Главная | Экономические интересы

ГРЕЦИЯ — ЕС: ПОСЛЕДНИЙ АКТ ФИНАНСОВОЙ ТРАГЕДИИ?

Европейский стабилизационный фонд (EFSF), даже если составит 1 триллион евро, едва ли способен стать панацеей. Ведь общий долг всех банков пяти стран ЕС (Греции, Португалии, Италии, Испании и Ирландии ), находящихся в наиболее сложном положении, составляет сегодня примерно 6 триллионов евро. Объём долгов «срочных», которые могут потребоваться в ближайшее время, составляет 3 триллиона евро.

Чем больше информации поступает о ходе общеевропейской операции по спасению Греции, тем сильнее ощущение того, что Евросоюз вообще не имеет реального, плана действий, способного увенчаться успехом. Те меры, которые озвучиваются в Брюсселе как спасительные, при ближайшем рассмотрении выглядят скорее эфемерными пожеланиями, нежели проработанными стратегиями, учитывающими в первую очередь наиболее негативные сценарии развития мирового финансового кризиса и его локальных греческих проявлений. Ситуация усугубляется тем, что от итогов спасения Греции зависит будущее всего Евросоюза. Во всяком случае, судьба европейской валюты.

Теоретически всё выглядит достаточно просто и красиво. Чтобы выйти из тупика, половину долгов Греции, составляющих к настоящему моменту около 350 миллиардов евро, предлагают попросту списать, чтобы у частных инвесторов имелась надежда спасти другую половину вложенных в экономику этой страны средств. Разумеется, на такую меру пришлось пойти не от хорошей жизни. Однако уже очевидно, что даже займы на 15 и 30 лет не могут дать гарантий полного возврата денег. Поскольку проценты по кредитам в настоящее время растут быстрее, нежели самые оптимистичные прогнозы по росту экономики Греции, то Афины физически не смогут расплатиться с полным объёмом фактических долгов в сколько-нибудь обозримой перспективе.

Впрочем, как уже говорилось, списание 50% греческих долгов даёт лишь облегчение симптомов и создаёт надежду на спасение самой Греции. Но что делать с другими странами ЕС, состояние национальных экономии которых отличается от бедственного греческого лишь количественно, демонстрируя аналогичное падение? Вроде бы франко-германский тандем предусмотрел ухудшение показателей и других, помимо Греции, стран PIIGS. Во всяком случае, планируется увеличить европейский стабилизационный фонд (EFSF) до одного триллиона евро, что должно помочь оперативно реагировать на возможные сложности в будущем.

Однако предстоит ответить на несколько коротких, но ёмких вопросов. Прежде всего, имеются большие сомнения по поводу того, что 1 триллион евро, этот «последний довод королей», будет способен выступить в качестве панацеи. Ведь общий долг всех банков пяти стран ЕС (Греции, Португалии, Италии, Испании и Ирландии ), находящихся в наиболее сложном положении, составляет сегодня примерно 6 триллионов евро. Объём долгов «срочных», которые могут потребоваться в ближайшее время, составляет 3 триллиона евро.

Кроме того, за счёт каких средств предполагается наполнять стабилизационный фонд размером даже в один триллион? Если верить статистике Stoxx Europe 600 Banks , общая рыночная стоимость крупнейших банков Европы составляет в настоящее время менее 600 миллиардов евро. Что, как нетрудно подсчитать, равняется 10 процентам от долговых сумм, лежащих в зоне риска.

В одном из своих последних интервью, французский президент Николя Саркози заявил, что вхождение Греции в Евросоюз десять лет назад было обманом и большой ошибкой. По словам французского лидера, Греция не была готова для интеграции в еврозону, а при вступлении страна предоставила неверные показатели национальной экономики. Это, безусловно, правда. Негодование французского президента можно понять. Ведь многие французские банки кредитовали Грецию, и в результате сами столкнулись с проблемой нехватки ресурсов. Однако сейчас вообще сложно найти европейское государство, которое соблюдало бы лимиты, оговоренные рядом общеевропейских критериев.

Согласно европейским долговым нормам Пакта стабильности, если государство соответствует нормам ЕС, сумма его долгов не должна превышать 60% ВВП. Однако даже самое экономически мощное государство Европы, Германия, в настоящее время нарастила свои долги до 66% ВВП. И по расчётам аналитиков, к 2013 году это соотношение возрастёт до 82% и будет составлять больше двух триллионов евро в денежном выражении. Долги Франции составляют 75% ВВП и составляют 4,7 триллионов долларов внешних обязательств.

Николя Саркози также отметил, что «страны Европы не могут сами погасить греческую задолженность, так как это приведет к эффекту «домино» и погубит всю мировую финансовую систему». Но откуда же планируется взять средства для наполнения EFSF и дополнительного кредитования Греции? Ранее стало известно, что Брюссель обратился к Пекину за помощью и попросил его выделить кредит в 100 миллиардов долларов.
Однако Китай склонен действовать весьма осторожно. Председатель КНР Ху Цзиньтао заявил: «Мы убеждены, что мудрость и компетенция политиков Европы позволит им преодолеть текущие проблемы». А государственное информационное агентство «Синьхуа» опубликовало комментарий, в котором пояснило мысль китайского лидера, призвав Европу не рассчитывать на Китай как на «избавителя» от постигшего ее кризиса.

