Главная | Экономические интересы

ОСАДА «ГАЗПРОМА». Часть I

Нет никаких сомнений в том, что атака на Газпром мотивирована целым рядом факторов, среди которых нет недостатка и в политических. Но в природе не существует одномерных явлений. Для того чтобы понять если не все, то, по крайней мере, основные причины «нападения на Газпром», необходимо проанализировать целый ряд экономических и политических событий, предшествовавших беспрецедентным действиям Еврокомиссии.

28 сентября с. г. антимонопольные органы Европейской Комиссии провели обыски в офисах 20 компаний в Центральной и Западной Европе. Эта акция коснулась «дочек» и партнеров Газпрома в Германии, Австрии, Чехии, Балтийских республиках и Польше. Среди обысканных и немецкие гиганты Е.ON и RWE, польский государственный концерн PGNiG и EuRoPolGaz. Последнему принадлежит система транзитных газопроводов Ямал-Европа на территории Польши.

Над евробюрократией можно подшучивать, но недооценивать ее нельзя. Инспекторы Еврокомиссии подошли к делу со всей серьезностью. На время обысков были заблокированы мобильные телефоны всех сотрудников, скопировано содержимое жестких дисков компьютеров и вся документация на бумажных носителях. Брюссельский пресс-релиз был краток и расплывчат: «Комиссия расследует возможную практику нарушения свободы конкуренции в поставках газа в страны-члены ЕС в Центральной и Восточной Европе».

Санкции за нарушение антимонопольного законодательства в Евросоюзе совсем не шуточные. В 2002 году антимонопольный комитет ЕС объявил, что налагает штраф в размере 478 млн. евро на строительные компании — французскую Lafarge SA, немецкую Knauf GmbH, бельгийскую Gyproc и британскую BPB Plc — за участие в картельном сговоре.

В 2003 году антимонопольные власти Германии оштрафовали цементные компании — французскую Lafarge, швейцарскую Holcim, немецкие HeidelbergCement, Dyckerhoff, Schwenk Zement и Readymix АG — на 660 млн. евро по обвинению в сговоре об объемах производства.

В 2004 году Еврокомиссия взыскала с американского производителя программного обеспечения Microsoft 497 млн. евро, также предписав компании продавать операционную систему Windows без предустановленного проигрывателя медиафайлов.

В 2008 году антимонопольная комиссия ЕС оштрафовала Microsoft на 899 млн. евро. В том же году Еврокомиссия приговорила четыре стекольные компании — японскую Asahi, британскую Pilkington, французскую Saint-Gobain и бельгийскую Soliver — к штрафу в размере 1,3 млрд. евро за картельный сговор.

В 2009 году Еврокомиссия оштрафовала американского производителя процессоров Intel на 1,06 млрд. евро за препятствование свободной конкуренции и выставила штраф в размере 1,106 млрд. евроэнергетическим компаниям — немецкой E.ON Ruhrgas и французской GDF Suez.

В 2010 году Еврокомиссия наложила на индийско-люксембургскую металлургическую компанию ArcelorMittal и еще 16 компаний штраф в 518 млн. евро.

Суммы штрафов вполне серьезные, даже для такого гиганта как Газпром. В соответствии с новым европейским антимонопольным законодательством размер штрафа определяется в процентах от выручки компании, т. е. от оборота. По мнению многочисленных европейских экспертов, обвинения Газпрома в монополизме не так уж бесспорны с точки зрения права. Дело в том, что большая часть контрактов на поставку газа в Европу подписаны задолго до принятия нового европейского законодательства, и какими законодательными актами сегодня должны руководствоваться поставщики и покупатели газа на Старом Континенте, вопрос, дипломатично выражаясь, дискуссионный.

Детали этих старых договоров до сего времени были недоступны для Европейской Комиссии. Известны примеры, когда правительства стран-покупателей российского газа отказывали ЕК в праве ознакомиться с документами на эту тему. В прошлом году такая история приключилась, например, в Польше. Посетившему эту страну еврокомиссару по вопросам энергетики Гюнтеру Этингеру польское правительство заявило, что цены, по которым поляки закупают российский газ, являются коммерческой тайной, и господин Этингер вынужден был уехать ни с чем. Теперь же в результате обысков Еврокомиссия получит информацию обо всех обстоятельствах газовых сделок.

Независимые эксперты считают нынешнее давление на «Газпром» беспрецедентным. Директор департамента компании «2К Аудит — Деловые консультации / Morison International» Александр Шток считает, что подобная операция могла быть санкционирована Еврокомиссией на основе третьего энергопакета ЕС, который серьезно ужесточает антимонопольное законодательство на территории ЕС.

