Главная | Экономические интересы

АГРАРНЫЙ СЕКТОР ЕС: ПОРОХОВАЯ БОЧКА ПЕРЕД ВЗРЫВОМ. Отраслевой кризис не менее опасен для Евросоюза, чем финансовый

Отраслевой кризис не получится локализовать в рамках одного государства, что породит новые неприятности. Оставшиеся без средств к существованию люди пополнят армию безработных, что ляжет дополнительным социальным бременем на бюджеты. К тому же, из-за частичной прозрачности внутриевропейских границ, возникнет вторичная миграция безработных из стран аграрной Восточной Европы во Францию, Германию и страны Бенилюкса.

Агентство Standard & Poor’s сообщило о планах по пересмотру кредитного рейтинга 15 стран еврозоны в течении ближайших трёх месяцев. При этом список впервые затронул наиболее стабильные государства Европы — Францию, Германию, Нидерланды, Финляндию, Австрию и Люксембург, имеющие в настоящее время максимально возможный уровень рейтинга AAA. Теперь, с учётом Греции и Кипра, скептицизм инвесторов затронул всю зону евро.

Информация о планах S&P заставила Францию и Германию опубликовать совместное заявление, в котором они сообщили о готовности принять «все необходимые меры» для достижения стабильности в зоне евро. А председатель группы европейских министров финансов Жан-Клод Юнкер, заявил, что планы S&P выглядят «несправедливым и сильным преувеличением», после всех «серьёзных усилий в последние дни по преодолению кризиса, таких как программы экономии в Италии и Ирландии».

Очередной безрадостный итог «борьбы за евро» заставляет, тем не менее, вспомнить тот факт, что финансовый кризис уверенно перешёл в фазу, когда даже успешное спасение евро не означает выздоровления Евросоюза. Говоря математически, стабильный евро — условие необходимое, но совершенно недостаточное. После гипотетического спасения единой европейской валюты, Брюсселю предстоит решить другие проблемы, первые симптомы которых уже видны.

Вне зависимости от результатов стабилизации евро, разрабатывать процедуру дефолта страны-члена ЕС всё-таки придётся. Входящая в Евросоюз Венгрия считается одной из самых проблемных стран Евросоюза, не входящих в зону евро. В 2008 Будапешт стал первопроходцем, решившимся на обращение к МВФ за помощью в преодолении последствий первой волны глобального финансового кризиса. Венгрия заняла примерно 27 миллиардов долларов. В конце ноября появилась информация, что Будапешт снова принялся просить у МВФ денег для поддержки национальной венгерской валюты (форинта). Который за последние 6 месяцев обесценился к евро на 14,5%. Что вызвало резкое ухудшение ситуации вокруг венгерских долгов, преимущественно номинированных в иностранной валюте.

Таким образом, только за III квартал госдолг Венгрии вырос с 75% до 82% ВВП. В конце ноября, рейтинговое агентство Moody’s понизило суверенный кредитный рейтинг Венгрии до уровня «Ва1» с «негативным» прогнозом по рейтингу. Установленный рейтинг «Ва1» означает, что инвесторам не рекомендуют приобретать государственные облигации Венгрии. Процентная ставка по которым, в день объявления рейтинга, подскочила до рекордных 9%, а национальная валюта «просела» сразу на 1,5%.

Причины такой нестабильности — общие для всего ЕС: большое долговое бремя и зависимость от внешних инвесторов, число которых постоянно сокращается. До такого же уровня был снижен кредитный рейтинг в иностранной валюте Национального банка Венгрии (НБВ). Данное решение основано на том, что Венгрия несет юридическую ответственность за выплаты по облигациям НБВ.

Кроме того, негативный эффект оказывает и внутренняя венгерская политика. В начале октября был одобрен план, по которому жители Венгрии могут погашать ипотечные кредиты в иностранной валюте по специальному заниженному курсу, что нанесло значительный ущерб подразделениям иностранных банков, столкнувшихся с непредвиденными убытками. Одновременно с этим, венгерское правительство объявило о национализации активов частных пенсионных фондов в размере 14 миллиардов долларов, ужесточило условия для работы иностранных коммерческих структур, обложив их дополнительными налогами, сократив притом поборы с национальных, семейных предприятий и мелкого бизнеса.

