Главная | Экономические интересы

БОРЬБА ГЕРМАНИИ ЗА ЕВРОСОЮЗ:
СРАЖЕНИЕ НА ДВУХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФРОНТАХ

В настоящий момент Меркель отвергает идею выпуска единых бондов. Для начала нужно наладить процесс интеграции стран ЕС, в результате которой пред миром предстанет «новая Европа» с неофициальным центром в Берлине. И только после этого Германия будет готова позволить ЕЦБ накачивать экономику региона ликвидностью, обеспечив наполнение Европейского фонда финансовой стабильности необходимым объемом средств.

Игра вокруг долговых проблем стран-членов Европейского союза обострилась, Германия всячески блокирует различные варианты помощи странам-жертвам кризиса. Часть экспертов объясняет это нежеланием немцев вновь принимать на себя груз долговых проблем без каких-либо гарантий того, что через 5-7 лет они вновь не получат еще более серьезный «удар» из-за расточительности правительств других стран.

И трудно не согласиться с такой точкой зрения. Складывается ощущение, что только в Германии к вопросу составления бюджета и подходили внимательно. В той же Греции с момента попадания в еврозону просто постоянно наращивался объем внешних заимствований, пока в 2008 году по рынкам не прокатился кризис ликвидности. Фактически в текущий момент Греция уже стала «черной финансовой дырой» Европы, которая поглощает серьезный объем ресурсов, тем самым истощая источники финансирования, необходимые для спасения других стран. В то время как долговой кризис пока только распространяется. причем с достаточно высокой скоростью.

На данный момент, игра вновь разворачивается вокруг очередного антикризисного транша для Греции в размере 8 млрд. евро, без которого страна не продержится до конца декабря. И дело не только в отсутствии средств для бюджетников и выплаты пенсий, но и необходимости обслуживания государственного долга. Последний месяц этого года для греков крайне «затратный», им предстоит провести два аукциона по рефинансированию истекших долговых бумаг: 16 декабря — привлечь 2 млрд евро по шестимесячным векселям, 23 декабря — еще 2 млрд евро по трехмесячным. Также в декабре необходимо погасить около 3 млрд. евро.

Погашение долгов греческого правительства в декабре 2011
 

Однако, учитывая крайне нестабильную ситуацию на долговом рынке, вызывает большие сомнения, будет ли реализован весь объем облигаций. Интересно, однако, какой средний уровень доходности будет зафиксирован на аукционе.

Греция — это лишь репетиция того, что может произойти в резултате неудачи программ антикризисных мер и бюджетной экономии в Италии, Испании, Португалии. И если сейчас финансовых ресурсов достаточно, чтобы не допустить дефолт (хотя частичный дефолт уже навязали частным инвесторам) с последующим выходом страны их еврозоны, то средств на помощь Италии, Испании, Португалии у ЕЦБ, Европейского фонда финансовой стабильности, МВФ не хватит.

Эту позицию пытается донести до европейских коллег, ослепленных сомнительными успехами трех программ количественного смягчения США, канцлер Германии Ангела Меркель: «Европейский центральный банк имеет другую задачу, нежели Федрезерв США или Банк Англии». Однако все уже привыкли к подобной риторике главы Германии, поскольку слышали эти слова уже не раз. Однако Меркель перешла в наступление и теперь уже говорит о создании альянса с жесткими правилами, причем залогом стабильности станет новый потолок европейского госдолга и усиленный бюджетный контроль.

Другой вопрос, почему Германия всячески противодействует локализации кризиса путем «накачки ликвидноcти», и настаивает на создании бюджетного союза? Хоть многим и покажется странным, особенно на фоне заявлений, что «Германия устала тянуть Европу», но именно эта страна, как никто другой в ЕС, заинтересована в том, чтобы не допустить развал еврозоны. Валютный блок фактически и создавался-то для лоббирования в первую очередь интересов ФРГ, Франции и Италии, так как экспортноориентированноть «тройки» стала основным скрепляющим Европу экономических механизмом. Очевидно, что ведущая роль в «тройке» досталась именно немцам.

Бюджетный союз с четкими и жесткими механизмами регулирования и контроля за расходами ограничивает экономический суверенитет «стран-неудачников» еврозоны. Это позволит более эффективно выстраивать общий политический курс, а как способ поощрения можно использовать выдачу «лимитов» на выпуск единых европейских облигаций, причем они будут куда более ликвидны, чем нынешние гособлигации стран-неудачников.

Именно поэтому Меркель отвергает идею выпуска единых бондов в настоящий момент. Для начала нужно наладить процесс интеграции стран ЕС, в результате которой пред миром предстанет «новая Европа» с неофициальным центром в Берлине. И только после этого Германия будет готова позволить ЕЦБ накачивать экономику региона ликвидностью, обеспечив наполнение Европейского фонда финансовой стабильности необходимым объемом средств. Остался лишь последний шаг — обеспечить согласие если не всех 27 членов Евросоюза, то хотя бы 17 стран-участников зоны евро, на отказ о части фискального, а следовательно и политического суверенитета. Однако главная интрига сохраняется вокруг вопроса «поддержит ли Германию Франция?».

