Главная | Экономические интересы

ЕВРОПЕЙСКИЙ КРИЗИС И СПАСЕНИЕ ДОЛЛАРА.
Финансовая катастрофа ЕС выгодна США?

Германия, по мнению Сороса, должна спасать Грецию ценой собственной экономики и благосостояния своих граждан. Что связано для Германии с огромными политическими и экономическими рисками. Ситуация складывается весьма двусмысленная, дающая пищу для размышлений о прямой выгоде США в европейском кризисе. Ведь если «обвалить» рейтинги европейских банков и экономически обескровить крупные европейские страны путем донорской перекачки средств в поддержку стран слабых, то симпатии инвесторов, а значит и финансы, перетекут туда, где дела будут обстоять несколько лучше. То есть — в США.

Процедура по спасению Евросоюза через накачивание деньгами греческой экономики в последнее время напоминает хорошо поставленный спектакль. Международные и финансовые европейские институты делают вид, будто у них есть выбор — помогать Греции или нет, Греция же старается убедить своих визави в том, что она выполнит то, что от неё требует ЕС. Хотя все прекрасно понимают — Греция по целому ряду причин не сможет реализовать требования ЕС и МВФ в сжатые сроки и без радикальной смены жизненного уклада. А ЕС, несмотря на это, не может Грецию не спасать. Иначе это будет означать конец самого ЕС как политического союза и удар по единой европейской валюте. Не исключено, что удар смертельный.

Впрочем, пока что игра продолжается. Скептики и пессимисты оказались правы — 7 октября тройка международных кредиторов Греции (Евросоюз, Международный валютный фонд и Европейский центробанк) отказалась выделить Афинам новый, шестой по счёту кредитный транш в размере 8 миллиардов евро. Эти деньги считаются ключевыми в отсрочке дефолта Греции, в бюджете которой осталось денег на две недели. Власти Греции предсказуемо заявили, что большинство требований «тройки» выполнить практически нереально. Например, уволить до конца года свыше трети госслужащих, еще больше сократить расходы и быстро приватизировать госсектор, который занимает около 40% всей экономики. А в качестве десерта, «тройка» потребовала, чтобы дефицит греческого бюджета в этом году не превысил значения в 7,6%. Но по состоянию на день переговоров, он уже достиг 8,5%. А Министерство финансов Греции решило «добить» своих спасателей, заявив, что этот показатель может дойти до 9 процентов. Представитель Греции при Международном валютном фонде Панайотис Румелиотис также усилил пессимистические настроения, заявив, что его Греции уже не хватит стоящих на кону 8 миллиардов. Потому что прогнозы греческого правительства предусматривают спад ВВП на 5,5% в 2011 году и на 2,5% в 2012 году, что совершенно не соответствует прежним расчётам и требует увеличения финансирования.

Несмотря на такое разительное несоответствие желаемого и действительного, «тройка» просто обречена вести дальнейшие беседы с Грецией во имя спасения ЕС. Поскольку каждый раунд неизбежных и бесплодных переговоров тратит драгоценное время, всё чаще звучат голоса, призывающие к действительно радикальным решениям греческой проблемы. Начиная с предложений выпустить долговые обязательства сроком в сто лет, до прямой торговли островами, которых у Греции много. Причем потенциальные покупатели не замедлили появиться. Греческими островами — а, точнее, греческим нефтегазоносным шельфом интересуются как в Европе, так и на Ближнем Востоке и в США. Прежде всего такому варианту будет рада Турция, поскольку вся история турецко-греческих конфликтов вращается вокруг островов и шельфа. Недавний «газовый» конфликт вокруг Кипра, в ходе которого Турция отправила геологов бурить скважины под охраной турецкого флота, служит тому примером.

