Главная | Экономические интересы

США-КИТАЙ: ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
И СИЛОВОЕ ДАВЛЕНИЕ

Представитель Национального университета обороны, генерал-майор Чжан Чаочонг сообщил о том, что «в случае нападения на Иран коалиции США и Израиля китайская армия предпримет меры для защиты союзника, несмотря на возможность начала Третьей Мировой войны». Тегеран — крупный поставщик энергоресурсов для Пекина. В Китае, кажется, прекрасно осознают, к каким последствиям для национальной экономики приведёт возможное прекращение энергопотоков.

Как сообщалось ранее, главным событием последнего саммита АТЭС стало известие о том, что Соединённые Штаты приступили к размещению своего военного контингента в Австралии. Смысл этой акции очевиден — Вашингтон предпринимает меры для того, чтобы иметь возможность оказывать силовое давление на Китай. Весь азиатско-тихоокеанский регион был объявлен приоритетной зоной американских интересов.

Президент Барак Обама также заявил о формировании новой торговой организации под названием Тихоокеанское партнерство, куда вошли Австралия, Бруней, Вьетнам, Малайзия, Новая Зеландия и Сингапур. По сути, эта структура представляет собой альянс стран, обеспокоенных претензиями Китая на богатые энергетическими ресурсами острова в Южно-Китайском море.

Новый блок, по стандартным в таких случаях заверениям американских чиновников, представляет собой исключительно лояльную к Китаю организацию. И создается лишь для углубления экономического сотрудничества в регионе и совместного противостояния ядерной угрозе со стороны Северной Кореи. Поистине, устами представителей США, военная машина Пхеньяна приобретает совершенно демонические формы, если для противоборства с нею необходимо объединять усилия семи государств с США во главе.

Возможно, именно для того, чтобы получить убедительные гарантии победы в гипотетическом противостоянии с Северной Кореей, Соединённые Штаты демонстрируют дружелюбную активность в направлении Индии. 19 декабря в Вашингтоне прошла встреча представителей США, Индии и Японии, которую Госдепартамент анонсировал как «трехсторонний диалог трех ведущих демократий Тихоокеанского региона». Примечательно то, что в этой ситуации борцы за демократию из Вашингтона не желают присматриваться к сохранившемуся в Индии кастовому строю и считают его демократическим.

И, как можно догадаться, не имеющая даже гипотетического выхода в Тихий океан Индия, была зачислена в тихоокеанские державы по вполне конкретным причинам, не имеющим ничего общего с географией. Месяц назад экспертная группа, состоящая из представителей Австралии, Индии и американского фонда Heritage опубликовала доклад, в котором содержался призыв создать оборонительный союз на основе трёх государств по причине того, что «подъем Китая представляет собой серьезную угрозу военному превосходству США в Азии». Внешнеполитическое ведомство Австралии уже успело выразить поддержку этой инициативы.

С Северной Кореей у Индии нет особенных разногласий, зато Китай вызывает большое количество претензий. Зачастую — взаимных. Китай оказывает поддержку Пакистану, который является давним противником Индии. Поднебесная, путём инвестиций, понемногу «просачивается» и в другие точки региона. Так, Непалу было обещано порядка 3 миллиардов долларов на реставрацию архитектурных памятников и развитие туристической инфраструктуры. Граница Индии и Китая является постоянным предметом споров и переговоров, которые продвигаются без особенного успеха и, порой, в достаточно напряжённой обстановке. В особенности тогда, когда дело касается Тибета. Приходится учитывать отсутствие консенсуса относительно личности духовного лидера Тибета, Далай-ламы. Последний раунд переговоров по демаркации границ был сорван из-за визита Далай-ламы в Нью-Дели, Калькутту и Хунсур, против которого протестовал Пекин.

Существуют трения в области добычи ресурсов. Индия при поддержке Вьетнама намеревается развернуть добычу нефти и газа в Южно-Китайском море, причём часть работ должна осуществляться в той зоне, на которую претендует Китай. Китай же объявил о разработке планов по обустройству базы по дозаправке своих кораблей на Сейшельских островах. Несмотря на заверения в том, что военный персонал на базе не будет присутствовать, подобные планы вызвали обеспокоенность Дели. Особенно с учётом того, что правительство островов предлагало Китаю обустроить на своей территории полноценную военную базу. Пока Китай отвечает отказом, но теперь Индии приходится учитывать вероятность китайского присутствия в Индийском океане.

На этом фоне приобретает особое значение тот факт, что Китай получил от Международного управления ООН по проблемам морского дна исключительные права на разработку залежей сульфидной полиметаллической руды в Индийском океане в течении 15 лет. Логично возникает вопрос о безопасности разработки месторождений, которую Китай сможет обеспечить достаточно скоро. На то, чтобы акцентировать внимание на обороне морских рубежей, Пекин толкают планы США, новые морские геополитические альянсы и военные базы.

13 декабря первый китайский авианосец «Ши лан», который был продан Украиной несколько лет назад с целью создания плавучего казино (!), провел в море учения с привлечением боевых самолетов J-15, которые предназначены для размещения на корабле. Несмотря на то, что целый ряд технологий Китаю по-прежнему недоступен, армия Китая наращивает морскую составляющую весьма впечатляющими темпами. Хотя «Ши лан» ещё находится в процессе доводки, в Шанхае уже строится второй авианосец того же класса.

