Главная | Экономические интересы

ЗОНА СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ СНГ:
МОЖНО ЛИ НАВЕРСТАТЬ УПУЩЕННОЕ?

Во время встречи руководителей стран СНГ в Санкт-Петербурге, лидеры 8 из 11 стран СНГ согласовали новый договор о зоне свободной торговли. Симптоматично то, что интерес к ЗСТ стран СНГ проявили Киргизия, Армения и Молдавия, которые, если верить апологетам ВТО, в силу своего давнего пребывания в этой организации, кажется, должны были бы уже решить все свои торговые проблемы.

С распадом Советского Союза было утрачено очень многое. Одной из наиболее болезненных потерь было исчезновение общего промышленно-экономического комплекса, некогда единые части которого оказались разбросанными по суверенным республикам и стали неэффективными. Кроме того, пришлось рассматривать и ситуацию в торговле, сложности в которой состояли как в трудностях с продажей собственной продукции, так и с закупкой товаров, которые производить самостоятельно было невозможно.

Несмотря на всю эйфорию «суверенности», сама жизнь заставила постсоветские республики предпринимать меры по восстановлению торговых и промышленных связей. Соглашение о зоне свободной торговли в странах СНГ, призванное минимизировать пошлины и транспортные издержки, было подписано ещё в 1994 году. Но так и не было ратифицировано. В первом варианте соглашения содержалось слишком много противоречий и мест, допускающих двойные толкования. Так, участникам договора не запрещалось дополнительно вводить в целом ряде случаев «общепринятые в международной практике меры государственного регулирования».

Например, для «защиты промышленной и интеллектуальной собственности», для «сохранения невосполнимых природных ресурсов» или при «нарушении платёжного баланса». На практике это означало, что есть возможности вводить пошлины на вывоз любых товаров, похожих на «природные ресурсы», и весьма свободно трактовать термин «нарушение платёжного баланса». С переменным успехом, обсуждение ЗСТ стран СНГ продолжалось до начала 2000-х годов. После чего дискуссия прекратилась вовсе, ведь помимо нюансов, содержащихся в самом тексте соглашения, внешняя политика стран-членов СНГ перестала быть согласованной, и, соответственно, изменились приоритеты сотрудничества.

Несмотря на то, что постсоветские республики предпочли развиваться в совершенно разных направлениях, проблема доступа к рынкам осталась прежней. Хотя некоторые республики, экономика которых имела достаточно скромные размеры и была «нишевой», попытались её решить путём вступления во Всемирную торговую организацию. Так поступили Армения, Грузия, Киргизия и Молдавия.

В силу совершенно необъяснимых с точки зрения экономики причин, в ВТО вступила и Украина — крупное государство, имеющее до последнего времени развитую промышленность и сельское хозяйство. Можно сказать, что решение о присоединении Украины к ВТО имело чисто политическую подоплеку, выступало в качестве наглядного свидетельства «европейского выбора» и прогресса, однако ничего общего с реальными экономическими бонусами не имело.

Особенности ВТО таковы, что вся деятельность этой организации преследует одну конкретную цель — максимальное упрощение и либерализацию торговли, сведение к минимуму любых факторов, имеющих протекционистское и регулирующее значение. При этом очевидным образом возникает неравенство между крупными корпорациями, способными за счёт больших объёмов производства уменьшать стоимость своей продукции, и локальными производителями, таковыми возможностями не обладающими.

Поскольку введение «барьеров», препятствующих свободному продвижению товаров противоречит самой сути ВТО, локальные производители, поставленные в заведомо проигрышные условия, конкуренции не выдерживают. Соответственно, крупные компании за счёт уничтожения или поглощения конкурентов лишь увеличивают число доступных рынков и прибыли, а экономики развивающихся стран попадают под удар. Нередко свободная торговля в рамках ВТО оборачивается крупными потерями для целых отраслей народного хозяйства. В случае Украины эти потери обнаружились достаточно быстро.

