Главная | Экономические интересы

ТРЕУГОЛЬНИК ЕС ТУРЦИЯ РОССИЯ:
Партнеры Анкары оказались в равно невыгодной ситуации

После того, как Россия и Китай воспользовались правом вето и проект резолюции по Сирии, аналогичной ливийской, не прошёл — Эрдоган решил вершить справедливый суд индивидуально. «Переполнивший чашу терпения» турецкого премьера, президент Сирии Башар Асад был уведомлён о том, «вето не остановит Турцию и другие страны, включая ЕС, которые стремятся ввести санкции в отношении Дамаска.

Наряду с очевидными негативными последствиями, которые возникают после каждого мирового кризиса, будь он военно-политическим или чисто финансовым, иногда возникают следствия иного рода. А именно, всё большее влияние приобретают те государства, которые по неким причинам смогли остаться в стороне от хаоса, в который скатились сопредельные державы, блоки и альянсы. Иногда кризисные трансформации бывают столь внушительны, что впору говорить о возникновении новой системы геополитических центров. Одним из таких центров безусловным образом можно считать Турцию. Руководство которой, по всем признакам вознамерилось возродить величие Османской империи, и, как в былые времена, решать судьбы не только Востока, но и Европы. Попутно, что тоже в традиции, всячески усложнять жизнь России.

В отношении Востока, премьер Эрдоган придерживается линии, опробованной его венценосными предшественниками — «проталкивает» выгодную Турции линию самыми грубыми методами, военными угрозами и гневной риторикой. После того, как Россия и Китай воспользовались правом вето и проект резолюции по Сирии, аналогичной ливийской, не прошёл — Эрдоган решил вершить справедливый суд индивидуально. «Переполнивший чашу терпения» турецкого премьера, президент Сирии Башар Асад был уведомлён о том, «вето не остановит Турцию и другие страны, включая ЕС, которые стремятся ввести санкции в отношении Дамаска».

Анкара самостоятельно ввела эмбарго на поставку оружия в Сирию, а также объявила о разработке в инициативном порядке «нового пакета санкций», о котором премьер-министр Турции объявит в «конце нынешней недели». Одновременно с этим, Турция готова воевать Израилем, который «представляет для Турции ядерную угрозу» и отстаивать свои права на нефтегазоносный шельф Средиземноморья посредством ВМФ. То есть, с военными инициативами у Анкары всё в полном порядке — присутствует и политическая воля, и желание, и возможности, раз армия Турции является второй по численности в НАТО после США.

Что касается Европы и России, воевать с ними Турция в прямом смысле слова не будет. А вот средств повлиять на экономику и политику — более чем достаточно. Что самое интересное, Европа своими руками создала условия для этого и подняла Турцию на пьедестал, с которого Анкара может совершенно свободно грозить как России, так и самой Европе.

Как известно, в настоящее время в границах ЕС проходит масштабная административная и правовая реформа под девизом «скажем решительное «нет» компании «Газпром». В рамках этих нововведений предполагается снизить долю русского газа на европейском рынке, добиться от российской компании снижения стоимости газа, избавить «Газпром» от малейших возможностей контроля над газотранспортными сетями, обеспечить поставку газа от альтернативных поставщиков. Ради этого на европейские «Газпрома» был произведён ряд административно-бюрократических атак и внедрены меры, загоняющие российскую компанию в удобные Еврокомиссии рамки.

Другое дело, что ЕС решил начать локальную экономическую войну с «Газпромом» удивительно невпопад, включив в проблему и «турецкий» фактор. С точки зрения отношений Турция-ЕС, затевать поиск новых месторождений газа и путей их транспортировки нужно было или раньше или позже периода невероятно бурной внешнеполитической активности Анкары.

