Главная | Экономические интересы

БУДЕТ ЛИ ГЕРМАНИЯ СПАСАТЬ ЕВРО?
Шансов на выход из кризиса становится все меньше

Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

Деятельность по спасению еврозоны понемногу переходит в состояние, которое наиболее ёмко описывается фразой «хотели как лучше, а получилось как всегда». Во всяком случае, многочисленные попытки стабилизировать экономику ЕС не только не дали положительных результатов, но напротив, распространили долговые проблемы отдельных членов Евросоюза на всё политическое объединение.

Должностные лица, от согласованной работы которых зависит будущее евро, демонстрируют исключительную медлительность и широкую палитру взглядов на то, как именно следует решать глобальную проблему. Дурную службу сыграло и стремление еврочиновников планировать долгосрочную стратегию исходя из самых оптимистических предположений относительно дальнейшего развития событий. Реальность, напротив, как раз подтверждает правоту пессимистов.

Последние утверждали — любые меры, согласование и принятие которых возможно реализовать на практике, заранее будут недостаточными и неактуальными. Долги растут слишком быстро, и столь же стремительно падает доверие инвесторов, начинает лихорадить банковскую систему и рынок труда. Власти ЕС борются, в лучшем случае, с бедами дня вчерашнего, хотя сдаваться не собираются. Но если подвести промежуточные итоги спасения еврозоны, то они будут неутешительными.

26 октября, на саммите еврозоны было принято решение повысить капитал Европейского фонда финансовой стабильности с 440 миллиардов до 1 триллиона евро. И, если бы эти деньги действительно нашлись месяц назад, то многие негативные факторы были бы устранены. Но в данный момент от первоначальных 440 миллиардов после выделений кредитов Греции, Ирландии и Португалии в фонде осталось около 250 миллиардов.

Министры финансов стран еврозоны сходятся во мнении, что этой суммы недостаточно для того, чтобы оказать поддержку какой-либо из проблемных европейских стран. Что, впрочем, неудивительно, ведь долги одной только Греции перевалили за 360 миллиардов евро. За прошедший месяц выяснилось, что из-за резкого ухудшения финансового состояния Италии, которую не спасти теперь и триллионом евро, повышать капитал EFSF до таких пределов уже незачем. Стоимость займов для итальянских трехлётних бумаг составляет 7,89%, что в 1,6 раза выше уровня месячной давности. И на заседании Еврогруппы 29 ноября было решено не стремиться к триллионному лимиту. Хотя министры финансов стран еврозоны, кажется, исключительно по инерции, договорились о механизмах увеличения EFSF до цифры в 500-750 миллиардов.

Для чего нужна такая сумма — сказать сложно. Италии, например, только в 2012 году во избежание немедленного дефолта, необходимо занять около 400 миллиардов евро. Вопрос о том, где брать деньги для Испании, Греции, Португалии и Ирландии, таким образом, повисает в воздухе.

А не брать их нельзя — отсутствие доступа к кредитам вызовет дефолт с непредсказуемыми последствиями. Министры финансов еврозоны уже согласовали выделение очередного транша Ирландии объемом в 4 миллиарда, в рамках предоставления общей финансовой помощи размером в 67 миллиардов евро. По той же причине продолжается спасение Греции — 8 миллиардов евро будут доступны к середине декабря. Сколько денег выделят Португалии, общая нужда которой равняется 78 миллиардам, пока не сообщается.

Более того, совершенно неясно, откуда возьмутся и обещанные 500 миллиардов. Европейские министры настаивают на том, что EFSF будет наполняться преимущественно за счёт сторонних инвестиций, в том числе — капитала частного. Заполнить фонд за счёт отчислений от самих стран еврозоны уже невозможно, это нанесёт новый удар по государственным бюджетам и ещё больше увеличит долговую нагрузку. Вариантов остаётся немного — либо просить денег у Китая, либо создавать привлекательные условия для частного капитала. В обеих случаях необходимы соответствующие гарантии — мало кто желает во время кризиса рисковать вложениями в европейские финансы.

