Главная | Экономические интересы

ПРОБЛЕМА ЮАНЯ
И ГЛОБАЛЬНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЛИДЕРСТВО КИТАЯ

Для начала хотелось бы сразу обозначить главный тезис материала: Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. В то время, как все чаще появляются все новые и новые данные о проблемах в монетарной политике США, в сводках макростатистики КНР фиксируется фантастический прирост производства стали, чугуна, цемента.

Фактически сейчас в Китае производится продукции, необходимой для капитального строительства больше в полтора раза, чем во всем остальном мире. И на этот объем имеется спрос, что говорит о грандиозных по масштабам стройках.

Сразу же стоит объяснить, что среди экспертов наиболее репрезентативными показателями самочувствия экономики страны являются индикаторы «строительства». Например, Housing starts — индикатор, который показывает количество новых домов, строительство которых уже началось. Причем данный показатель очень чувствительно реагирует на изменение основных процентных ставок в стране, так как под строительство необходимо брать банковские кредиты. В то же время, процесс строительства напрямую связан с уровнем доходов населения, поэтому увеличение объемов строительства характеризует улучшение его благосостояния и здоровое развитие экономики. Инвесторы каждый месяц с большой опаской ждут этого показателя (его значение публикуется на третьей неделе каждого месяца в 16:30 по московскому времени одновременно с показателем «Building permits») и очень остро реагируют на его изменение. Следует напомнить, что уровень строительства нового жилья в США сейчас находится на минимальной отметке за всю историю ведения статистики с 1959 года. И это несмотря на вторую программу количественной помощи, которая была призвана помочь отчасти и девелоперам.

Но если руководство США никак не может остановить плавный процесс скатывания к новой рецессии, сглаживая ее программой накачки ликвидности, то Поднебесной приходится сдерживать свою экономику, чтобы избежать перегрева. Причем локомотивом роста является не печатный станок, а реальный сектор.

Но и в этом случае все непросто, Китаю приходится балансировать между намеренным занижением курса своей национальной валюты, выигрывая тем самым преимущество в международной торговле, и контролем инфляционного давления, который обеспечивается благодаря последовательному повышению норм резервирования для банков и укрепления ставки, тем самым сдерживая монетарными инструментами китайский локомотив.

То есть если Штаты вынуждены были подсадить экономику (не только экономику страны, но и мировую, тем самым поставив под угрозу стабильность всей мировой системы) на «иглу ликвидности» (такая политика успешно шла лишь до того момента, пока в экономику закачиваются доллары, но стоит подойти к окончанию очередной программы количественного смягчения — финансовый рынок стремительно возвращается к уровню 2009 года), КНР проводит обратную политику, повышая устойчивость банковской системы, наращивая экспорт.

Необходимо отметить, что все же сдерживание юаня имеет свои негативные последствия. Есть все основания полагать, что к концу текущего года инфляция (CPI) в стране подойдет к отметке 5%, и остается ряд факторов, которые могут выполнив роль катализатора, подстегнуть продолжение роста инфляционного давления:
излишняя ликвидность,
рост стоимости рабочей силы,
увеличение импортных цен,
рост стоимости продукции сельского хозяйства.

Вместе с тем, необходимо отдавать себе отчет в том, что Китай постепенно готовит юань к роли новой резервной валюты, если не мировой, то, по крайней мере, региональной. Так, например Пекин перешел на расчеты в юанях с Венесуэлой, что должно способствовать росту рыночной привлекательности китайской валюты. Тем более, у юаня есть прочный фундамент для укрепления (которое, к тому же, еще приходится и сдерживать), в то время как позиции доллара США на мировой арене уже не так прочны. Прогноз о том, что лет через 15 юань может занять место резервной валюты, сейчас смотрится уже чрезмерно позитивным для доллара (доллару многие эксперты дают многие эксперту дают уже менее 10 лет).


CNY/USD, 1 year

В доказательство этого утверждения стоит отметить, что юань несколько дней назад на рыночных торгах подорожал до 6,3486 за 1 доллар США. Это — максимальная уровень стоимости национальной валюты КНР с 1993 года. Такой резкий скачок вызван ожиданием того, что Китай ускорит укрепление нацвалюты после очередной порции жесткой критики со стороны США.

