Главная | Экономические интересы

ЭКСПРОПРИАЦИЯ «ПОДУШЕК БЕЗОПАСНОСТИ».
Случай Норвегии и случай Ливии

Теоретически, у Ливии есть 100 миллиардов долларов. Практически же новому руководству Ливийского Центробанка пришлось продать 29 тонн золота для обеспечения граждан заработной платой, что составляет 20% от всего золотого запаса. При этом вопрос размораживания даже 15 миллиардов из 80 находится в полной зависимости от того, как будут проходить переговоры ПНС и контактной группы о справедливом распределении концессий в пользу компаний «стран-освободителей».

Новости о финансовом кризисе, охватившем Европу, следуют практически ежедневно, своей частотой, радикальностью и отсутствием радостных сведений всё больше напоминая сводки боевых действий. В ходе которых Германия при поддержке Франции всеми силами старается сохранить ЕС и европейскую валюту в прежнем состоянии и границах, постоянно борясь с центробежными силами, подстёгнутыми жестокой нехваткой свободных капиталов.

Несмотря на то, что главной задачей повестки дня принято полагать спасение Греции, не менее значительной проблемой для идеологии ЕС представляются сепаратистские намерения других членов этой организации, более обеспеченных и значительных. Так, за ослабление связей Великобритании с Европейским Союзом высказался министр иностранных дел Уильям Хейг. «То, что уже сегодня действует в отношении евро, в будущем могло бы касаться и других областей. Мы можем лучше двигаться вперед, оставаясь в стороне», — сказал Хейг в интервью газете The Times 10 сентября. И в качестве главного «тормоза» прогресса указал отсутствие того института, над созданием которого с августа работают Франция и Германия.

Создание еврозоны без согласованной политики, регулирующей государственные расходы и налоговые поступления, министр назвал «большой ошибкой». А крупнейшие банки Великобритании Barclays и Standard Chartered с полным пониманием отнеслись к беспокойству министра, и отказались предоставлять беззалоговые кредиты европейским коллегам, а также сокращают свое финансовое присутствие в наиболее проблемных регионах Европы, таких, например, как Испания. Можно не сомневаться, что такие шаги только ухудшат положение и без того экономически «больной» Европы.

Норвегия, которая «не хотела стать Кувейтом»

Однако стремление спасти свои капиталы путём вывода их из опасных для банковского дела регионов выглядит вполне закономерно и не вызывает, по крайней мере, вопросов этического характера. Особенно по сравнению с другими мероприятиями, которые предпринимаются большими и малыми странами для спасения своих бюджетов.

Крупнейший в Европе Пенсионный фонд Норвегии, который, несмотря на характерное название, выполнял в реальности функции фонда стабилизационного, выдвинул обвинения против крупнейшего банка США Bank оf America в нанесении ущерба посредством ипотечных махинаций. Пенсионный фонд наполнялся, главным образом, за счёт налогов, которые платили нефтедобывающие компании. Это обстоятельство когда-то вызывало особенную гордость норвежского министра финансов Фосса, который заявлял следующее: «все инвестиции, которые делаются по норвежскому стабилизационному фонду, делаются за рубежом, т. е. ни копейки не инвестируется в Норвегии. Дело в том, что мы не хотим, чтобы норвежская экономика полностью была под давлением наших доходов от нефти, мы не хотим, чтобы Норвегия стала маленьким Кувейтом».

Фосс сообщал, что большинство нефтяных компаний, которые осуществляют свою деятельность в Норвегии — это иностранные нефтяные компании. Есть две национальные нефтекомпании: это компания «Статойл», где примерно 70% пакета акций принадлежит государству, и «Норскгидро», где государству принадлежит около 40% акций. Однако норвежский политик с гордостью подчеркивал, что государственные компании не играли существенной роли на рынке добычи нефти и газа, большинство своих доходов норвежское государство получают благодаря имеющимся в его распоряжении финансовым инструментам.

Иными словами, Норвегия, из-за опасений стать «маленьким Кувейтом», отдала всю нефтедобычу на откуп зарубежным компаниям, сама в разработке национальных месторождений участвовала опосредованно, прибыль получала от налогов иностранных компаний, и хранила эту прибыль также за пределами своих границ, в частности — в Bank of Amerika, в фонде, который ранее именовали «Нефтяным», а сейчас — Пенсионным. Не желая инвестировать эту прибыль в какие то собственные энергетические проекты.

И вот, что-то с Пенсионным фондом, размещённым в Bank of Amerika, произошло что-то неприятное. Размеры нанесённого ущерба оценить сложно, ввиду абсолютного молчания, царящего по этому поводу в мировых СМИ. Которое, как правило, наступает всегда, стоит лишь просочиться в открытый доступ неприятным для финансовой системы США сведениям.