Ранее агентство Moody’s предупредило, что может в очередной раз понизить рейтинг по долговым обязательствам европейским банкам. Под угрозой оказались 87 банков в 15 странах еврозоны, прежде всего в Австрии, Испании, Италии, и Франции. Неприятные известия получили такие крупные банки, как BNP Paribas, Societe Generale, UniCredit SpA, Banco Santander, Credit Suisse AG и UBS AG.

По мере сил способствуют ослаблению банковской системы Европы и население проблемных стран. Издание Spiegel International сообщает, что греки с начала кризиса сняли со счетов около 50 миллиардов евро — пятую часть всего объема депозитов. По сведениям Банка Италии, в августе и сентябре было выведено больше 80 миллиардов евро. Даже церковь подпитывает недоверие к государственным финансовым институтам — неназванный греческий монастырь перевёл в наличные около 700 000 евро.

Таким образом, чтобы обеспечить интерес к европейским долговым обязательствам, который неизбежно упадёт в случае реализации намерений Moody’s и дальнейшего ажиотажа среди вкладчиков, инвесторам необходимо предоставить дополнительные гарантии. Глава EFSF Калус Реглинг предлагает выпустить особые сертификаты EFSF, которые бы страховали риски инвесторов при покупке бондов. Вот только сертификат будет страховать от 20% до 30% риска «в зависимости от текущей ситуации на рынке», что с учётом величины сумм, которые будут доверены инвесторами Евростабфонду, может оказаться недостаточным. К тому же, сертификат будет продаваться за дополнительную плату.

В качестве другого способа «разбавить» государственные деньги EFSF частными, предлагается создать дочерние фонды с совместными инвестициями. Они должны оказывать содействие самому EFSF, снабжая проблемные страны кредитами в достаточном количестве. Правда, Реглинг признал, что при такой организационной структуре совершенно невозможно оперативно реагировать на изменения ситуации в той или иной стране еврозоны, интерес инвесторов непостоянен. Тем не менее, оба механизма должны быть запущены в начале будущего года.

Насколько получится наполнить Стабфонд за счёт указанных мер, не знает никто. Председатель Еврогруппы и премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер сообщил: «Не зная точного объема средств, которые могут понадобиться, ЕFSF должен быть способен увеличить собственные ресурсы на сумму до 250 млрд евро».

Таким образом, какая либо конкретика в области EFSF отсутствует. Методы его наполнения существуют исключительно на бумаге, и даже если получится перевести бумажные расчёты в физическое воплощение, это ничего не решает. При самых самоотверженных усилиях частных инвесторов не получится увеличить казну ЕС до необходимых пределов. И если буквально месяц назад оставалась немалая уверенность в том, что Евросоюз сможет обойтись «малой кровью», то сейчас сомнения в переформатировании финансового или политического устройства Евросоюза практически исчезли. Негативное влияние кризиса затрагивает самые стабильные страны ЕС, биржевые торги последних дней фиксируют устойчивое увеличение доходности бумаг Франции, Бельгии, Нидерландов, Австрии и Финляндии.

Так, во время аукциона, состоявшегося 23 ноября, Германия не смогла полностью разместить свои 10-летние облигации.. Объем заявок составил 3,9 миллиарда евро при том, что Бундесбанк рассчитывал продать бумаги на значительно большую сумму, 6 миллиардов евро. В комментариях европейских финансистов наиболее часто звучало слово «катастрофа». Причины такого падения интереса к германским бумагам двояки. Внутренняя причина состоит в том, что экономика Германии, будучи поставлена в положение донора проблемных стран ЕС, начинает терять темп. Долги Германии подобрались к 80% от ВВП. Но главным фактором низкого спроса выступает то, что немецкие облигации номинированы в евро. Валюте, будущее которой не выглядит светлым.

