Главная | Экономические интересы

ПОТЕНЦИАЛ ЗОЛОТА ИСЧЕРПАН,
ВПЕРЕДИ — «СЕРЕБРЯНАЯ ЛИХОРАДКА»?

Едва ли мы увидим резкое снижение цен на золото, однако, после роста в текущем году, оно уже не столь привлекательно, как это можно услышать из различных биржевых вестников. На рынке есть инструменты, которые способны показать и уже показывают более высокую доходность, и многие основания указывают, что один из таких инструментов — серебро.

С каждым днем мы все чаще и чаще слышим о необходимости вложения в золото, как одного из самого интересного инвестиционного инструмента, в котировках которого продолжается затяжное ралли сроком уже более 10 лет. Но за последние два года ценник на золото показал взрывной рост, причиной которому послужили программы количественной помощи и включение печатного станка США, и как следствие этого сильное ослабление американской валюты.

Инвесторы предпочли «спрятать» свои капиталы в безрисковом активе, так как практически всем очевидно, что в США нет политической воли, чтобы остановить мягкую монетарную политику ФРС, которая так или иначе приведет к раскручиванию инфляционной спирали.

Инфляция в июле в США составила 3,6% в годовом исчислении, максимальное значение с 2008 года, и слухи о возможном старте третьего этапа программы количественного смягчения лишь подогревают инфляционные ожидания. Однако, новостной фон вокруг фантастического роста традиционного «защитного актива» полностью затмил другой «традиционный» финансовый инструмент — серебро, который в этом году показывает не менее ошеломительные уровни доходности и выглядит привлекательнее золота. Фактически, активная фаза роста цен на «благородный метал», которая началась в июле прошлого года и перешла в неконтролируемый рост котировок на возросших объемах, позволила достичь исторических отметок в $50 за унцию. Однако, такое положение дел напугало регуляторов, так как был определенный риск повторения ситуации с «серебряным пузырем» 1980 года.

Этот знаменитый эпизод стал классическим пособием, описывающим борьбу с рыночными манипуляторами. Рынок серебра достаточно специфичен, и одна из его особенностей — он относительно небольшой, поэтому крупному инвестору было достаточно просто «прибрать его к рукам» и диктовать цены на металл. Таким «инвестором» стали братья Хант, когда они начали тотальную скупку серебра, их состояние оценивалось в в 6 млрд долларов, и уже в декабре 1973 года, когда они уже сосредоточили в своих руках контракты на тридцать пять миллионов унций, цена стала быстро подниматься с 2,90 доллара всё выше и выше. Менее чем за два месяца она достигла 6,70 доллара, показав фантастические для того времени уровни доходности. За 10 лет Ханты скупили 150 миллионов унций серебра, или свыше 5 тысяч тонн. Это соответствовало половине американских и примерно 15% всех мировых серебряных запасов.

К середине января 1980 года цена на серебро достигла своего исторического максимума — 52,50 долларов за унцию. Комиссия по срочной торговле (CFTC) и Чикагская товарная биржа вмешались и ввели ограничения на размеры позиций трейдеров, а также более высокие маржинальные требования. Эти усилия сломали игру Хантов и заставили трейдеров продавать для удовлетворения маржинальных требований, что привело к краху котировок металла, начальное снижение довело серебро с внутридневного максимума в $50,36 до $30,25 всего за 3 дня, а затем и к более надежному внутридневному минимуму в $33,10 шесть торговых дней спустя достижения исторического максимума. Через два месяца серебро вернулось ниже $20.

Аналогичную ситуацию мы наблюдали и в начале этого года, и в этот раз регуляторы среагировали аналогично и новые повышения маржевых требований усилили падение цен на серебро, так как и крупные инвесторы и спекулянты вынуждены были фиксировать позиции, чтобы удовлетворить повышенным требованиям для обеспечения позиций. Это обычная практика, необходимая для стабилизации рынков в периоды сильной волатильности, чтобы уберечь трейдеров от дополнительного риска.

Но в этот раз такие действия остановили рост серебряных котировок ненадолго, уже вновь многие аналитики прогнозируют повторение максимальных отметок в $50 за унцию. И это несмотря на то, что инвесторы, вкладывающие средства в ETF-фонды, при покупке оплачивают 100% стоимости контракта, что мешает разогнать цены на металл за счет большого объема спекулятивных позиций, в отличие от ситуации при покупке фьючерсов на COMEX с маржой лишь 5%. Следовательно, у текущего восходящего движения есть четкое фундаментальное обоснование, да и на роль современных братьев Хант претендентов нет.

Теперь вернемся к рассмотрению тезиса: «Серебро, как инвестиционный инструмент, гораздо привлекательнее золота». Существует небольшой набор факторов, который позволяет делать мне столь «спорное» заявление:

Во-первых, как уже упоминалось выше, на рынке серебра большую роль играют крупные частные инвесторы, такие как братья Хант. В то время как рынок золота находится под жестким контролем государственных структур.

