРГ запланированы публичные слушания по иску против первого пакета финансовой помощи Греции. Иск был подан представителем партийного блока ХДС/ХСС, и речь в нём идёт о том, что выделение таких кредитов нарушает ряд статей немецкой конституции. Ситуация неоднозначна настолько, что канцлер Меркель отменила свое участие в Мировом политическом форуме, который будет проведён 7-8 сентября в Ярославле.

  • Не стоит сводить жизнь или смерть немецкой и французской промышленности исключительно к стоимости русского газа. Но в ситуации, когда, согласно докладу Еврокомиссии, общий уровень государственной задолженности еврозоны в 2012 году повысится до 90,4% от ВВП всего валютного блока с 88,0% в 2011 году, сэкономленные на транзите миллиарды могут оказаться весьма значимыми.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • Ситуация в Италии стремительно меняется. Если изначально страна была лишь одним из возможных кандидатов в «неудачники», то сейчас она — главная жертва долгового кризиса. Постепенное увеличение затрат по обслуживанию суверенного долга, несмотря на программу выкупа облигаций Европейским Центральным банком, говорит о крайне тяжелом положении. Рост доходности облигаций может очень дорого обойтись итальянской экономике, как и экономике стран Еврозоны, спровоцировав длительную рецессию. Аналитики уже сейчас отмечают, что восстановление экономики ЕС остановилось, доверие со стороны инвесторов снижается, негативно влияя на уровень инвестиций и потребление. Слабый рост мировой экономики сдерживает экспорт, а срочная консолидация бюджетов негативно отражается на внутреннем спросе.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.