От Турции зависит судьба проекта «Южный поток», который должен своим участком затронуть и турецкие воды Чёрного моря. Анкара демонстрировала в отношении этого проекта классический пример «real politic» — выжимала максимум из своего географического положения, требуя уступок от России, отвечая обещаниями о том, что вот-вот одобрение «Южного потока» будет закреплено официально. Одновременно с этим, Турция играла аналогичную роль в проекте NABUCCO, вся суть которого сводится к решению сверхзадачи Еврокомиссии, озвученной выше — потеснить во всех смыслах компанию «Газпром» и Россию, как транзитёра. Но до тех пор, пока проект NABUCCO не имел внутреннего содержания и в нем не было даже поставщиков, какого-то эффекта от розыгрыша карты NABUCCO ожидать не приходилось. Переговоры с Россией о трубопроводах шли в одной плоскости, с ЕС о перспективах евроинтеграции и грядущей роли Анкары в общих энергопроектах — в совершенно другой.

И вдруг европейские чиновники от энергетики вознамерились сделать Турции совершенно чудный подарок, благодаря которому перед Анкарой открываются невиданные горизонты в перекрёстной политике. Как известно, ЕС устами еврокомиссара по энергетике Гюнтера Эттингера озвучил намерение покупать газ у Туркмении, а также реанимировать идею NABUCCO, пристроив к нему транскаспийский трубопровод. Начиная с этого момента, Турция превратилась в игрока, способного вести не только независимые переговоры с оппонентами, но и комбинировать условия, играть на взаимных противоречиях заинтересованных в Турции сторон, и продвигать свои интересы уже сразу по двум направлениям, в совершенно комфортных условиях.

В качестве компенсации за предоставление своей территории и морских вод для прокладки NABUCCO, Турция может потребовать от ЕС долгожданного членства в этой организации. Если премьер Эрдоган не испытывает никакого душевного трепета перед отправкой турецких кораблей для усиления своих позиций при добыче шельфового газа, то вряд ли он постесняется использовать уникальный шанс NABUCCO для реализации главной турецкой мечты последнего десятилетия. Открывается также возможность «повлиять» руками ЕС на Германию, отношения с которой переживают не лучшие времена. Кроме того, Турция обретает иммунитет от протестов и санкций Европы, получая полную свободу в уже ведущейся работе по перестройке Ближнего Востока в нужную Турции конструкцию. Вряд ли кто-то будет противостоять попыткам турецких нефтяников закрепиться на кипрском шельфе. Кроме того, Турция может безболезненно — и на протяжении весьма долгого времени — «выбирать» между «Южным потоком» и NABUCCO, добиваясь значительных преференций ото всех сторон переговорного процесса. Собственно, Турция получает даже больше, чем формальное членство в ЕС — она будет контролировать изрядную часть энергопоставок в Европу. Более того, Турция уже настаивает на эксклюзивном праве напрямую продавать газ на европейском рынке, хотя газ этот добыт совершенно другими людьми и в других странах.

Впрочем, действия Евросоюза в отношении NABUCCO не очень отошли от первоначальных позиций, и «давить» на ЕС Анкаре пока преждевременно. Однако то, как будет действовать Турция в столь выгодных для себя условиях, наглядно демонстрируется на примере «Газпрома». Против которого турецкое правительство также проводит полноценную атаку, правда, скорее психологическую. Сначала турецкое правительство в ультимативной форме потребовало от «Газпрома» снизить цену на газ, после чего объявило об отказе пролонгировать истекающий 31 декабря контракт.

Собственно, этот факт не выглядит катастрофой, в истекающем контракте оговаривается лишь треть от объема поставок российского газа, отказаться от него полностью Турция не сможет по физическим причинам. Да и заявление правительства Турции всё же не является коммерческим по сути, контракт заключался между компаниями «Газпромом» и Botas. Есть сомнения и в том, что Турция сможет отказаться от российского газа, как она это обещает сделать. Потребляет Турция в год около 30 миллиардов кубометров, причём российская доля составляет 18 миллиардов. Но даже если предположить, что правительство Турции резко решит сократить производство, снизить энергопотребление и снизить потребление газа, стратегически поставки «Газпрома» не пострадают. Уже ведутся переговоры о поставках объёмов газа, превосходящих турецкие, с Южной и Северной Корее, а «лишний», по мнению турецких властей газ, готовы купить частные турецкие компании.

