Главная | Экономические интересы

ШОК НОМЕР ДВА:
Европу ждет острейший кризис банковского сектора

Пока все внимание политиков, регуляторов, инвесторов сконцентрировано на «долговом кризисе», Европу может ждать еще один неожиданный удар, причем со стороны известного своей стабильностью банковского сектора региона. Первыми бить в тревогу стали рейтинговые агентства, S&P запустило процесс массового пересмотра рейтингов целого ряда банков Австрии, Испании, Люксембурга, Нидерландов, Бельгии.

В их числе такие финансовые гиганты, как австрийский банковский холдинг Raiffeisen Bank International, который работает в 17 странах Европы и также представлен в России. На пересмотр ушел и рейтинг второго по величине банка Восточной Европы Erste Group Bank. Франко-бельгийская группа Dexia, в последнее время более известная своими финансовыми проблемами, связанными с долговым кризисом в еврозоне, также не избежала внимания S&P.

Кроме того, агентство переместило в «тревожный» список сразу 15 банков Испании, не пощадив крупнейшую финансовую компанию страны Santander. Компанию ей составил и старейший Banco Bilbao Vizcaya Argentaria. Однако подобные действия вызывают лишь раздражение у европейских чиновников, которые обвиняют руководство агентства в излишней ангажированности и желании использовать свою возможность манипулировать рынками.

Так, глава Еврогруппы Жан-Клод Юнкер заявил, что подобные инсинуации со стороны S&P открыто демонстрируют прямое давление, которое оказывается на европейское содружество со стороны рейтинговых агентств. Глава Федерального объединения европейских центров защиты прав потребителей Герд Биллен назвал действия агентства безответственными и потребовал ускорить создание альтернативного рейтингового ведомства. Член управляющего совета Европейского центрального банка Кристиан Нуайе заявил, что решения S&Р крайне несвоевременны и носят политический характер. А Европейское управление по ценным бумагам и рынкам напомнило, что продолжает вести пристальное наблюдение за действиями крупнейших рейтинговых агентств Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch Ratings.

Стоит напомнить, что ранее в список на пересмотр Standard & Poor’s отправило и рейтинги крупнейших финансовых холдингов зоны евро: Deutsche Bank, Societe Generale, BNP Paribas, BPCE, Natixis, Credit Agricole, Commerzbank, Rabobank, Intesa Sanpaolo и Unicredit.

Причиной столь жестких действий стала банальная нехватка капитала у европейских банков, вызванная соглашением ряда лидирующих стран мира и всех стран Еврозоны относительно стандарта необходимого уровня капитала, который обеспечит высокую надежность глобальной банковской системы. Третий стандарт Базельского комитета по банковскому надзору при Банке международных расчетов был принят как обязательный, несмотря на то, что европейские банки, в среднем, менее капитализированы, чем американские или японские.

На конец 2009 г. многие крупные банки не укладывались в норматив достаточности, среди них — Deutsche Postbank и Credit Agricole. Эксперты аудиторской компании Pricewaterhouse Coopers предупреждали, что Basel III не учитывает особенности национальных бизнес-моделей, и это ставит банки некоторых стран в тяжелое положение. Базельский стандарт, в первую очередь, бил по так называемым «общественным банкам» Германии, таким как Sparkasse или Volksbank, так как они не являются банковскими организациями в классическом понимании. Германия пыталась повлиять на Базельский комитет, однако в итоге «третий стандарт» был принят как один из «столпов» по предотвращению очередного банковского кризиса.

Одним из ключевых отличий нового Базельского документа является то, что он больше не носит только рекомендательный характер, но принят как обязательное требование, за невыполнение которого предусмотрена ответственность. Банки, которые не смогут привести свою деятельность в соответствие с указанными требованиями, будут вынуждены снижать размеры бонусных выплат и сокращать выплаты дивидендов по акциям.

Однако ряд экспертов предупреждал о возможных проблемах, с которыми столкнется не только банковская система, но и вся региональная экономика. Бытует мнение, что введение стандарта Basel III станет фактором, сдерживающим увеличение объемов кредитования и, следовательно, темпов экономического роста в Европе.

Теоретически внедрение нового стандарта должно сделать глобальную банковскую систему более устойчивой. Однако никто не учитывал, что в посткризисный период жесткие стандарты просто не дадут экономике восстановиться. Банки должны будут увеличить уровень капитала, а кредитование, очевидно, снизится по сравнению с текущими уровнями. А поскольку малый и средний бизнес в случае кризиса ликвидности будет испытывать особенно острую нехватку средств, на фоне отсутствия доступа к кредитным ресурсам, именно этот сектор пострадает больше всех, притом, что основная масса рабочих мест сконцентрирована в этом сегменте.