Тем более, что Пенсионный фонд Норвегии попадает под удар уже не в первый раз. В 2008 году государственный Пенсионный фонд Норвегии, по сообщению Центробанка Норвегии, потерял на инвестициях 23% своих сбережений — 633 млрд норвежских крон (€71 млрд). Эта история никого ничему не научила, и фонд по-прежнему инвестирует 60% доступного капитала в активы более чем 7000 компаний, разбросанных по всему миру, а остальное размещается в государственных облигациях.

Приведённый выше случай можно отнести к примерам мошеннической деятельности, в которой у потерпевшей стороны остаются шансы добиться справедливости. Однако, одновременно с этим, происходит не менее масштабная операция, которую можно классифицировать исключительно как вооружённый грабёж и разбойное нападение. Посредством которых мировые державы стараются поправить собственные дела за счёт финансов тех, кого права голоса лишили вовсе. Не забывая выдать малую толику лицам, оказавшим содействие к реквизируемым ценностям.

Ливия: «свобода» стоит дорого

Как сообщали мировые СМИ весной, «развитые страны» заморозили все государственные ливийские счета, персональные счета полковника Каддафи, его приближённых, членов их семей. Сколько именно денег было заморожено — сказать затруднялись. Наблюдатели называют сумму с чудовищным разбросом — от 80 до 150 млрд. долларов. И торжественно было обещано — все эти деньги, до цента и евроцента, будут переданы «победившему народу свободной Ливии». Теперь, после того как повстанцы «заняли» Триполи, Национальный переходный совет Ливии (НПС) добивается получения средств из замороженных активов в свои руки. Сколько же осталось от 80 или 150 миллиардов?

25 августа Совбез ООН принял решение о размораживании 1,5 миллиардов долларов США из средств Ливии в американских банках. Австрия, Швейцария, Франция, Нидерланды тоже заявили о своем намерении разблокировать государственные счета, принадлежащие окружению Каддафи. Италия пообещала ливийской оппозиции предоставить активы на сумму 350 миллионов евро. Всего — около 2-3 миллиардов. Получалось как то совсем неприлично, и на конференции «Друзья Ливии» было объявлено о решении разморозить аж 15 миллиардов — эта сумма включает в себя 3 миллиарда долларов в американских и британских банках, 2,2 миллиарда долларов — во французских, 2,6 миллиардов евро — в итальянских, 1 миллиард евро — в немецких, 700 миллионов евро — в голландских. Куда девалось остальное — никто не сообщает. К тому же, ряд экспертов, например политолог из берлинского фонда «Наука и политика» Маркус Кайм (Markus Kaim) считает, что в данное время финансы — не самое главное для Ливии. Ведь эта страна и так богата, ибо обладает крупными запасами нефти и газа! «На данное время гораздо важнее заниматься восстановлением безопасности и развитием политических институтов», — уверен эксперт. В самом деле, зачем и так богатой Ливии её же деньги? У неё теперь есть демократия.

Более того, вопрос размораживания даже 15 миллиардов из 80 находится в полной зависимости от того, как будут проходить переговоры ПНС и контактной группы о справедливом распределении концессий в пользу компаний «стран-победителей». Другими словами, если правительства США, Франции и Великобритании сочтут для себя комфортными те условия концессий, которые им «предлагает» ПНС — то счета будут открыты. До известной, разумеется, степени. Если же условия будут выгодными недостаточно — всегда можно сослаться на мнение члена Палаты представителей Конгресса США Дэйна Рорабахера, который заявил, что раз уж США пребывает в кризисе, а Ирак, Ливия и прочие «молодые демократии Востока» — потенциальные богачи, то не грех бы и компенсировать военные затраты и издержки на «экспорт свободы». Рорабахер явно не одинок в таком мнении, потому что человек он в американской политике значительный ещё со времён Рейгана. В свое время он, будучи спичрайтером, предложил Рейгану к использованию знаменитый шаблон «империя зла».

Великобритания и Франция наверняка не отстанут. Ведь ради счастья и свободы ливийского народа под руководством ПНС они опустошили свои арсеналы высокоточного оружия, которое, как известно, тоже немалых денег стоит. Так что основную часть вылетов против действительно точечных и военных целей выполняли США. Чем бомбили Франция c Великобританией и о какой точности «работы» в городских условиях может идти речь в таком случае — догадаться легко. Неудивительно, что большинство городов Ливии превращено в сущие развалины.

Даже без стоимости боеприпасов, каждый день операции в Ливии (не только воздушные, но и наземные боевые действия) обходится примерно в 10-12 миллионов долларов. Так что вполне объяснимо, по какой причине пресловутые миллиарды Каддафи тают, будто весенний снег. И смета построения демократии может быть даже больше, чем теоретически доступная ПНС сумма. Госсекретарь США Хиллари Клинтон предупредила, что военная победа повстанцев в Ливии не означает моментальную стабилизацию обстановки в этой стране. «Работа не заканчивается с концом репрессивного режима. Выигранная война не дает гарантий, что будет выигран и мир», — заявила она. В Афганистане США присутствует уже 10 лет. В Ираке — 8. Впрочем, если у ПНС не хватит даже виртуальных денег — не беда, всегда готовы помочь кредитами структуры МВФ.