Во-вторых, золото используется преимущественно в ювелирном деле и как инвестиционный инструмент, только 10% золота используется в стоматологии и в производстве электроники. А серебро, наоборот, используется преимущественно в промышленности, в высоких технологиях, медицине, пищевой промышленности, для очистки воды, производства бумаги, строительных материалов, для обработки древесины, текстиля, производства потребительских товаров. То есть, одним из важнейших факторов роста цен на серебро является промышленный спрос на данный металл. Поэтому быстрый рост котировок, описанный выше, возможен только при сохранении промышленного спроса на высоких уровнях. Фактически его увеличение на фоне восстановления мировой экономики стало основным драйвером взрывного роста цен на серебро. Многие эксперты ожидают повышения спроса на серебро со стороны промышленности более чем на 6,5 тыс. тонн, что полностью изменит внутренний баланс. Доля этого сектора в совокупном спросе на серебро вырастет до 70%, а на настоящий момент она составляет 50%.

Именно из-за этого серебро уступает золоту как инструменту для бегства из риска, фактически это его «ахиллесова пята». Отчасти тот факт, что серебро активно применяется в промышленности, затрудняет его активные покупки. Как только растет риск повторения рецессии в мировой экономике, инвесторы начинают сокращать позиции, так как опасаются снижения спроса на серебро, равно как и на другие промышленные металлы, как это было в 2008 году во время начала мирового финансового кризиса (см. график цен). Инвестиционный спрос является лишь небольшой долей в общем спросе на серебро.

В-третьих, добыча серебра не покрывает величину мирового спроса, правительственные резервы серебра пока незначительны, а доступность вторсырья (скрапа) для восстановления серебра со временем сокращается. А разведанных запасов серебра, без учета потенциального вторсырья, хватит лишь на полтора десятка лет, если не будет обнаружено новых крупных месторождений.

А из последнего отчета COMEX следует, что совокупный объем серебра, находящегося в депозитариях биржи, впервые опустился ниже 100 миллионов унций, в то время как объем «зарегистрированного» металла, т. е. серебра, доступного для поставки, рухнул до 28 миллионов унций. Продолжающийся отток драгметалла приведет к тому, что запас «зарегистрированного» серебра уже в текущем году будет исчерпан, что может привести к непредсказуемым последствиям.

Все эти три фактора, в совокупности с возрастающим инвестиционным спросом, могут привести к острому дефициту металла, и в этом случае регуляторы уже будут бессильны перед ростом серебра, который, в случае развития событий в рамках описанного сценария, может составить 300%, тем самым сократив отрыв от золота до соотношения 16:1 (за 16 унций серебра можно купить 1 унцию золота). Данное соотношение считают справедливым многие управляющие фондами. Например, Эрик Спротт, являющийся управляющим инвестиционной компании Sprott Asset Management, приводит следующие аргументы:

«На рынке доступно золота в долларовом эквиваленте в 100 раз больше, чем серебра. Люди покупают сейчас и золото и серебро в одинаковом количестве, и если это продолжится, то цена серебра должна вырасти, так как существуют ограниченные поставки серебра. Я думаю, на бирже Comex имеется для продажи около 27 млн. унций серебра стоимостью один миллиард долларов. Что значит один миллиард в наши дни? Я считаю, около 500 организаций смогли бы всё это скупить».

Резюмировать данный материал хотелось бы следующим образом: на финансовых рынках среди спекулянтов и крупных игроков есть определенное правило, согласно которому, если на рынок приходят люди далекие от этой сферы экономики и начинают покупать определенные активы или актив, то это самый точный сигнал, что в сором времени можно будет наблюдать схлопывание «пузыря».

Едва ли мы увидим резкое снижение цен на золото, однако, после роста в текущем году, оно уже не столь привлекательно, как это можно услышать из различных биржевых вестников. На рынке есть инструменты, которые способны показать и уже показывают более высокую доходность, и многие основания указывают, что один из таких инструментов — серебро.

Алексей Пухаев

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

  • Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

  • Для начала хотелось бы сразу обозначить главный тезис материала: Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. В то время, как все чаще появляются все новые и новые данные о проблемах в монетарной политике США, в сводках макростатистики КНР фиксируется фантастический прирост производства стали, чугуна, цемента.

  • Даже текущий уровень безработицы среди молодых людей в Испании может спровоцировать социальную катастрофу или широкомасштабные массовые протесты, которые мы видим, к примеру, в Греции. При этом очевидно, что в рамках нынешней экономической модели проблемы Испании не могут быть решены при любом раскладе.

  • Греческая тема отвлекла инвесторов от других, не менее сложных проблем, связанных с долговым кризисом, однако жестокая реальность вновь заставит вспомнить о серьезном кризисе в банковском секторе. Пока позитивная динамика на рынках еще будет некоторое время сохраняться на фоне растущего потока ликвидности, представляемого регуляторами для поддержки реальной экономики. Однако, такая динамика будет сохраняться только в том случае, если регуляторы продолжат придерживаться мягкого курса. Как только ЕЦБ и ФРС решат «выдернуть» средства обратно или просто остановить «печатный станок», рынки вновь повторят обвал мая 2011 года.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.