Главная | Экономические интересы

ТРИ ИСТОЧНИКА И ТРИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ
СОВРЕМЕННОГО ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА

Современный мир сотрясают кризисы. То финансовый, то политический, а то и вовсе Фукусима. Известный французский социолог Дени Дюкло в статье, опубликованной в «Le Mond Diplomatique», попытался найти связь между ними. Получилось очень интересно, но не бесспорно. По мнению Дюкло, все три кризиса — порождение мировой системы капитализма.

«Власть, обнаженная собственными кризисами»

Так французский ученый назвал свою статью. Сама попытка поискать причины, объединяющие все три наиболее тревожных явления в современном мире, безусловно, заслуживает уважения. В бурном море потрясений, которым подвержена окружающая нас действительность, редко кому удается разглядеть за отдельными событиями какие-либо закономерности. Вот вкратце вопрос, которым задается Дюкло:

«Мир сотрясают три кризиса. Их невозможно свести к трем событиям, которые мы видели на телеэкране: финансовой панике в конце 2008 года, атомной катастрофе в Фукусиме, начавшейся 11 марта 2011 года и арабским революциям, начавшимся 14 января 2011 года. Казалось бы, невозможно сравнивать эти события, происшедшие в трех разных областях человеческой жизни. Первый кризис, который, как может показаться, разразился в виртуальной сфере, привел к исчезновению триллионов долларов с текущих счетов. Второй был вызван серьезной аварией на АЭС, обеспечивавшей Японию энергией. Третий был порожден массовым восстанием народов против военно-полицейских режимов. Действительно, что общего между двумя катастрофами, одна из которых — результат «триумфа жадности», а другая — стихийного бедствия, предвидеть которое невозможно, и массовым народным движением, получившем название «Весны Народов»?»

А вот как французский философ отвечает на этот вопрос: «Столь разные на первый взгляд явления объединяет одно — они ставят под сомнение мировую капиталистическую систему. Их результатом необязательно станет глобальный хаос, они могут стать причиной и такого развития событий, которое освободит нас и окажется, как говорили марксисты, «повивальной бабкой истории»1. Общей чертой этих кризисов является то, что они ослабляют три ключевых столпа системы:
— её энергетическую базу,
— способ, которым при помощи денег направляются человеческие трудовые ресурсы,
— потребность политической стабильности, особенно вблизи либеральных центров.

В каждой из этих сфер кризисы являются проявлением того же самого разврата, который создает недопустимые технологические угрозы, финансовые риски, не поддающиеся управлению и непереносимые авторитарные ограничения. Кризисы обнажают стройный уклад условий, позволяющих выжить господствующему механизму максимизации производительности, контролируя и беспощадно эксплуатируя и человека, и природу. Так примат финансов над экономикой подчиняет человеческую деятельность логике производительности».

Три составные части кризиса

Приняв в качестве исходных посылок эти заявления Дюкло, попытаемся проанализировать каждый из трех «столпов системы» сначала с точки зрения их реального существования, а затем и обоснованности объединения воедино столь, на первый взгляд, разных и даже несовместимых явлений.

1. Энергетика

Тезис о том, что энергетика является одним из столпов существующей системы капиталистического хозяйства, пожалуй, можно принять без дискуссии. Не столь убедительно выглядят рассуждения Дюкло о технологических угрозах, которые он считает неизбежным злом, присущим этой отрасли мировой экономической системы. Без энергетических ресурсов современное промышленное производство, в принципе, невозможно. Вопрос об опасности, скрытой в этом секторе экономики, несомненно, существует. Это не только ядерная энергетика, погубившая экономику Японии, но и нефтяная, и газовая отрасли. Теоретически, конечно, лучше бы не строить АЭС, не добывать нефть и газ, сохраняя природу в ее девственном виде. Разлив нефти в Мексиканском заливе США — это экологическая катастрофа, может быть и не столь ужасна по своим последствиям, как авария в Фукусиме, но тоже достаточная угроза экологии.

«Зеленые» настроения, вообще, свойственны левой европейской интеллигенции, но сегодня, увы, альтернативы существующей энергетической системе нет. Возобновляемые источники энергии (ветер, солнечная энергия, энергия приливов и пр.), конечно, подкупают своей экологичностью, но на нынешнем уровне развития технологии не могут рассматриваться в качестве альтернативы углеводородам и атомной энергетике. Единственный вывод, который можно сделать из логических конструкций французского ученого, — это минимизация экологического ущерба и максимальная безопасность. Необходимо изменить традиционные подходы к атомной энергетике, наращивая меры безопасности, и усилить контроль за методами добычи углеводородного сырья с целью предотвращения возможных экологических катастроф. Иного решения не существует, т. к. представить себе нашу планету без энергоресурсов углеводородного природного происхождения и ядерных искусственного — невозможно. Без них человечество обречено если не на гибель, то на прозябание и отказ от всех плодов технологической революции ХХ века.