8 сентября 2011 года в Киеве прошла конференция на тему «Три года в ВТО: последствия и вызовы для национального производителя». Вызовы оказались пугающими, а последствия — плачевными. Глава Федерации работодателей Украины Дмитрий Олейник выступил с объёмным докладом, в котором изложил ряд фактов. В частности, с 1 января 2011 года Украина в рамках обязательств перед ВТО обнулила импортные сборы на алкогольную продукцию, и в результате производство виноградных вин на Украине за 6 месяцев текущего года сократилось на 41,3%. «А если взять свиноводство, то после вступления в ВТО, импорт свинины вырос в 2,9 раз, а доля импорта составляет почти 40%», — посетовал Дмитрий Олейник.

Схожая ситуация наблюдается и в других отраслях. Президент индустриальной группы «УПЭК» Анатолий Гиршфельд отметил, что вступлением в ВТО Украина «добила национального производителя». По его данным, «в Харьковской области, на сегодняшний день ВВП на душу населения в год составляет $2,5 тыс., тогда как в Китае он в три раза больше». Итоговый документ конференции призывал правительство Украины немедленно инициировать пересмотр условий пребывания Украины в ВТО, или же выйти из состава этой организации вообще.

Украинский опыт весьма ценен тем, что даёт ясное понимание — для развивающейся экономики вступление в ВТО без подготовки, без предварительно наращенного потенциала, ведёт лишь к потерям и фактической передаче внутреннего рынка на откуп сторонним игрокам с сопутствующим уничтожением отечественных производителей.

Не случайно Российская Федерация ведет переговоры о вступлении в ВТО уже целых 17 лет. Подчёркнутая «медлительность интеграции» России в мировую торговлю, вызвана, прежде всего, желанием защитить собственного производителя, выглядит в этой ситуации вполне разумного и логично.

А вот главные страны-члены ВТО и крупные производители, естественным образом заинтересованы во вступлении России в эту торговую организацию. Страна с населением в 140 миллионов человек — это очень большой рынок. Америка не устает повторять, что поддерживает вступление России в ВТО, прямо говоря о том, что это выгодно в первую очередь самим США. «Администрация Обамы поддерживает членство России в ВТО, но мы не занимаемся раздачей подарков России, а отстаиваем наши интересы», — сказал директор по России в Совете национальной безопасности США и нынешний посол в России Майкл Макфол.

По словам Макфола, вступление России в ВТО принесет множество возможностей для американского бизнеса и «создаст механизм для разрешения разнообразных споров». Главный плюс России в ВТО Макфол видит в том, что при вступлении РФ в ВТО ей «будет сложно манипулировать такими вопросами, как продовольственная безопасность, в частности, в отношении курятины». Дополнительно, чтобы произведённые в США продукты питания могли свободно проникать на рынок России, Макфол и другие лоббисты ВТО настаивают на прекращении государственного субсидирования российского сельского хозяйства. Что, как сам Макфол признаёт, прямо противоречит доктрине продовольственной безопасности РФ, согласно положениям которой, от 80 до 95% продовольственной продукции на внутреннем рынке России должно быть отечественного производства.

«Как член ВТО Россия должна будет снизить тарифы, либерализировать условия, при которых американские товары и услуги будут доступны на российском рынке», — прояснил ситуацию посол США.

Заметим, что это говорится в то время, когда финансовый кризис заставляет, наоборот, защищать внутренние рынки и производителей от неравной борьбы с более мощными конкурентами. Такие тенденции прослеживаются даже в ЕС, где французские фермеры блокируют проезд грузовикам с испанскими фруктами, жалуясь на то, что испанские овощи и фрукты слишком дешевые, из-за чего с ними практически невозможно конкурировать. «Нам нужно кормить своих близких. Целая прослойка общества находится на грани исчезновения», — говорит лидер одного из французских фермерских профсоюзов.

Посол США прямо заявляет — вступление России в ВТО выгодно, прежде всего, не России, а США. Сопутствующие события доказывают — во время финансового кризиса, более актуальным становится не внедрение в крупные торговые международные структуры со сложившейся конъюнктурой и позиционированием игроков, а поиск других вариантов. Которые, в первую очередь, гарантировали бы фактический, а не возможный лишь в теории, сбыт собственной продукции.