Попав в жесточайший цейтнот, Греция планирует начать разработку открытых нефтяных месторождений на морских участках уже в следующем году. Весной этого года правительство Греции внесло поправки в закон о добыче и производстве углеводородов. Они позволяют иностранным компаниям участвовать в разработке греческих месторождений. Афины объявили о скором создании специализированного органа власти, который будет решать задачу ускоренной выдачи лицензий на разведку и добычу природных ресурсов. «Мы ожидаем, что в течение 15 лет (столько составляет жизненный и эксплуатационный цикл месторождения) мы получим чистый доход государства $7-10 млрд», — сообщил заместитель министра окружающей среды и энергетики Янис Маниатис. Наиболее же вероятным подрядчиком по разработке греческих месторождений может выступить французская компания Total.

Не нужно обладать исключительными способностями к вычислениям, чтобы усомниться в том, что 7-10 миллиардов долларов в течении 15 лет сильно помогут решить финансовые проблемы Греции, долг которой увеличивается с намного превосходящими скоростями. И придумать эффективный выход из положения нужно максимум через несколько месяцев. Логично, что на свет появились идеи продажи греческих территорий в их прямом качестве, без привязки к нефтяному потенциалу, на разработку которого нужны дополнительные средства и время.

По оценкам американских источников, продажа четверти греческих островов принесет, самое меньшее, 100 миллиардов евро. Греческий же внешний долг составляет более 350 миллиардов. Так что теоретически Греция может избавиться от этого бремени, продав 75% территории. Но, разумеется, и этот вариант не может считаться приемлемым, представители правительства Греции и губернатор Южных Эгейских островов Иоанис Махеридис проект торговли греческой землей гневно отвергли, заявив, что «национальный суверенитет цены не имеет». Поскольку торговать островами не хочется, а превращаться в нефтяного гиганта и приватизировать госимущество в сжатые сроки — нереально, остаётся лишь изыскивать возможности привлечь дополнительные кредиты.

И в данной ситуации, такой возможностью может быть лишь то, о чем не так давно говорили немецкие финансисты. То есть привлекать кредиты под гарантии непосредственно физических активов греческого государства. Но тут тоже не всё гладко — ведь оцениваться греческие «заводы, газеты и пароходы» будут в полном соответствии с законами свободного рынка во время кризиса — по очень заниженной ставке, имеющей мало общего с реальной стоимостью. И может оказаться, что даже тотальное оформление в качестве залога всей греческой госсобственности может не помочь.

Несмотря на то, что Греция по-прежнему настаивает на своём суверенитете, её судьба очевидным образом находится в руках Франции и Германии. Если не Франция с Германией, то Греции и всему Евросоюзу не поможет никто. Однако за пределами Европы происходят события, которые дают основания предположить — некоторые силы не только не желают помочь ЕС, но стараются использовать его непростое положение в собственных интересах.

Как известно, летом кредитное агентство Standard & Poor’s снизило кредитный рейтинг Соединённых Штатов. Остальные рейтинговые агентства, во многом руководствуясь соображениями «политической целесообразности», поспешили заверить в отсутствии всяких сомнений в стабильности финансовой системы США. После чего началась буря — S&P обвинили в атаке на национальную безопасность США и стабильность финансовых рынков, прямо говорили о том, что в нынешнем кризисе повинно агентство Standard & Poor’s. Хотя в дальнейшем данные исследования, проведенного компанией Bloomberg, показали, что большинство глобальных инвесторов считают позицию S&P верной. Из опрошенных глобальных инвесторов 67% поддержали это решение. Однако фактически сейчас действует негласный, но прочный запрет на любые действия, могущие поколебать доминирование США.

То есть, когда дело касается США, любая тень сомнения в прочности денежного каркаса воспринимается как подрывная акция. Что же происходит сейчас в отношении Европы? Такое впечатление, что рейтинговые агентства, расположенные преимущественно на территории США, делают всё возможное, чтобы окончательно подорвать доверие инвесторов к рынкам Евросоюза. И все сомнения в прочности финансового положения, которые, когда речь идёт о США, должны подавляться самоцензурой, в случае с ЕС оглашаются незамедлительно и во всеуслышание.

