Главная | Экономические интересы

ИТАЛИЯ ИДЕТ КО ДНУ. Берлин готов обратить поражение евро в политический триумф Германии

Ситуация в Италии стремительно меняется. Если изначально страна была лишь одним из возможных кандидатов в «неудачники», то сейчас она — главная жертва долгового кризиса. Постепенное увеличение затрат по обслуживанию суверенного долга, несмотря на программу выкупа облигаций Европейским Центральным банком, говорит о крайне тяжелом положении. Рост доходности облигаций может очень дорого обойтись итальянской экономике, как и экономике стран Еврозоны, спровоцировав длительную рецессию. Аналитики уже сейчас отмечают, что восстановление экономики ЕС остановилось, доверие со стороны инвесторов снижается, негативно влияя на уровень инвестиций и потребление. Слабый рост мировой экономики сдерживает экспорт, а срочная консолидация бюджетов негативно отражается на внутреннем спросе.

На фоне столь мрачных прогнозов в докладе комиссии ЕС отмечается, что в текущем году экономика Евросоюза перейдет из стадии стабилизации в стадию необходимой консолидации государственных финансов, в рамках которой будет наблюдаться замедление роста всех ключевых показателей. Но куда более мрачными прогнозами делятся представители крупных финансовых организаций. Последние «инвестиционные листки» выходили под заглавием: «итальянский вопрос уже решен». Имелось в виду то, что главы еврозоны и правительство Италии уже упустили возможность спасти экономику страны.

Результаты простых расчетов показывают, что меры экономии и стимулирования не могут компенсировать растущую стоимость заимствований, доходность по итальянским облигациям выше 5,5% — это зона перегиба, где фактически «игра окончена», так как экономика страны не сможет обеспечить столь высокие выплаты. Риски торговли итальянскими облигациями непрерывно растут, вынуждая поднимать по ним маржинальные требования.

Еще в прошлый понедельник доходность десятилетних бондов итальянского правительства выросла до 6,46% годовых. Тогда «шокированные» аналитики спешно заявляли, что это рекордная отметка за все время членства страны в еврозоне — еще пара-тройка недель и будет преодолен рубеж в 7%. Однако обострение политического кризиса и форсированное принятие антикризисной программы стимулировало рывок в доходности, которая без труда прошла «двухнедельную» дистанцию, превысила сперва 7%, затем 7,4%, и так практически до 7,8%.

Столь высокие уровни доходности практически полностью нивелируют меры, которые политическое руководство готовит как ответ «долговому кризису». Италия фактически лишилась половины прогнозируемых € 60 млрд., которыми бы располагала в 2014 году в случае удачной реализации антикризисной программы. При сохранении текущих объемов заимствований, дополнительные расходы на рефинансирование итальянского долга могут свести программу экономии на нет, так как они составят более € 28 млрд.

В течение следующих трех лет Италии необходимо занять от €825 млрд. до €907 млрд., причем долговой рынок для страны постепенно закрывается. ЕЦБ не сможет вечно поддерживать спрос на гособлигации, к тому же не планирует расширять объемы выкупа, и брать на себя основную роль по разрешению долгового кризиса в еврозоне.

Глава ЦБ Нидерландов Клаас Кнот, который входит в управляющий совет Европейского Центробанка заявлял: «ЕЦБ и так уже много сделал в рамках имеющихся компетенций. Не нужно ждать от него большего. Сейчас все зависит от решений европейских правительств. Они обязаны устранить сомнения в кредитоспособности каждого конкретного государства ЕС».

Президент Европейской Банковской Федерации Кристиан Клаузен пошел еще дальше, предложив банкам избавляться от итальянских активов: «Банкам Европы стоит продолжить избавляться от итальянских облигаций и других активов, эмитенты которых являются объектами долгового кризиса, в противном случае, кредиторы рискуют попасть в эпицентр долговых проблем».

Неудивительно, что распространение долгового кризиса пугает глав европейских государств. И если ранее о пересмотре границ Евросоюза не было и речи, то постепенно риторика относительно этого вопроса меняется. Как стало известно, Ангела Меркель и Николя Саркози рассматривали возможность сужения зоны евро, проведя переговоры о реформировании валютного блока Евросоюза, предполагающего создание более интегрированной структуры, но с меньшим количеством стран-участников. Однако, даже если такая инициатива будет осуществлена, необходимые процедуры реализации этого плана продлятся, как минимум, год, а кризис к этому моменту существенно расширит свои границы.

