Главная | Экономические интересы

ГАЗОВЫЙ КОНТРАКТ И УКРАИНСКИЙ БЮДЖЕТ

Будущий бюджет Украины будет выглядеть убедительно и привлекательно для МВФ лишь в том случае, когда стоимость газа для Украины упадёт до 230 долларов с нынешних 400-450. Автоматически возникает вопрос — что же Украина намеревается предложить «Газпрому» ради снижения стоимости газа вдвое? Согласие на торговлю в рублях выглядит, скорее, как разумная попытка «малой кровью» получить возможность оперировать хоть чем-то в газовых переговорах.

Конец календарного года в любой стране — это время формирования бюджета и построения планов на будущее. Период сам по себе непростой и ответственный, а в нынешней тяжёлой для экономик всего мира ситуации — особенно. Тяжелее всего приходится бывшим советским республикам. Тем более, когда начало отопительного сезона совпадает с парламентскими дискуссиями по поводу формирования финансовой политики следующего года. Желание платить «по-европейски» за газ оборачивается дополнительными трудностями для государственной казны, и стоимость энергоносителей приобретает становится вопросом выживания.

Об этом прямо заявляют украинские должностные лица. Украина не может принять государственный бюджет 2012: причины проста — цены на газ. «Если нам удастся добиться справедливой цены на газ, которая соответствует цене для других европейских стран, мы будем в состоянии средства, которые сегодня выделяются на расчеты за газ, перенаправить на решение острейших социальных вопросов», — заявил глава парламентской фракции Партии регионов Украины Александр Ефремов. Политик подчеркнул, что сдерживающим фактором в бюджетном процессе является продолжение газовых переговоров с руководством России. «Я надеюсь, что в течение четырех дней после завершения газовых переговоров проект закона о государственном бюджете на 2012 год будет передан в парламент, и мы сможем принять его даже в целом, поскольку он отработан достаточно», — резюмировал глава фракции Партии регионов.

При этом следует отметить то, что «газовые переговоры», о которых говорит Ефремов, ведутся на протяжении многих месяцев. Надо сказать, переговоры эти — совершенно бессмысленны, в них полностью отсутствуют предложения, которые могли бы заинтересовать «Газпром» и мотивировать его пересмотреть очень выгодный контракт, действующий в настоящее время. Во всяком случае, представители компании «Газпром» вынуждены регулярно, после каждой украинской «сенсации» о прорыве в переговорах, выступать с опровержениями и подтверждением того факта, что прежние договорённости — действуют, и их нужно выполнять.

Тем не менее, премьер-министр Украины Николай Азаров успел в очередной раз подсчитать выгоды неизвестно от чего, и заявил, что «после достижения договоренностей с Россией о приемлемой цене на газ экономия для Украины составит примерно $500 млн. в месяц., т. е. $6 млрд в год». Нетрудно подсчитать, если ежемесячные платежи «Газпрому» составляют примерно миллиард долларов, то подобная экономия может быть обеспечена только за счёт уменьшения цены на газ в два раза.

Причём Николай Азаров заявил, что по новой цене Киев рассчитывает расплатиться уже за поставки российского газа в ноябре. «Скажем, за ноябрь, думаю, мы будем платить по новой цене и на новых условиях», — сказал он в ходе заседания экономического пресс-клуба. Одновременно с этим, украинские СМИ развернули широкую кампанию, сообщая о том, что в новом газовом контракте между Москвой и Киевом стоимость газа будет на уровне 220–230 долларов за тысячу кубометров газа. Кроме того, в проекте нового контракта якобы прописано, что украинская сторона может оплачивать газовые поставки в рублях и брать кредиты в рублях.

Последнее обстоятельство преподносится как большая уступка «Газпрому» и России. Идея расплачиваться так, как удобно «Газпрому» вызвала большое возмущение украинской оппозиции, которая назвала подобное решение «затягиванием в экономическую и политическую кабалу» и «сдачей стратегических интересов», настаивая на проведении расчётов.... в украинской гривне.