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings понизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента (РДЭ) Испании в местной и иностранной валюте с АА+ до АА- и Италии с АА- до А+, говорится в сообщении агентства. Кроме того, краткосрочный рейтинг дефолта эмитента Испании в иностранной валюте подтвержден на уровне F1+. Прогноз — «негативный». Рейтинг Италии также снижен — с F1+ до F1. Прогноз по долгосрочному рейтингу «негативный». Не отстаёт от коллег и агентство Moody’s, понизившее суверенный рейтинг Италии сразу на три ступени — с «АА2» до «А2», и «уронившее» и депозитные рейтинги 12 британских и 6 португальских банков. Озвучены и планы на последний квартал этого года, в котором агентство Fitch планирует дополнительно понизить рейтинги Португалии.

Несколькими днями ранее известный финансист Джордж Сорос выступил с речью, в которой возложил главную вину за начинающийся новый финансовый кризис на Грецию. Сорос призвал к созданию единого европейского казначейства, которое будет наделено полномочиями как по обложению налогами, так и по привлечению средств. Собственно, эта идея сначала родилась в Германии и Франции, но Сорос добавил небольшой нюанс. А именно — призвал Германию жертвовать на спасение Греции ещё активнее. «Немецкий народ до сих пор полагает, что у него есть выбор в вопросе оказания или неоказания финансовой помощи проблемным странам. Однако это заблуждение», — отметил. Сорос. «В европейской финансовой системе на базе единой европейской валюты тесно переплетены все активы и долги, и крушение евро вызовет масштабный кризис, который не в силах будут сдержать никакие власти», — пояснил инвестор, добавив, что «чем больше времени потребуется Германии, чтобы осознать это, тем выше будет цена, которую придется заплатить ей и всему остальному миру».

Другими словами, Германия, по мнению Сороса, должна спасать Грецию ценой собственной экономики и благосостояния своих граждан. Что связано для Германии с огромными политическими и экономическими рисками. Нужно ли это Берлину? И как это увязывается с американскими интересами?

Нельзя не признать, что ситуация складывается весьма двусмысленная, дающая пищу для размышлений о прямой выгоде США в европейском кризисе. Ведь если «обвалить» рейтинги европейских банков и экономически обескровить крупные европейские страны путем донорской перекачки средств в поддержку стран слабых, то симпатии инвесторов, а значит и финансы, перетекут туда, где дела будут обстоять несколько лучше. То есть — в США.

Александр Вишневский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • 3 марта международное агентство Moody’s снизило кредитный рейтинг Греции до C — самого низкого показателя в своей классификации. Нынешний рейтинг означает, что долговые обязательства страны, по сути, находятся в состоянии дефолта, при этом вероятность выплаты основной суммы долга и процентов по таким облигациям мала. Ранее, аналогичную негативную оценку состоянию Греции дали партнёры Moody’s по «большой тройке» — Fitch и S&P.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • Европейский стабилизационный фонд (EFSF), даже если составит 1 триллион евро, едва ли способен стать панацеей. Ведь общий долг всех банков пяти стран ЕС (Греции, Португалии, Италии, Испании и Ирландии ), находящихся в наиболее сложном положении, составляет сегодня примерно 6 триллионов евро. Объём долгов «срочных», которые могут потребоваться в ближайшее время, составляет 3 триллиона евро.

  • Сегодня уже нет сомнений в том, что кризис в Греции превратился в кризис евро. Желание списать долги Греции, чтобы не дожидаться дальнейшего роста долговых процентов и обесценивания кредитов, становится всё более популярным в деловых и политических кругах. Однако сопротивление немецких избирателей, недовольных реализацией этих планов, с каждым днем будет нарастать. Что означает лишь одно — кризис евро может трансформировать в общеевропейский политический кризис, ставящий на повестку дня вопрос о самом существовании Евросоюза.

  • Дефолт Греции опасен тем, что это, в первую очередь, «политический» дефолт, от которого невозможно уберечься, вводя меры по сокращению расходов. Как только руководство любой страны европейского региона пытается сбросить с себя часть социальной нагрузки, оно моментально теряет поддержку среди населения, и разрушительные акции протеста в Афинах — ярчайший тому пример.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.