Позиции Саркози относительно усиления контроля и финансовой дисциплины, ужесточения санкций против тех, кто свои обязательства не выполняет, полностью совпадают с позициями Меркель. Более того, оба считают необходимым создания новой двухуровневой модели ЕС, поделенной на страны с разным уровнем экономического развития. Однако при этом Саркози полностью отвергает предложения о том, что бюджеты стран ЕС должны определяться в Брюсселе, так как не желает допустить потерю даже небольшой части экономического суверенитета Франции. Единственный шанс сохранить лидерские позиции у сторон — это договориться, что сейчас и происходит. СМИ уже успели дать этому тандему звучное название «Меркози».

«Меркози» пытается совместно протолкнуть свой «план спасения Европы», поэтому можно понять ажиотаж новостных агентств, которые создают крайне нервозный новостной фон причем активный вклад в этот процесс вносят и международные рейтинговые агентства, которые готовы понизить рейтинги стран членов ЕС и крупных банков, в случае отказа от плана «Меркози». Однако смущает активное включение в этот процесс министра финансов США Тимоти Гайтнера, который после ряда консультаций с европейскими лидерами позитивно оценил инициативу глав Франции и Германии.

«Я очень воодушевлен тем, что произошло в Европе в последние несколько недель, в том числе программами реформ, которые представлены новыми правительствами Италии, Испании и Греции. Я также приветствую новые шаги, объявленные на этой неделе, по бюджетной консолидации еврозоны,» — заявил Гайтнер после встречи с министром финансов Германии Вольфгангом Шойбле в Берлине. Складывается ощущение, что на страны еврозоны, которые имеют менее весомое положение, оказывается серьезное информационное давление, с целью убедить их в необходимости пожертвовать своим суверенитетом ради сохранения стабильного экономического курса.

Если данный пакет мер, предложенный Францией и Германией, будет принят и будут внесены все необходимые изменения в Европейский договор, то фактически весь Евросоюз станет единым государством. Однако, далеко не все рады такому положению дел. Главной преградой на пути к быстрому достижению целей «Меркози» встала Великобритания, которая занимает крайне жёсткую позицию, и не имея других рычагов, кроме угрозы выхода из ЕС, будет будет шантажировать тандем развалом Евросоюза.

Пока разыгрывается последняя партия «гигантов», менее крупные страны готовятся к быстрому бегству. Центробанки Ирландии, Греции, начали подготовку механизмов по «реанимированию» национальных валют на случай выхода из зоны евро или распада валютного союза, а ЦБ Швейцарии и Латвии находятся в поисках более надежного ориентира для своей валюты, нежели евро.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Ситуация в Италии стремительно меняется. Если изначально страна была лишь одним из возможных кандидатов в «неудачники», то сейчас она — главная жертва долгового кризиса. Постепенное увеличение затрат по обслуживанию суверенного долга, несмотря на программу выкупа облигаций Европейским Центральным банком, говорит о крайне тяжелом положении. Рост доходности облигаций может очень дорого обойтись итальянской экономике, как и экономике стран Еврозоны, спровоцировав длительную рецессию. Аналитики уже сейчас отмечают, что восстановление экономики ЕС остановилось, доверие со стороны инвесторов снижается, негативно влияя на уровень инвестиций и потребление. Слабый рост мировой экономики сдерживает экспорт, а срочная консолидация бюджетов негативно отражается на внутреннем спросе.

  • Дефолт Греции опасен тем, что это, в первую очередь, «политический» дефолт, от которого невозможно уберечься, вводя меры по сокращению расходов. Как только руководство любой страны европейского региона пытается сбросить с себя часть социальной нагрузки, оно моментально теряет поддержку среди населения, и разрушительные акции протеста в Афинах — ярчайший тому пример.

  • Если Германия будет спасать еврозону, то на это потребуется около 300 млрд евро ежегодно только для поддержания статус-кво. Издержки, связанные с поддержанием хорошей жизни в Греции, не сопоставимы с потенциальными потерями от выхода этой страны из еврозоны. Но если Германия и Франция не «ликвидируют» Грецию, то на очереди Италия. Спасая Италию, Германия утонет сама. И тогда будет такая Великая Депрессия, что живые позавидуют мертвым. Сохранить евро и еврозону можно, только «убив» все проблемные страны. Сложный выбор, но кто говорил, что будет легко?

  • Европейский центральный банк долгое время скупал разнообразные долговые обязательства государств ЕС, пребывающих ныне в плачевном состоянии. Среди прочего, было выкуплено долговых обязательств Италии и Испании на впечатляющую сумму в 22 миллиарда евро. В случае попытки «развода» неизбежно возникнет проблема возврата денежных средств. К тому же, против такого варианта уже сейчас горячо протестуют в Греции, правительство которой было обижено отказом Меркель и Саркози принять идею единых европейских облигаций, которую Греция по понятным причинам активно лоббировала.

  • Принятые на внеочередном саммите ЕС договорённости имеют большое значение и способны как помочь в решении долгового кризиса, так и совершенно преобразовать ЕС в новый формат. Но лишь при условии, что ЕС переживет кризис-2012, а идеологи Бюджетного пакта останутся на своих постах и сумеют победить на выборах.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.