Как и шестнадцать лет назад, вступление большинства постсоветских республик в ВТО приносит огромные убытки и весьма скромную выгоду. Возникшие на месте СССР государства так и не смогли серьёзно продвинуть свои позиции на мировых рынках за годы независимости. Фактически, основной товарооборот всегда приходился на государства постсоветского пространства, входящие в состав СНГ. Поэтому неудивительно, что в условиях финансового перенапряжения возродилась идея по юридическому переосмыслению изрядно забытых возможностей. А именно, возможностей создания зоны свободной торговли стран СНГ, с учётом ошибок и изменившихся условий.

Без предварительного согласования, во время встречи руководителей стран СНГ в Санкт-Петербурге, лидеры 8 из 11 стран СНГ согласовали новый договор о зоне свободной торговли. Симптоматично то, что интерес к ЗСТ стран СНГ проявили Киргизия, Армения и Молдавия, которые, если верить апологетам ВТО, в силу своего давнего пребывания в этой организации, кажется, должны были бы уже решить все свои торговые проблемы. Киргизия также желает присоединиться и к Таможенному союзу. Премьер-министр России Путин заявил, что Таможенный союз и Зона свободной торговли должны стать базисом для формирования Евразийского экономического союза. И, рано или поздно, многие государства «сами придут к решению о необходимости сотрудничества, так как увидят его экономические преимущества».

Разумеется, защита внутренних рынков и восстановление разорванных торгово-промышленных связей стран СНГ вызвало неудовольствие как сторонников ВТО «любой ценой», так и политиков, готовых приносить в жертву евроинтеграции и мировой торговле собственную экономику. Экс-президент Ющенко считает, что «санкт-петербургские соглашения закрывают нашу интеграцию в европейское торговое пространство». Впрочем, эта реакция достаточно предсказуема. В конце концов, у торговой, промышленной и культурной интеграции родственных народов всегда хватало «профессиональных» критиков и недоброжелателей.

Андрей Полевой

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Украина готова отказаться от главных торговых партнёров, которые готовы предоставить вполне конкретные преференции не только в таможенных вопросах (цена на газ тому свидетельством). Украина готова поставить своих производителей в совершенно бесправное и зависимое положение, согласно рекомендациям ЕС покупать — много, а продавать — мало. И всё ради того, чтобы когда-нибудь войти в состав ЕС. Или, что более вероятно — не войти в него никогда.

  • Нужно ли ВТО самой России? Теоретически, она тоже может получить какие-то выгоды. Но только после того, как российский производитель будет должным образом защищён, а промышленность — полностью конкурентоспособна. Только после того, как в рамках Таможенного союза сложится определенный торговый баланс, который не удастся поколебать наплывом товаров массового потребления от стран-членов ВТО. И только после того, как Россия будет выступать на мировых рынках как страна-продавец, а не страна-покупатель.

  • Часто приходится слышать такое сравнение, что Янукович пытается усидеть на двух стульях. Увы, если это и стулья, то оба электрические, на которых сидеть крайне неприятно. Одновременно создать две зоны свободной торговли с Европейским Союзом и Россией можно только тогда, когда Украина развалится на две части. Данный сценарий весьма вероятен, но до его реализации украинским политикам придётся ещё немного потерпеть. Прежде всего, надо создать именно зону свободной торговли с Евросоюзом, чтобы прикончить собственного производителя более конкурентоспособным импортным товаром.

  • Прекращение функционирования единого торгово-промышленно-экономического комплекса СССР стало для торговой экспансии Запада небывалым чудом и подарком. На экономической карте мира, белых пятен на которой к началу 1990-х годов не оставалось совершенно, в мгновение ока обнаружилось ничем не заполненное гигантское пространство размером с шестую часть суши. Потенциальный рынок, какого не было со времён Опиумных войн в Китае.

  • Если бы европейские чиновники не решили покритиковать Украину самостоятельно, то их следовало бы об этом попросить. Благодаря высказываниям из Европы, должностные лица Украины впервые заговорили понятными большинству населения словами. Как по волшебству, возникло ясное понимание преимуществ ТС и необязательной выгоды Зоны свободной торговли, разница между действительными экономическими выгодами и некими теоретическими бонусами.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.