Ну а о том, что американский инвестбанк Goldman Sachs без каких-либо компенсаций просто «потерял» в кризис $1,3 млрд., принадлежащих инвестфонду Муаммара Каддафи, сегодня и вспоминать как-то неприлично. По сравнению со всем, что описано выше, это и впрямь сущая мелочь.

При этом даже те деньги, которые планируется «передать» Ливии, тоже едва ли пойдут на социальные расходы и восстановление разрушенной страны. Как уже сообщалось, за счёт этих средств будут оплачены услуги американских и европейских специалистов во всех областях гражданской и военной жизни, доставка «гуманитарной» помощи, поставка оружия будущей ливийской армии. Ради последнего Саркози и Кэмерон, во время беседы с руководством ПНС даже пообещали поскорее снять эмбарго на торговлю оружием. Кроме того, из Лондона привезли 40 тонн свеженапечатанных ливийских денег. Разумеется, тоже сделано тоже отнюдь не бесплатно. На принадлежащих Ливии счетах в Лондоне лежали вовсе не динары, а доллары, фунты и евро. А вернулись в Ливию — 280 миллионов ливийских динаров, причём по весьма интересному обменному курсу. По заявлениям ПНС, 280 миллионов динаров составляют 234 миллиона долларов по курсу 1:1,19, причём в уплату за печать ещё Джамахирия направила 1,5 миллиарда долларов.

Теоретически, у Ливии есть 100 миллиардов долларов. Практически же новому руководству Ливийского Центробанка пришлось продать 29 тонн золота для обеспечения граждан заработной платой, что составляет 20% от всего золотого запаса. Такую неоднозначную сделку сначала попробовали свалить на Каддафи, который, якобы, продал золото для оплаты наёмников. Со слов «очевидцев» была состряпана душераздирающая история о том, как чиновники Центробанка чуть ли вразнос торговали золотом, от 22 каратных монеток до слитков в... 12 килограммов весом. Ливия, конечно, была очень богатой страной. Но представить себе массовую закупку населением слитков золота в 12 килограммов можно с большим трудом. Откуда у населения вообще такие долларовые запасы, с которыми они расстались в предельно сжатые сроки безо всяких экспроприаций?

Впрочем, новый глава ЦБ Хассем Ассоз при вступлении в должность неосторожно признался в том, что активы банка полностью сохранились, ничего не было украдено. И золото продали сами «мятежники».

Получается, что Ливию завоевали, а ливийское национальное богатство экспроприировали... за ее же деньги. Причем новые власти остались ещё и должны «освободителям» немалые денежные суммы, а также вынуждены были дать обязательства по передаче «союзника» нефтяных месторождений. Наблюдателям же остается лишь восхититься «эффективным менеджментом» атаковавшей Ливию коалиции, положившей себе в карман десятки миллиардов долларов. А в перспективе, можно не сомневаться, счет пойдет на сотни.

Александр Вишневский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Непонятно, каким образом иностранный военный контингент, фактически представляющий собою оккупационные части, сможет укрепить статус нового правительства Ливии. Но если судить об этой новости через призму концепции Рорабахера — всё логично. Ведь нужен кто-то, постоянно напоминающий облагодетельствованным ливийцам о необходимости оплаты счетов за демократию.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • Что будет, если развивающиеся страны решат последовать примеру Китая, который постепенно снижает зависимость от внешних рынков, развивая рынок внутренний, и предпочитает не вкладывать деньги в разнообразные фонды, которые потом уйдут на условную «Грецию» и с большой вероятностью будут списаны? Пекин, как известно, не разбрасывается деньгами и следует тактике точечной скупки технологий, предприятий, и ресурсов.

  • Если смотреть на вещи объективно, то «Газпром» и российские финансовые учреждения в отношении Украины выступают аналогами МВФ и прочих кредитных организаций. Если украинские элиты осознают, что их личные амбиции не всегда тождественны национальным интересам Украины, то возможность выстроить действительно привлекательную для Украины схему взаимодействия все ещё остается.

  • Глобализация играет с мировой экономикой злую шутку. Проблемный регион очень сложно «локализовать» и поместить в финансовый «карантин», изолировав от более-менее здорового тела ЕС до выздоровления. Такие медицинские аналогии сейчас очень популярны — бывший главный экономист МВФ Кеннет Рогофф недавно заявил, что «евро переносит кризис, как заразу, из одной страны в другую». К тому же, в Европе сразу несколько «больных». И «врач» находится в одной палате с «пациентом».

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.