Под ударом оказались, в первую очередь, торговые, энергетические и телевизионные международные компании. До какой-то степени эта политика является, несомненно, оправданной, поскольку позволяет поддержать национального производителя. Но она входит в явное противоречие с юридическими нормами и практикой ЕС, ухудшая инвестиционную привлекательность венгерского государства. К тому же, Венгрия слишком зависима от соседей, а для того, чтобы построить самодостаточную экономику потребуется время и значительные средства.

Венгрия вполне может повторить свое первородство относительно займов у МВФ, и стать первым государством Европы, сохранившим национальную валюту, которое придётся спасать совместными усилиями. Более того, на примере Венгрии и родственных в экономическом отношении государств, можно обнаружить очередное слабое место Евросоюза.

Как известно, сельское хозяйство Европы является в большой степени дотационным, а с точки зрения экономики — убыточным. Причём суммы, уходящие на поддержание аграриев, весьма значительны. В бюджете ЕС для сельского хозяйства предусмотрено порядка 50 миллиардов евро, большая их часть поступает в виде прямых дотаций фермерским хозяйствам в странах-членах ЕС. Распределение дотаций неравномерно, и вполне иллюстрирует озвученный недавно французским президентом Саркози тезис о «двухскоростной Европе». Те государства, которые стояли у истоков Союза и вступили в него до 2004-2005 года, пользуются заметно большей благосклонностью, нежели последователи. Греческие фермеры получают на каждый гектар пашни около 700 евро, в Прибалтике эта сумма составляет около 90 евро.

Если эти суммы по каким то причинам перестанут выплачиваться — социальный взрыв неминуем. Ведь, как говорилось выше, сельское хозяйство ЕС не является прибыльным и даже самоокупаемым, и без его поддержки возникнет значительное количество людей, у которых нет работы и перспектив. Многие корни финансовых проблем Европы, нынешних и будущих, лежат в именно сельском хозяйстве. И надо признать, что во многих случаях, виновата внутренняя политика ЕС и ничто иное.

На долю семи стран Европы приходится около 80% всех сельскохозяйственных холдингов ЕС. В Румынии в прошлом году было зафиксировано 32% от общего количества ферм в Европе. На втором месте расположилась Италия, доля которой составляет 13,5%, затем идет Польша с 12,5%, Испания, Греция, Венгрия и Франция. Нетрудно заметить, что большинство стран этого списка одновременно присутствуют в рейтинге стран с негативными прогнозами, и ухудшение положения фермеров вполне способно спровоцировать новый внутренний кризис.

Категорическое несогласие фермеров с указующими директивами Брюсселя зреет давно, и причины тому есть. К примеру, до своего вступления в ЕС, Греция производила около 1,5 миллионов тонн хлопка в год, что приносило заметную прибыль в государственный бюджет. Сейчас ей разрешено собирать в два раза меньше — 782 тысяч тонн. У ЕС предусмотрен специальный налог, которым обложили аграриев, не желающих резко снижать посевы. После уплаты штрафов обанкротились многие мелкие и средние греческие хозяйства. Аналогичный эффект оказали и принудительные установки квот на традиционные товары — молоко, вино, апельсины, оливки. Оливковые деревья при получении дотаций полагалось уничтожить, и от греческих фермеров требовали подписать юридическое обязательство навсегда отказаться от выращивания данной культуры.

Теперь же Брюссель, во имя спасения общей экономики, приказывает аграрным странам ради уменьшения расходов, сократить или убрать вовсе дотации фермерам. Нетрудно догадаться, какой эффект это должно произвести, с учётом того, что большинство фермеров, чьи хозяйства были ликвидированы квотированием, живут только благодаря дотациям. Месяц назад, более тысячи фермеров приехали на собственных тракторах в Будапешт, чтобы таким образом выразить свой ​​протест из-за невыплаты правительством сельскохозяйственных компенсаций.