Между тем, требуя укрепления юаня, США выступает уже не как локомотив мировой экономики, а, скорее как экономика, инерционно сдерживающая развитие финансовой системы других стран через монополию доллара. Неудивительно, что американские законодатели пытаются хоть как-то помочь удержаться стране в экономических лидерах. В том числе и через закон, который оказал бы на Пекин давление с целью укрепления валюты более высокими темпами.

Однако, Пекин не отрицает, а, скорее, охотно признает, что необходимо постепенное подорожание юаня, позволяя своей национальной валюте вырасти примерно на 6,5% с июня 2010 года. Главный камень преткновения «валютной войны» — это темпы подорожания, так как недооцененный юань дает Китаю преимущество в торговле, нанося ущерб экономике США (20-ти процентный рост юаня приведет к сокращению дефицита текущего счета платежного баланса США на $50 млрд до $100 миллиардов). Но даже в этом случае все цифры имеют очень относительный характер. Дело в том, что сильный юань может просто развернуть дешевых производителей в сторону Бангладеша или Вьетнама, и США по-прежнему останутся неконкурентоспособными.

Вместе с тем, нельзя обойти стороной один из главных рисков для Китая. В приведенной ниже таблице мы видим список десяти стран — лидеров по объемам импорта китайской продукции. Как видим, доля США составляет чуть менее 30% от общего объема торгового оборота. Возникает резонный вопрос: что будет, если Китай не успеет нарастить экспорт до момента, когда промпроизводство в США встанет окончательно?

 

При этом одной из главных целей китайской экономической политики является наращивание внутреннего спроса с целью увеличения запаса прочности экономики страны в случае краха мировой финансовой системы в ее нынешнем виде. Китай, без сомнения, выгоднее этот крах — после него Поднебесная получит официальный статус мирового лидера, что позволит навязывать остальному миру свое видение парадигмы исторического развития. Поэтому сейчас идет интенсивный процесс урбанизации населения с целью создания внутреннего китайского среднего класса, призванного стать той самой «потребляющей подушкой безопасности». Причем масштабы и темпы китайской урбанизации действительно не имеют прецедентов в истории человечества.

По оценкам McKinsey Global Institute, за 20 лет китайские города пополнятся еще 350 млн жителей, а это больше, чем все сегодняшнее население Америки. Для китайских и международных компаний урбанизация Поднебесной создает огромные перспективы и новые рынки. Например, Китай обогнал США по продажам персональных компьютеров, став по итогам II квартала 2011 года крупнейшим рынком мира. Продажи ПК в КНР за отчетный квартал выросли до 11,9 млрд долл., тогда как в США, напротив, сократились до 11,7 млрд долл. Можно в противовес сказать, что в КНР население в 5 раз больше, чем в США, а текущая оснащенность населения ПК, скорее всего, около 10 ПК на 100 человек, но это и есть тот огромный потенциал роста потребления, который обеспечит Китаю невиданные преимущества в будущем.

Алексей Пухаев

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Переговоры Китая о помощи ЕС касаются прежде всего будущего места Пекина в мировой финансовой системе. Китай готов оказать Европе экономическую поддержку лишь в том случае, если ЕС пойдёт на ряд уступок. В частности, предоставит КНР больше влияния в МВФ, будет шире применять юань при международных расчётах, повысит экономический статус Китая в ВТО, избавит Пекин от назойливости в отношении валютных курсов и снимет действующее эмбарго на поставки европейского оружия.

  • Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

  • «Вашингтонский консенсус» оказался нарушенным у себя на родине. Родина свободного рынка не хочет жить по его законам. Почему-то жертвами атак Вашингтона стали Доминик Стросс-Кан и Муммар Каддафи. Что объединяет две эти полярные фигуры, и чем они стали неугодны Соединенным Штатам?

  • США и Евросоюз требуют от Китая ревальвации юаня, но китайские власти отвергают это требование, утверждая, что такое решение приведет к банкротству китайских предприятий и соответственно росту безработицы и социальной нестабильности, чего в Пекине опасаются больше, чем недовольства торговых партнеров. В качестве контраргумента в дискуссии с США Китай выдвигает обвинения в неконтролируемой эмиссии американского доллара, что, по мнению КНР, и спровоцировало дисбаланс мировой экономики.

  • Похоже, что сделанные ранее прогнозы о неизбежной торговой войне Китая и США, которая намечалась на лето-осень, оказались слишком консервативными. Президент и конгресс США решили не затягивать с началом конфронтации.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.