27 ноября премьер-министр Италии Марио Монти заявил, что в случае неспособности Рима рассчитываться по долгам, европейская валюта не сможет это пережить. С этим очевидным фактом согласились канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози. А биржевые игроки начали разрабатывать стратегии, которые предусматривают исчезновение евро или, по крайней мере, резкое ухудшение его позиций. The Wall Street Journal сообщает, что брокерская компания ICAP тестирует программу для торгов греческой драхмой на случай выхода Греции из еврозоны. Также к возможному краху евро готовится еще один крупный участник рынка — валютный оператор CLS Bank. Экономисты швейцарского банка UBS обнародовали подробные расчёты, какими убытками обернётся для жителей какой-либо страны отказ от евро. При этом, как полагают эксперты UBS, развитые страны легче перенесут отказ от евро, нежели те, кто находится в кризисе. Затраты рядового немца, к примеру, в случае выхода из еврозоны оцениваются в 6-8 тысяч евро в первый год. Население слабых стран теряет на 50-70 процентов больше..

Неудивительно, что подобная аналитика дала новый толчок дискуссии в самой Германии — что будет дешевле, спасать евро дальше или вернуться к национальной валюте? Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой. И события наших дней ещё больше убеждают в том, что стабильность европейской валюты зависит, прежде всего, от экономики Германии. Учитывая то, что до введения евро фактической резервной мировой валютой была именно марка, мировая экономика, в принципе, не должна пострадать от перехода Германии к национальной валюте.

Следующий саммит Евросоюза состоится в Брюсселе 9 декабря. Новости с финансовых рынков всё больше напоминают фронтовые сводки, ресурсы для «мягкого» лечения будут исчерпаны в самом ближайшем будущем, а поступление новых средств — под большим вопросом.

Пожалуй, единственным сообщением, способным положить конец длительной дискуссии о судьбе евро, может стать лишь известие о том, сколько стран покинет еврозону в самое ближайшее время. А также о том, пойдет ли речь о слабых игроках или о сильных державах, желающих сбросить тянущий вниз балласт.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Европейский стабилизационный фонд (EFSF), даже если составит 1 триллион евро, едва ли способен стать панацеей. Ведь общий долг всех банков пяти стран ЕС (Греции, Португалии, Италии, Испании и Ирландии ), находящихся в наиболее сложном положении, составляет сегодня примерно 6 триллионов евро. Объём долгов «срочных», которые могут потребоваться в ближайшее время, составляет 3 триллиона евро.

  • Сегодня уже нет сомнений в том, что кризис в Греции превратился в кризис евро. Желание списать долги Греции, чтобы не дожидаться дальнейшего роста долговых процентов и обесценивания кредитов, становится всё более популярным в деловых и политических кругах. Однако сопротивление немецких избирателей, недовольных реализацией этих планов, с каждым днем будет нарастать. Что означает лишь одно — кризис евро может трансформировать в общеевропейский политический кризис, ставящий на повестку дня вопрос о самом существовании Евросоюза.

  • 3 марта международное агентство Moody’s снизило кредитный рейтинг Греции до C — самого низкого показателя в своей классификации. Нынешний рейтинг означает, что долговые обязательства страны, по сути, находятся в состоянии дефолта, при этом вероятность выплаты основной суммы долга и процентов по таким облигациям мала. Ранее, аналогичную негативную оценку состоянию Греции дали партнёры Moody’s по «большой тройке» — Fitch и S&P.

  • Пока все внимание политиков, регуляторов, инвесторов сконцентрировано на «долговом кризисе», Европу может ждать еще один неожиданный удар, причем со стороны известного своей стабильностью банковского сектора региона. Первыми бить в тревогу стали рейтинговые агентства, S&P запустило процесс массового пересмотра рейтингов целого ряда банков Австрии, Испании, Люксембурга, Нидерландов, Бельгии.

  • Не стоит сводить жизнь или смерть немецкой и французской промышленности исключительно к стоимости русского газа. Но в ситуации, когда, согласно докладу Еврокомиссии, общий уровень государственной задолженности еврозоны в 2012 году повысится до 90,4% от ВВП всего валютного блока с 88,0% в 2011 году, сэкономленные на транзите миллиарды могут оказаться весьма значимыми.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.