2. Виртуальные финансы

«Виртуальная экономика — это не столько аберрация, сколько поле маневра глобализованной власти, получающей благодаря ней способность перемещать заводы вместе с рабочими, создавать развивающиеся экономики, империи-заводы и континенты-офисы, противопоставляя их производительность накручиванию консумпции. Иными словами, смещение центра тяжести экономической системы в сторону её финансовой составляющей, имеет целью создание очень дорогостоящих рамок мировой экономики. Её кризис, проявляющийся в надувшихся пузырях банкротств, дискредитирует общий способ управления созидательной ролью человека в этой системе».

С этим тезисом Дюкло трудно не согласиться. Хваленая «невидимая рука рынка» не в состоянии сбалансировать пропорции между реальным производством и финансовыми инструментами, первоначальное назначение которых — обслуживание экономических отношений между производителями товаров и услуг — неузнаваемо изменилось в конце ХХ столетия и привело к их примату над сферой, ради обслуживания которой они, собственно, и были созданы. Лопнувшие в 2008 году пузыри банкротств на американском рынке недвижимости — результат воцарившегося в мировой финансовой системе господства деривативов — производных финансовых инструментов. Хотя на внебиржевом рынке они обращаются уже более ста лет, к нынешнему их значению в финансовой системе они начали стремиться с 26 апреля 1973 года, когда на Чикагской опционной бирже впервые началась торговля ими. Став важным инвестиционным инструментом и средством хеджирования, деривативы привели к катастрофическому дисбалансу мирового финансового рынка. По разным оценкам совокупная стоимость всех производных финансовых инструментов, обращающихся на всех биржах мира, превысила в 2008 году совокупную капитализацию всех компаний мира от 10 до 50 раз. Именно об этом и пишет Дюкло:

«Финансовая система использовала тот факт, что либеральные государства обходились с ней как с яичком, используя для того, чтобы жировать на публичных долгах, манипулировать кредитными предложениями и принуждать должников к сделкам, приносящим огромные прибыли либо заманивания их в невидимые ловушки. Аналогия между кризисами финансовым и атомным становится еще более очевидной, если принять во внимание бессилие правительств перед проблемами, требующими разрешения. На Фукусиме стержни реакторов поливали водой, чтобы охладить, а банки засыпали деньгами, чтобы предотвратить последствия лопнувших спекулятивных пузырей».

Красивая аналогия между ядерной катастрофой и банковским кризисом носит все же внешний характер и не отражает подлинного характера этих явлений. Здесь Дюкло явно пожертвовал внутренним содержанием ради удачной метафоры. На самом же деле финансовая система, несомненно, нуждается в капитальном ремонте, результатом которого станет возвращение к первоначальным ценностям рыночной экономики и отход от ее неестественного нынешнего состояния, когда инструмент становится важнее цели, ради которой он произведен.

3. Роль демократии в мировой капиталистической системе

«Если бы не удушение политических свобод в странах, окружающих рыночные демократии, в которых, якобы, господствует правопорядок, миллионы людей имели бы неодолимую тягу к рынкам труда, отдаленным от их места жительства, а конфликты общественные и религиозные были бы отложены sine die2 самой возможностью спокойной глобализации торговли. Ведь сами демократы видели в режимах эвфемистично называемых «умеренными» защитный вал, хранящий их от мирового конфликта, которым угрожает ближневосточная бочка пороха. Поэтому требования взбунтовавшихся народов вызвали огромную тревогу, не слишком удачно замаскированную выжидательной позицией», — пишет Денни Дюкло.

С этим, казалось бы, трудно не согласиться. С точки зрения леволиберального интеллигента, каковым и является уважаемый французский ученый, картина выглядит именно так. Но такой подход ущербен в силу идеалистического представления о свободе в её классическом понимании. Какие страны Дюкло имеет в виду, называя их «защитным валом» рыночных демократий от «ближневосточной бочки пороха»? Это видно из следующей цитаты: «...арабские принцы вместе подавляют демонстрации в Бахрейне, магрибские военные картели тайно поддерживают полковника Каддафи, и всё это работает безотказно, причем западное недоверие к арабской молодежи тоже делает свое дело».