При этом Китай оставляет за собой право оказать помощь своим европейским «друзьям» по «мере возможности», отмечалось в публикации. И «меры возможности» тоже были указаны. В частности, Китай готов оказать помощь ЕС в наполнении EFSF, если европейские руководители согласятся прекратить критику валютной политики КНР, а также гарантируют отсутствие потерь от разницы валютных курсов. Глава EFSF уже заявил, что стабфонд может начать выпускать облигаций в юанях при желании властей КНР, чтобы таковые гарантии предоставить.

Власти Японии последовали примеру Поднебесной, подтвердили намерение приобретать облигации стабфонда, отказавшись инвестировать в антикризисную проектную компанию. Что может быть свидетельством критического уровня недоверия Китая и Японии к результатам всех кредитных операций, связанных с Грецией. Таким образом, единственная конкретика имеется лишь по наполнению EFSF в некотором будущем. Что совершенно не решает нынешних проблем Греции, которая, кажется, не только не желает поддержать инициативы по собственному спасению, но напротив, всеми силами обеспечивает их провал.

Совершенно неожиданно для всех заинтересованных сторон, премьер-министр Греции Георгиос Папандреу предложил у провести референдума по вопросу о второй программе финансовой помощи Афинам, в рамках которой предусматривается передача Афинам 120 миллиардов евро. Папандреу высказал мысль о том, что такие меры могут быть приняты лишь после получения поддержки населения, ведь предоставление очередного транша возможно лишь при дополнительном ужесточении бюджетной политики Греции.

Все это сулит дальнейшую неуверенность инвесторов и панические настроения на биржах. Заявление Папандреу обвалило мировые фондовые рынки сразу после своего оглашения, ведь отсутствие чёткой схемы дальнейших действий Евросоюза самым негативным образом сказывается на биржевых индексах.

Чтобы референдум был проведен, за него должны высказаться 180 из 300 членов греческого парламента. Для этого необходимо, чтобы идею премьера поддержали некоторые оппозиционные партии, так как правящая партия на момент написания статьи обладает лишь 151 одним мандатом (несколько депутатов вышли из фракции). И практически все представители оппозиции авансом заявили о том, что не согласны поддержать инициативу Папандреу и проголосуют против. Что до населения Греции, то, согласно последним опросам общественного мнения, к предложенным ЕС мерам спасения экономики страны негативно относятся 60 процентов жителей. В то же время, 72 процента населения страны придерживается того мнения, что Греция должна оставаться частью еврозоны. Очевидно, что одновременно выполнить оба пожелания, отказаться от планов ЕС и остаться в еврозоне, попросту нереально.

В дополнение к сказанному можно добавить, что решение о референдуме автоматически приостановит любую помощь от Евросоюза, в том числе и согласованную ранее. Ведь эта помощь предоставлялась как комплекс мер, и внезапное желание Афин согласовать задним числом эту концепцию путём всеобщего голосования торпедирует всю схему целиком, а не конкретный её участок. «Мы ясно заявили греческим властям, греческим властям — и большинству, и оппозиции, что европейцы и МВФ не могут выплатить седьмой транш программы помощи Греции, пока не будет снята вся неуверенность о результате референдума», — сказал глава Франции по окончании экстренной встречи, посвященной греческой «демократии». «На референдуме в Греции, в сущности, будет решаться вопрос, хотят ли они остаться в еврозоне или нет», — добавила канцлер Германии Ангела Меркель.

Судя по всему, греческий референдум будет иметь широкий международный резонанс. Китайское государственное информагентство «Xinhua» сообщило, что неожиданное решение Греции провести референдум о новых мерах экономии может вызвать панику на финансовых рынках и распространение долговых проблем за пределы Европы, в связи с чем Китай будет ещё более осмотрителен в вопросах кредитования ЕC.

На момент публикации статьи из Афин поступают противоречивые сообщения. Одни источники говорят об скором уходе в отставку премьера Папандреу и возможном отказе от референдума, другие же эту информацию опровергают. Между тем, если Греция все таки проведет референдум, то у ЕС останется лишь два варианта. Либо списывать долги Греции, включая средства, перечисленные на её спасение полностью и начинать с «чистого листа», либо пойти на непопулярную меру — исключить Грецию из еврозоны или ЕС вообще. И то и другое будет новым ударом по евро и общеевропейским позициям.

Александр Вишневский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • 3 марта международное агентство Moody’s снизило кредитный рейтинг Греции до C — самого низкого показателя в своей классификации. Нынешний рейтинг означает, что долговые обязательства страны, по сути, находятся в состоянии дефолта, при этом вероятность выплаты основной суммы долга и процентов по таким облигациям мала. Ранее, аналогичную негативную оценку состоянию Греции дали партнёры Moody’s по «большой тройке» — Fitch и S&P.

  • Сегодня уже нет сомнений в том, что кризис в Греции превратился в кризис евро. Желание списать долги Греции, чтобы не дожидаться дальнейшего роста долговых процентов и обесценивания кредитов, становится всё более популярным в деловых и политических кругах. Однако сопротивление немецких избирателей, недовольных реализацией этих планов, с каждым днем будет нарастать. Что означает лишь одно — кризис евро может трансформировать в общеевропейский политический кризис, ставящий на повестку дня вопрос о самом существовании Евросоюза.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

  • Принятые на внеочередном саммите ЕС договорённости имеют большое значение и способны как помочь в решении долгового кризиса, так и совершенно преобразовать ЕС в новый формат. Но лишь при условии, что ЕС переживет кризис-2012, а идеологи Бюджетного пакта останутся на своих постах и сумеют победить на выборах.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.