Впрочем, на примере этих конфликтов отчетливо видна перспектива переговоров по проекту «Южный поток», добиться согласия Турции на который будет действительно задачей нетривиальной. Ещё в 2008 году, обладая намного худшими переговорными позициями, Турция требовала в обмен на свою подпись дешёвый газ и постройку трубопровода «Самсун — Джейхан». Предназначенного для транспортировки нефти, преимущественно российской, в обход Босфорского пролива, прохождение грузов через которые Турция же и ограничила. Ставка транзита через «Самсун — Джейхан» была весьма значительной, а его сомнительная для России рентабельность — очевидной. Неудивительно, что 5 сентября этого года переговоры окончились безрезультатно. Поставка нефти в Европу традиционным способом, через Босфор, сейчас обходится российским компаниям в 6-8 долларов за тонну, в рамках проекта «Самсун — Джейхан» стоимость повысилась бы до 19-20 долларов. По словам вице-президента компании «Транснефть» Михаила Баркова, проект нефтепровода можно считать условно выгодным только в случае возникновения аварийных ситуаций и стихийных бедствий в проливах. Можно ли сомневаться в том, что Турция обязательно припомнит Самсун — Джейхан на переговорах по «Южному потоку»?

До инициативы Еврокомиссии по реанимации NABUCCO и реализации стратегии на «нейтрализацию» «Газпрома», Турция представляла собою отдельную проблему для России, и отдельную — для Европы. Трудами еврокомиссаров по энергетике, Россия и Европа поставлены в равно невыгодные переговорные условия, в рамках которых практически наверняка придётся жертвовать в пользу Турции солидными долями прибылей и экономии.

Александр Полевой

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • В первые дни новогодних праздников в сфере международных газовых отношений произошёл ряд интересных событий, способных задать тренд если не на весь 2012 год, то уж точно на первую его половину. При этом, для объективного понимания тенденций, следует учитывать, что существует минимум два активных уровня происходящего, и один-два более статичных.

  • 28 сентября с. г. антимонопольные органы Европейской Комиссии провели обыски в офисах 20 компаний в Центральной и Западной Европе. Эта акция коснулась «дочек» и партнеров Газпрома в Германии, Австрии, Чехии, Балтийских республиках и Польше. Среди обысканных и немецкие гиганты Е.ON и RWE, польский государственный концерн PGNiG и EuRoPolGaz. Последнему принадлежит система транзитных газопроводов Ямал-Европа на территории Польши. Практически одновременно по Газпрому был нанесен удар во фланг с юго-восточного направления.

  • В Восточном Средиземноморье должна четко обозначить себя новая сила, призванная обеспечить мир и стабильность в регионе. И надо сказать, что именно Россия идеально подходит на эту роль. При этом у России есть и экономические мотивы для проведения активной политики на этом направлении. Как известно, Сирия намерена развивать торговые отношения с Таможенным союзом.

  • В самые ближайшие годы энергетическая карта мира имеет все шансы претерпеть самые радикальные изменения. Будут предприняты новые попытки снизить роль транзитных государств и увеличить количество альтернативных поставщиков. Все стороны, как продавцы, так и потребители, перед лицом финансового кризиса получат дополнительную мотивацию обеспечить себе как можно большую свободу маневра.

  • Среди множества пословиц и поговорок, которыми столь богаты народы Европы, в последнее время особенно часто вспоминается одна английская. О том, что когда правила игры не позволяют выигрывать, джентльмены пытаются всеми доступными способами эти правила изменить. Наблюдая за развитием событий в сфере энергетических межгосударственных отношений, можно сделать именно такой вывод.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.