Ни у кого из нормальных людей не вызывают симпатий совместные силовые акции Саудовской Аравии и ОАЭ против массовых протестов шиитского большинства весной этого года в Манаме, полковник Каддафи тоже вряд ли может служить образцом демократического правителя. Но почему-то победившие арабские революции тяготеют к радикальному исламу со всеми его прелестями вроде шариатских судов, а не всеми нами любимой толерантной демократии, уважающей права человека и обеспечивающей равенство всех граждан во всех сферах: политической, социальной и культурной. Можно, конечно, быть идеалистом и призывать к свержению авторитарных режимов арабских принцев и прочих лидеров «революций», но даже американские неоконсерваторы начали задумываться над последствиями свержений авторитарных арабских правителей, державшими в узде радикально настроенных исламских фундаменталистов. Неужели мсье Дюкло, не насмотрелся на бунтующую арабскую молодежь в Париже? Или в 16 округе этого замечательного города, где расположен Национальный Исследовательский Центр, в котором он работает, и который известен как «посольский»3, полицейская охрана усилена настолько, что до этого спокойного места не докатываются волны уличных беспорядков?

4. Что в остатке?

Полностью разделяя мнение французского ученого об авторитарных режимах, которые славятся «...тюрьмами, переполненными политзаключенными, а также непотизмом и жадностью своих политических классов», соглашаясь с его оценкой

диктаторских элит, которые «до последней минуты не могут вообразить, что их дворцы — это ловушки и что их привилегии уничтожит улица (которую они презирают), а так предусмотрительно спрятанные за границей активы могут быть заморожены», хочется всё же сохранить трезвый прагматичный подход к арабским революциям, последствия которых могут угрожать привычному для нас миру, основанному на моральных ценностях христианства, независимо от нашего отношения к религии.

Денни Дюкло считает ответом на три «скрещенные» между собой кризиса, обнажающими примат денег, технологии и власти, ожидание «трех освобождений»:
— человеческого труда,
— природы, которую дольше невозможно хищнически эксплуатировать,
— свободное участие в политической жизни «планетарного общества» вместо власти военно-полицейских режимов, и ксенофобской регрессии, все более явственно ощущаемой на Западе — предполагаемой колыбели либерализма.

Такова позиция французского интеллектуала в дискуссии о неудачной европейской мультикультурной политике, очевидном экологическом неблагополучии нашей планеты и о причинах кризиса «банковской жадности». Отдавая должное аналитическому дару французского ученого, попытавшегося объединить такие разные социально-экономические и экологические явления в единой модели мира, с уважением относясь к его позиции, позволяющей глубже проанализировать сложную картину всё более глобального человеческого общества, невозможно согласиться с некоторыми из высказанных им мыслей. Впрочем, единомыслие в науке, особенно, в общественной, как мы знаем из нашего исторического опыта, вообще малопродуктивно.

Григорий Тинский

1 Цитата из «Капитала» К. Маркса: «Насилие — повивальная бабка истории».
2 Sine die (лат.) — на неопределенный срок.
3 В 16 округе Парижа размещены посольства более чем 90 государств.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Читатели сайта WIN.ru уже знают, что недавние события в арабском мире ни в коем случае не были стихийными выступлениями народа, стремящегося к свободе. Это организованные из-за границы операции, направленные на дестабилизацию общества по образцу цветных революций, произошедших в последнее десятилетие в некоторых странах Восточной Европы. Одно недавние события пролили свет на манипуляции некоторых зарубежных организаций и целую индустрию, в которую эта деятельность переросла.

  • Для начала хотелось бы сразу обозначить главный тезис материала: Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. В то время, как все чаще появляются все новые и новые данные о проблемах в монетарной политике США, в сводках макростатистики КНР фиксируется фантастический прирост производства стали, чугуна, цемента.

  • Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%.

  • Афганистан, Ирак, выбор многофункционального самолета для польских ВВС, ПРО, Пэтриоты — это только основные примеры, показывающие как сильно мы поверили американцам, не требуя взамен ничего. Что особенно интересно, польские политики, призывающие сегодня к тому, чтобы свернуть, наконец, белый флаг и прекратить внешнюю политику на четвереньках и поклонов в пояс другим державам, как раз и стояли у истоков политики, проводимой в соответствии с раскритикованными ими же принципами. Более того, они делали это с позиций некоего морального превосходства по отношению к другим политическим силам, представляющим, как им казалось, «рыночный» подход к отношениям с США. Отсутствие же напористости по отношению к Америке они объясняли тем, что союз с Америкой этого стоит.

  • Что же заставляло народы неизменно двигаться в одном направлении, из северо-восточных глубин Евразии к её средиземноморско-атлантической окраине? Неужели они и впрямь шли вслед за солнцем? Или у великого многотысячелетнего переселения были более прозаические причины?

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.