Болгарская газета «Труд» сообщает, что с 28 ноября протестуют и болгары. В районе городов Стара Загора, Хасково и Свиленград около 500 фермеров собрали 120 машин сельскохозяйственной техники, угрожая перекрыть дороги. Болгарские фермеры требуют от правительства, несмотря на требования ЕС, заложить в бюджет больше средств для финансирования отрасли. Потому что сейчас болгарские аграрии, по словам председателя национальной ассоциации зернопроизводителей Ангела Вукодинова, выживают лишь «благодаря мировой конъюнктуре — выгодным ценам, запрету экспорта зерна из России и помощи от еврофондов». 1 декабря, фермеры перекрыли путь к КПП на границе с Румынией, которая проходит по реке Дунай, и к деревне Капитан Андреево, находящейся на границе с Турцией. По словам министра сельского хозяйства Болгарии, акции фермеров приносят значительные финансовые убытки. В результате блокирования магистралей, соседние страны — Греция, Румыния и Турция — могут потребовать компенсации.

Таким образом, в 2012 году Европейскому союзу предстоит не только заниматься спасением единой валюты, но и решать массу других проблем. Некоторые страны, пусть и не входящие в еврозону, также скатываются к банкротству. В условиях, когда платить дотации фермерам не представляется возможным (без чего фермеры выжить просто не смогут), неминуем и отраслевой кризис, который в Болгарии, например, сдерживается только временным отказом России от экспорта своего зерна.

Отраслевой кризис не получится локализовать в рамках одного государства, что породит новые неприятности. Оставшиеся без средств к существованию люди пополнят армию безработных, что ляжет дополнительным социальным бременем на бюджеты. К тому же, из-за частичной прозрачности внутриевропейских границ, возникнет вторичная миграция безработных из стран аграрной Восточной Европы во Францию, Германию и страны Бенилюкса.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Германия, по мнению Сороса, должна спасать Грецию ценой собственной экономики и благосостояния своих граждан. Что связано для Германии с огромными политическими и экономическими рисками. Ситуация складывается весьма двусмысленная, дающая пищу для размышлений о прямой выгоде США в европейском кризисе. Ведь если «обвалить» рейтинги европейских банков и экономически обескровить крупные европейские страны путем донорской перекачки средств в поддержку стран слабых, то симпатии инвесторов, а значит и финансы, перетекут туда, где дела будут обстоять несколько лучше. То есть — в США.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • 3 марта международное агентство Moody’s снизило кредитный рейтинг Греции до C — самого низкого показателя в своей классификации. Нынешний рейтинг означает, что долговые обязательства страны, по сути, находятся в состоянии дефолта, при этом вероятность выплаты основной суммы долга и процентов по таким облигациям мала. Ранее, аналогичную негативную оценку состоянию Греции дали партнёры Moody’s по «большой тройке» — Fitch и S&P.

  • Сегодня уже нет сомнений в том, что кризис в Греции превратился в кризис евро. Желание списать долги Греции, чтобы не дожидаться дальнейшего роста долговых процентов и обесценивания кредитов, становится всё более популярным в деловых и политических кругах. Однако сопротивление немецких избирателей, недовольных реализацией этих планов, с каждым днем будет нарастать. Что означает лишь одно — кризис евро может трансформировать в общеевропейский политический кризис, ставящий на повестку дня вопрос о самом существовании Евросоюза.

  • Пятница, 13 января, действительно оправдала свою репутацию. В этот день, международное рейтинговое агентство S&P одним махом обрушило рейтинги 9 стран еврозоны и погрозило всем остальным. Прежние позиции сохранили лишь Германия, Люксембург, Нидерланды и Финляндия. Впрочем, без нюансов не обошлось и в этом случае — лишь Германия полностью сохранила доверие инвесторов. Прочие страны, удержавшиеся на вершине, имеют «негативный» прогноз по дальнейшему развитию экономической ситуации. На этом фоне практически незамеченной прошла информация о том, что наряду с крупнейшими экономиками ЕС, S&P резко снизил рейтинги Испании, Италии, Кипра и Португалии.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.