Нет никаких сомнений в том, что атака на Газпром мотивирована целым рядом факторов, среди которых нет недостатка и в политических. Но в природе не существует одномерных явлений. Для того чтобы понять если не все, то, по крайней мере, основные причины «нападения на Газпром», необходимо проанализировать целый ряд экономических и политических событий, предшествовавших беспрецедентным действиям Еврокомиссии.

Фукусима, Газпром и квадратура круга

Последствия аварии на атомной электростанции в японской Фукусиме оказались гораздо более глобальными, чем можно было ожидать. Жертвой этой катастрофы оказалась даже далекая Европа. Многолетние усилия «зеленых», долгие годы боровшихся против атомной энергетики оказались вознаграждены. Немецкое правительство приняло решение в срок до 2022 года полностью отказаться от АЭС. Соответствующие законодательные акты были приняты в июне и июле с. г. Бундестагом и Бундесратом.

В Германии большинство экспертов признает, что решение было принято под эмоциональным влиянием Фукусимской катастрофы и не подкреплено серьезными расчетами. Несмотря на заверения Ангелы Меркель о том, что отказ от ядерной энергии — это огромный шанс для немецкой экономики и что «закрытие АЭС будет проводиться постепенно, при условии гарантированных безопасных поставок иных энергоресурсов», большинство немцев не без оснований опасаются высоких цен на электроэнергию, нестабильности поставок и ухудшения экологии. Правительство же твердит в ответ о новой роли немецкой промышленности в создании «зеленых» технологий, которые станут новым маховиком, призванным раскрутить промышленный бум, и превратятся в новый главный экспортный продукт Германии. Пока же эти благостные времена не наступят, электроэнергия будет производиться с использованием угля и, в основном, природного газа, импортированного из России.

Канцлер Ангела Меркель в своем выступлении перед депутатами Бундестага 9 июня 2011 года признала, что правительственная программа строительства «новой архитектуры энергоснабжения» напоминает «квадратуру круга». Вот только некоторые экономические и социальные последствия отказа ФРГ от атомной энергетики.

В марте 2011 года решением правительства после аварии в Фукусиме в Германии была прекращена работа 8 АЭС, общей мощностью 8 гигаватт. До конца 2022 года будет прекращена работа АЭС совокупной мощностью более 20 гигаватт. С помощью ядерной энергии в ФРГ вырабатывается около 30% электроэнергии. Выработка электроэнергии с помощью возобновляемых источников («зеленые» технологии) по разным данным составляет от 10 до 17%. Оптимисты утверждают, что к 2020 году этот процент может вырасти до 38, благодаря строительству больших ветряных электростанций и развитию солнечной энергетики. А до этого времени должно расти производство электричества на газовых и угольных станциях при увеличении импорта энергии из Франции и Польши. Всё это должно сопровождаться ускоренным развитием линий электропередачи. До того же 2020 года в Германии должно быть построено около 4450 км таких линий.

Расходы на воплощение в жизнь немецкой энергетической Стратегии 2020 пока никто не посчитал. Ясно, что это будут десятки миллиардов евро. Немецкая промышленность от этих новаций вовсе не в восторге. Она опасается повышения цен на электроэнергию, нестабильности поставок энергоресурсов, замещающих АЭС, а также экологических последствий, которые в ФРГ имеют экономическое выражение в сертификатах эмиссии СО2, за которые придется платить. Первым следствием решения об отказе от АЭС стало падение курсов акций энергетических концернов RWE, E.ON и EnBW. Оживились и лоббисты. Принять участие в формировании антиатомного законодательства захотели и производители оборудования для производства электроэнергии из обновляемых источников, объединенные в профессиональные ассоциации, такие как Bundesverband Erneuerbare Energie (Федеральный Союз обновляемых источников энергии), коммунальные электросети и ланды, на территории которых размещены предприятия, производящие оборудование по «зеленым» технологиям. Северная Рейн-Вестфалия требует увеличения добычи угля, который должен стать основой переходной технологии получения электроэнергии. Одним словом, конфигурация политической и экономической жизни ФРГ изменилась не на шутку.

Отказ ФРГ от АЭС дестабилизирует Европу

Упомянутый выше еврокомиссар Гюнтер Этингер в связи с запретом АЭС в ФРГ заявил, что «газ будет главным мотором экономического роста, потому что больше обновляемых источников энергии означает одновременно и больше газа». Ему вторит управляющий директор PricewaterhouseCoopers Ронан О`Риган: «Газ будет необходим, как страховка та тот случай, когда ветер не дует, а солнце не светит».

Бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер объясняет, откуда в Европу должен поступать газ: «Газ необходим в качестве замены атома. А получать его можно только оттуда, где он есть. Можно из Северной Африки, можно из Ирана, но — с ограничениями. Или из России — без ограничений».

Немецкий вице-канцлер и министр экономики Филипп Рёслер во время своего июньского визита в Москву уже вел переговоры об увеличении поставок газа, и получил заверения Алексея Миллера не только о регулярных поставках газа, но и о желании Газпрома приобрести акции находящихся не в лучшем финансовом положении RWE и E.ON. 14 июня Газпром подписал меморандум о стратегическом партнерстве с RWE в строительстве газовых и угольных электростанций в Европе. Российские инвестиции на немецком энергетическом рынке были важнейшим вопросом немецко-российских межправительственных консультаций в июле. Газпром в настоящее время поставляет около 40% газа на немецкий рынок и через партнерские связи с немецкими энергетическими концернами контролирует более 20% газового рынка ФРГ. Если планы приобретения акций немецких компаний осуществятся, по разным оценкам в руках российской компании может оказаться до 50% этого рынка.

Запрещение эксплуатации АЭС на территории ФРГ имеет значение не только для самой Германии. Французское правительство потребовало в связи с этим проведения специального совещания министров энергетики стран-членов ЕС для обсуждения вопроса о стабильности поставок электроэнергии в страны ЕС. Экспорт из Германии чрезвычайно важен для таких регионов Франции, как Бретань и Прованс, а также таких стран, как Бельгия, Голландия и Австрия. Эксперты уже предсказывают, что следующим шагом Германии на пути борьбы за безопасность станет пересмотр трактата ЕВРОАТОМ, вплоть до включения повышенных требований по безопасности атомных станций в европейскую конституцию — Лиссабонский Договор.

Этот Договор, подписанный 13 декабря 2007 года, чуть было не спровоцировал распад Европейского Союза. Каждый его пункт вызывал столь ожесточенные споры, что многие уже просто не верили в возможность его подписания. Попытаться сегодня внести в него хоть какие-либо изменения — значит нарушить и без того хрупкую стабильность Объединенной Европы. Известная своей приверженностью ядерной энергетике Франция (вторая после Германии страна, буквально цементирующая ЕС идеологически, экономически и политически) вряд ли будет в восторге от немецких предложений. Так высока цена аварии на Фукусимской АЭС и так же непредсказуемы все ее последствия.

Григорий Тинский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • 28 сентября с. г. антимонопольные органы Европейской Комиссии провели обыски в офисах 20 компаний в Центральной и Западной Европе. Эта акция коснулась «дочек» и партнеров Газпрома в Германии, Австрии, Чехии, Балтийских республиках и Польше. Среди обысканных и немецкие гиганты Е.ON и RWE, польский государственный концерн PGNiG и EuRoPolGaz. Последнему принадлежит система транзитных газопроводов Ямал-Европа на территории Польши. Практически одновременно по Газпрому был нанесен удар во фланг с юго-восточного направления.

  • Среди множества пословиц и поговорок, которыми столь богаты народы Европы, в последнее время особенно часто вспоминается одна английская. О том, что когда правила игры не позволяют выигрывать, джентльмены пытаются всеми доступными способами эти правила изменить. Наблюдая за развитием событий в сфере энергетических межгосударственных отношений, можно сделать именно такой вывод.

  • Для того, чтобы снизить зависимость от поставок газа из России, Германия стала развивать альтернативную энергетику, но в итоге попала в зависимость от Китая. Теперь немецкие фирмы пытаются наладить поставки редких металлов из... России. То есть вернулись к тому, с чего начали. Правда, платить за альтернативную энергетику приходится дороже, чем за газовую.

  • В самые ближайшие годы энергетическая карта мира имеет все шансы претерпеть самые радикальные изменения. Будут предприняты новые попытки снизить роль транзитных государств и увеличить количество альтернативных поставщиков. Все стороны, как продавцы, так и потребители, перед лицом финансового кризиса получат дополнительную мотивацию обеспечить себе как можно большую свободу маневра.

  • В первые дни новогодних праздников в сфере международных газовых отношений произошёл ряд интересных событий, способных задать тренд если не на весь 2012 год, то уж точно на первую его половину. При этом, для объективного понимания тенденций, следует учитывать, что существует минимум два активных уровня происходящего, и один-два более статичных.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.