Иллюзий относительно характера новых альянсов, отрезающих Китай от «большой воды», в Пекине не испытывают. После договорённости США и Австралии о создании новой военной базы, МИД Китая заявил: «Расширение военного присутствия США видится неуместным, и это ни в коей мере не послужит интересам государств региона. Соединенные Штаты стремятся использовать свою военную силу, чтобы влиять на события в Азии». А 7 декабря, председатель КНР Ху Цзиньтао во время встречи с высшим военным руководством страны приказал представителям китайского ВМФ «ускорить модернизацию, а также собрать все силы для укрепления национальной безопасности и подготовки к войне». Чуть ранее, представитель Национального университета обороны, генерал-майор Чжан Чаочонг сообщил о том, что «в случае нападения на Иран коалиции США и Израиля китайская армия предпримет меры для защиты союзника, несмотря на возможность начала Третьей Мировой войны».

Нападение на Иран коалиции США и Израиля в прямом смысле едва ли возможно. Однако Тегеран — крупный поставщик энергоресурсов для Пекина. В Китае, кажется, прекрасно осознают, к каким последствиям для национальной экономики приведёт возможное прекращение энергопотоков. Конечно, представитель Национального университета обороны — это не та персона, заявления которой могут обладать подлинно государственным весом, но сам факт озвучивания подобной позиции, которая не подверглась модерации со стороны китайских властей, должен восприниматься очень серьезно.

Пентагон попытался сгладить ситуацию. Пресс-секретарь минобороны США Джордж Литтл заявил, что «Китай имеет право развивать свою военную мощь и строить планы, как и мы. Но мы постоянно обращаемся к нашим китайским визави с просьбой о прозрачности, и это является частью отношений, которые мы продолжаем строить с китайскими военными». Можно сказать, что взаимоотношения США и Пекина всё больше напоминают некую вариацию «холодной войны» прошлого столетия. США привычным образом окружает противника кольцом военных баз и блоков, которые должны заставить оппонента тратить финансы и ресурсы на круговую оборону, что ухудшает состояние экономики. Впрочем, есть некоторые нюансы, которые вносят существенные коррективы.

Как и в случае с СССР, непосредственное военное столкновение Китая и США, скорее всего обернётся нанесением критического ущерба всем сторонам конфликта. Тем более, что взаимная экономическая зависимость геополитических противников намного превосходит классические рамки «холодной войны», что определяет арсенал противостояния. США пытаются, прежде всего, осложнить китайскую торговлю, обеспечивающую огромный приток денег в Пекин. Наряду с антикитайскими торговыми альянсами, Вашингтон пытается действовать и через ВТО. В опубликованном накануне докладе комиссии по торговле отмечается, что в 2011 году в действиях КНР «превалировала интервенционистская политика», и авторы доклада рекомендуют правительству добиться через международные организации сокращения количество барьеров, мешающих доступу на китайские рынки.

Оружием Пекина, в данной ситуации, действительно является экономическая экспансия, которая осуществляется с целью получения контроля над ключевыми предприятиями, месторождениями, транзитными маршрутами США и Европы. Центральный банк Китая работает над созданием новой структуры, состоящей из двух фондов суммарным объёмом в 300 миллиардов долларов. Фонды называются предельно просто — «Китай-США» и «Китай-Европа». Планируется, что эти структуры будут активно скупать акции иностранных компаний, расширяя китайское присутствие и в очередной раз переориентируя финансовые потоки на Восток.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

  • База США в Австралии — это всего лишь один элемент санитарного кордона, которым пытаются отгородить Китай от выхода в открытые моря. При этом, собственно, вооруженная конфронтация не является обязательным финалом. Успеха, под которым понимается экономическое ослабление Китая и принуждение к экономическим уступкам, можно достичь и путем наращивания военного присутствия США. Ведь в результате Китай будет вынужден тратить деньги не на торговую и производственную экспансию, а на ответные шаги в военной сфере.

  • Всемирная торговая организация (ВТО) признала дискриминационными ограничения Китая на вывоз из страны ископаемых, поддержав тем самым жалобы стран ЕС, США и Мексики. Тем не менее, прекращение китайских поставок в Японию в 2010 году, в разгар дипломатического кризиса (из-за взаимных территориальных претензий), стало причиной промышленного шока на азиатских и западных предприятиях. Страны-потребители стремятся обеспечить бесперебойное снабжение материалами по разумных ценам, ограничив дефицит редкоземельных элементов на мировом рынке.

  • Многие обозреватели, определяя новые направления экономики Китая, говорят о «новых шелковых путях» — маршрутах, призванных улучшить условия транспортировки товаров. Эти новые континентальные направления имеют целью значительно сократить традиционные морские маршруты при отправлении из крупных китайских портов.

  • Тот факт, что для американских политиков считается хорошим тоном шантажировать российское руководство чередой революций в арабских государствах, уже не вызывает особого удивления. Россия, несмотря на формально завершившуюся Холодную войну, по-прежнему остаётся одним из главных геополитических раздражителей США. Однако угрозы экспорта «арабской весны» всё больше раздаются и в адрес Китая, который, согласно мнению Пентагона и служб разведки, превращается во врага Вашингтона № 1.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.