Аргументация таких тезисов выглядит достаточно эффектно. «Поскольку мы являемся клиентами, а клиент, как известно всегда прав, то именно Украина должна диктовать, в какой валюте рассчитываться, а Россия в свою очередь конвертировала бы эти гривни в ту валюту, которую ей нужно», — убежден председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак. «Поскольку в таком объеме рублей на украинском рынке нет, то украинская сторона будет за гривни покупать доллары и евро, а, затем на российском рынке будет покупать рубль — тем самым создавая повышенный спрос на российскую валюту и таким образом обеспечивать стабильность рубля», — сказал эксперт, добавив, что таким образом Украина будет увеличивать экономическую зависимость от России.

Сложно сказать, почему «увеличение экономической зависимости» от России воспринимается украинскими экспертами как катастрофа, а аналогичные действия, направленные в пользу европейской экономики и МВФ называются терминами вроде «свидетельство евроинтеграции». К тому же, Россия сейчас — одно из немногих государств, имеющих желание и возможности давать Украине деньги в долг. Постоянный представитель МВФ в Украине Макс Альер заявил, что МВФ до сих пор не пришел к единой позиции с Кабминетом министров Украины касательно реалистичности бюджета страны на 2012 г. 4 ноября Украина и Международный валютный фонд договорились «взять паузу». И начать пересмотр программы сотрудничества лишь после завершения тех самых газовых переговоров с Россией, которым не видно конца.

Проще говоря, МВФ не считает целесообразным выделять Украине денежные средства до тех пор, пока экономика этого государства не получит определённые гарантии своего существования за счёт снижения цены на российский газ. Впрочем, даже в случае нового этапа сотрудничества Украины и МВФ, беспокойство украинских экспертов вряд ли станет меньше. Потому что Россия постепенно увеличивает своё присутствие в МВФ. И деньги, получаемые Киевом от этой организации, всё равно будут российскими в значительной степени.

До сих пор считалось, что межгосударственные расчёты за энергоносители, в массе своей, осуществляются в долларах США. Хотя бывают случаи, когда выбор иной валюты торгов обусловлен особыми нюансами. Так, Китай покупает нефть у Ирана за евро. Повышенный спрос на рубль действительно имеет ряд положительных моментов, и было бы странно, если бы Москва не использовала возможность установить дополнительную «подпорку» под национальную валюту.

Бытовая апелляция к привилегированному статусу Украины как клиента в данной ситуации не работает вовсе. Украина не имеет возможностей отказаться от закупок конкретного товара у конкретного поставщика. И вся клиентская «правота» сводится исключительно к наличию доброй воли поставщика, или её отсутствию. С тем же успехом Киев мог бы настоять на возврате своих долгов МВФ в гривнах. И согласие на торговлю в рублях выглядит, скорее, как разумная попытка «малой кровью» получить возможность оперировать хоть чем-то в газовых переговорах.

Будущий бюджет Украины будет выглядеть убедительно и привлекательно для МВФ лишь в том случае, когда стоимость газа для Украины упадёт до 230 долларов с нынешних 400-450. Автоматически возникает вопрос — что же Украина намеревается предложить «Газпрому» ради снижения стоимости газа вдвое? Согласно данным, которыми оперируют экономические издания Украины, кулуарное соглашение с «Газпромом» предусматривает «преференции для российских инвесторов в случае их участия в приватизации украинских предприятий».

Как уже говорилось, действующий контракт приносит «Газпрому» миллиард долларов прибыли. То есть, российскому монополисту желают продать некие ресурсы, способные компенсировать потери, понесённые после снижения цены. По информации, распространяемой СМИ, близким к украинским правительственным кругам, в числе стратегических активов, которые намерена приватизировать Украина — энергогенерирующие и региональные газоснабжающие компании (облгазы).