Еще одним примером столь кардинальной переориентации служит резолюция, предусматривающая возможность выхода отдельных стран из зоны евро, подготовленной христианско-демократическим союзом, который возглавляет канцлер Германии Ангела Меркель. Документ предполагает создание механизма выхода из зоны евро, при этом сохраняя членство в Евросоюзе, если государство еврозоны не в состоянии или не желает отвечать финансово-экономическим требованиям.

Немецкие экспортеры готовы пойти еще дальше инициатив Ангелы Меркель и Николя Саркози. Для них важность свободного рынка на порядок выше единой для большинства европейцев валюты. Экспортеры уверены, что Германия не сильно потеряет, вернув в обращение марку. Аналогичное мнение все чаще можно услышать и от рядовых граждан, об этом свидетельствуют результаты опросов, по результатам которых больше половины немцев хотели бы вернуться к национальной валюте.

Такое развитие ситуации предвидел главный экономист Deutsche Bank Томас Майер, который еще в феврале прошлого года предлагал Германии покинуть еврозону, ссылаясь на вердикт Федерального конституционного суда 90-х годов, согласно которому, марка вновь может вернуться в обиход, если еврозона будет являться источником инфляции или немецкие налогоплательщики станут «фактическими спасителями» единой валюты.

В этой ситуации трудно понять общий новостной фон и риторику политиков относительно необходимости спасения Евросоюза. Вроде бы цепной механизм уже запущен, и этого даже никто не пытается отрицать. Кажется, пора задумываться о добровольном «разводе», но один поток заявлений вдруг сменяет другой — о необходимости сохранения еврозоны в текущих границах. Уместно выдвинуть предположение, что экономической логике процесса противостоит логика политическая, в основе которой лежат амбиции Германии.

Германия стала экономическим лидером Европы, однако в области политики до сих пор не играла доминирующей роли, уступая по своему влиянию Франции и Великобритании. В аморфном Евросоюзе у Германии не было шансов на политическое лидерство. Совсем другое дело — Европа консолидированная, где экономический локомотив неминуемо становится политическим флагманом. На этом фоне вполне логично, что канцлер Германии Ангела Меркель заявила: ЕС необходимо стать политическим союзом, и это единственный способ уверенно выйти из кризиса суверенных долгов в еврозоне. «Для сохранения текущих границ еврозоны необходимы фундаментальные изменения в политике, поэтому следующим шагом в восстановлении доверия инвесторов должно стать завершение процесса европейской интеграции, превращение ЕС в бюджетный союз, а затем и в политический», — отметила Меркель в своем недавнем интервью.

Удастся ли Германии обратить поражение евро в собственный политический триумф? Предстоящий 2012 год должен дать ответ на этот вопрос.

Алексей Пухаев

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • В настоящий момент Меркель отвергает идею выпуска единых бондов. Для начала нужно наладить процесс интеграции стран ЕС, в результате которой пред миром предстанет «новая Европа» с неофициальным центром в Берлине. И только после этого Германия будет готова позволить ЕЦБ накачивать экономику региона ликвидностью, обеспечив наполнение Европейского фонда финансовой стабильности необходимым объемом средств.

  • Если Германия будет спасать еврозону, то на это потребуется около 300 млрд евро ежегодно только для поддержания статус-кво. Издержки, связанные с поддержанием хорошей жизни в Греции, не сопоставимы с потенциальными потерями от выхода этой страны из еврозоны. Но если Германия и Франция не «ликвидируют» Грецию, то на очереди Италия. Спасая Италию, Германия утонет сама. И тогда будет такая Великая Депрессия, что живые позавидуют мертвым. Сохранить евро и еврозону можно, только «убив» все проблемные страны. Сложный выбор, но кто говорил, что будет легко?

  • Не стоит сводить жизнь или смерть немецкой и французской промышленности исключительно к стоимости русского газа. Но в ситуации, когда, согласно докладу Еврокомиссии, общий уровень государственной задолженности еврозоны в 2012 году повысится до 90,4% от ВВП всего валютного блока с 88,0% в 2011 году, сэкономленные на транзите миллиарды могут оказаться весьма значимыми.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • Сегодня уже нет сомнений в том, что кризис в Греции превратился в кризис евро. Желание списать долги Греции, чтобы не дожидаться дальнейшего роста долговых процентов и обесценивания кредитов, становится всё более популярным в деловых и политических кругах. Однако сопротивление немецких избирателей, недовольных реализацией этих планов, с каждым днем будет нарастать. Что означает лишь одно — кризис евро может трансформировать в общеевропейский политический кризис, ставящий на повестку дня вопрос о самом существовании Евросоюза.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.