До самого последнего времени, региональное газовое хозяйство находилось в ведении дочерней компании «Газ Украины» НАК «Нафтогаз Украины». Которая, в соответствии с приказом Министерства энергетики и угольной промышленности Украины от 27 октября, объявила о прекращении своей деятельности и присоединении к «Нафтогазу». До этого момента, «Нафтогаз» занимался вопросами добычи собственного газа и транзита российского. Теперь же «Нафтогаз Украины» перезаключил на себя все договора на поставку природного газа с предприятиями по газоснабжению и газификации (обл- и горгазами) и предприятиями коммунальной теплоэнергетики.

С точки зрения «газовых переговоров» это значит, что правительство Украины действительно создало условия, при которых «Нафтогаз» сможет продавать «Газпрому» коммунальные предприятия, ранее таким операциям не подверженные. Другого смысла подобная рокировка не имеет. Более того, входят в прямое противоречие с требованиями ЕС, согласно которым продажа, транспортировка и работа с конечным потребителем должны быть разделены.
Но возникает вопрос — захочет ли «Газпром» купить коммунальные предприятия Украины и работать непосредственно с населением?

В этом есть большие сомнения. Как уже говорилось, чтобы иметь фундамент для пересмотра действующего контракта, новые приобретения российского монополиста должны приносить около полумиллиарда долларов ежемесячно. При этом имеющаяся на сегодня задолженность населения за природный газ, которая составляет 675 миллионов долларов, в ближайшее время будет лишь возрастать. Об этом говорилось во время киевской пресс-конференции «Старт отопительного сезона 2011-2012: первые результаты».

И выгода «Газпрома» от выхода на региональные рынки не выглядит очевидной. Собирать деньги у населения — несколько сложнее, чем у государства, к тому же должны проявиться дополнительные расходы на поддержание функционирования газопроводов, персонала и т. д. По-крайней мере, в первые годы «Газпром» мало того, что не получит эквивалентной прибыли, но и будет вынужден вкладывать собственные средства в украинские активы, которые ему постараются продать.

Если МВФ и украинские чиновники не ошиблись в оценке роли «Газпрома» в бюджете Украины, то главный финансовый документ имеет все шансы остаться неподписанным в этом году. Что наверняка спровоцирует очередной политический кризис и размышления о том, куда же Киеву идти — в Европу или Евразию.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Затянув переговоры до предела, украинская сторона завела их полный тупик. Нынешний газовый кризис, кажется, решить именно в «газовой» плоскости уже нельзя. Скорее всего, если он и будет решён, то путём торгов и договоренностей совершенно иного рода.

  • По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

  • Если смотреть на вещи объективно, то «Газпром» и российские финансовые учреждения в отношении Украины выступают аналогами МВФ и прочих кредитных организаций. Если украинские элиты осознают, что их личные амбиции не всегда тождественны национальным интересам Украины, то возможность выстроить действительно привлекательную для Украины схему взаимодействия все ещё остается.

  • Но чем ближе к полной мощности Nord Stream, чем больше шансов на запуск South Stream, чем серьезнее планы по модернизации принадлежащей «Газпрому» компании «Белтрансгаз», тем меньше стоимость украинской ГТС и перспективы её продажи. Путём несложных калькуляций, можно предсказать наступление момента, когда торг станет бессмысленным — он приходится на 2014 год.

  • Для того, чтобы рассчитаться с «Газпромом» за октябрьские поставки газа, компании «Нафтогаз» пришлось взять кредит в размере 550 миллионов долларов в... «Газпромбанке». Заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Макуха уточнил, что ставка по кредиту составила семь процентов годовых. То есть, чтобы расплатиться с «Газпромом» Украине приходится одалживать деньги у «Газпрома» же. Более того, согласно информации, которую приводят представители парламентской оппозиции, в конце года у правительства Украины может не остаться денег для финансирования своих обязательств.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.