В случае развития подобного сценария уровень безработицы будет крайним высоким, что поставит крест на перспективах восстановления экономики. Фактически Basel III увеличивает риски коллапса глобальной экономики, ввиду того, что этот стандарт не учитывает посткризисное состояние современной финансовой системы.

Нет ничего удивительного, что сейчас мировые рынки сотрясает новость о том, что европейским банкам необходимы значительные суммы для докапитализации (банки должны увеличить свой капитал на 114,7 млрд. евро до июня 2012 г.). Это вынудит банки окончательно «сесть на диету», свернуть проекты и избавиться от активов на 1,6 трлн евро в ближайшие несколько лет, ограничив предоставление кредитных линий для потребителей и компаний примерно на 1,2 трлн евро, что составляет около 3-5% от общего объема выдаваемых в Европе кредитов.

Представители европейских банков пытаются донести до лидеров правительств стран свои опасения относительно увеличения уровня необходимого капитала, объясняя, что подобное повышение может спровоцировать нисходящую спираль снижения цен на долговом рынке и роста убытков частных кредиторов.

Столкнувшись с сокращением доходов и будучи не в состоянии задействовать рынки капиталов, чтобы провести дополнительный выпуск акций, банки могут обратиться за помощью к правительствам. Около 70% потребности в капитале приходится на кредиторов в Испании, Греции, Италии и Португалии.

«Если южные страны Европы будут вкладывать деньги в банки, их суверенный долг будет расти, что только усугубляет их проблемы. При этом потери банков будут увеличиваться, поскольку они сохраняют позиции по государственным долговым обязательствам. Это порочный круг. На данном этапе трудно понять, что следует стабилизировать в первую очередь — долговые рынки или банковский сектор», — отмечает Карел Лану, исполнительный директор брюссельского Центра по изучению европейской политики.

На этом фоне, по данным Европейского банковского управления (EBA), европейские банки вынуждены были сократить объем вложений в государственные облигации наиболее проблемных стран еврозоны — Греции, Ирландии, Италии, Испании и Португалии, уменьшив их на 65 млрд евро — до 513 млрд евро. Наиболее значительные сокращения в позициях по государственным облигациям стран еврозоны произвел крупнейший французский банк BNP Paribas SA, — на 7 млрд евро. Deutsche Bank сократил долю аналогичных активов на 66%, что составляет 6 млрд евро. Подобные списания напрямую связаны с результатом стресс-тестов EBA, которые провалили крупнейшие банки, в том числе Deutsche Bank, у которого обнаружили потребность в капитале на уровне в 3,2 млрд евро.

Наиболее значительная нехватка капитала зафиксирована у банков Испании и Италии, потребности которых в дополнительных средствах, по оценкам EBA, составляют соответственно 26,2 млрд евро и 15,4 млрд евро. На этом фоне, европейские банки в срочном порядке сворачивают или продают свои подразделения за рубежом, так как вынуждены в условиях ограниченных ресурсов сконцентрироваться на своих внутренних рынках.

Одним из наиболее ярких примеров является ситуация в Польше и Турции. Если ранее это были страны, за которые западные инвесторы готовы были вести ожесточенную конкурентную борьбу, то сейчас, по меньшей мере, 7 крупных европейских банков продали или выставили на продажу свой местный бизнес. Также стало известно, что KBC может распрощаться со своим бизнесом в Польше.

Как минимум, два крупнейших банка Европы — немецкий Commerzbank AG и итальянской UniCredit SpA — сообщают, что планируют свернуть или снизить масштабы кредитования в некоторых странах Восточной Европы, которые ранее были одними из наиболее приоритетных направлений. Оба банка вынуждены идти на такие меры из-за серьезного давления регуляторов.

Ситуация может даже принимать характер истерии: например, в минувшие выходные жители Латвии массово снимали свои средства из шведских банков. Причиной тому стали слухи о проблемах этих финансовых учреждений с финансированием. Пострадали Swedbank, Nordea и SEB. Причем из банкоматов Swedbank за минувший уикенд было выведено в 7 раз больше обычного. Однако официальные лица заявляют, что реальной угрозы нет, а появившиеся слухи не имеют под собой оснований.

В Болгарии, Хорватии, Македонии, Польши, Румынии и Сербии в общем объеме активов банковской системы около 20% принадлежат банкам со штаб-квартирами в Греции, Ирландии, Италии, Португалии или Испании, которые являются наиболее проблемными странами Европейского союза. Крупные австрийские банки, в том числе Erste Group Bank AG и Raiffeisen Bank International AG, фактически создали одну из крупнейших сетей филиалов в Хорватии, Чехии и Венгрии.

Банки Великобритании, такие как HSBC Holdings PLC и Lloyds Banking Group PLC, рассматривают возможность ухода из десятков стран мира для укрепления структуры и увеличения уровня базового капитала. Французские банки, такие как BNP Paribas SA и Societe Generale SA, выводят свои деньги из проектного финансирования и кредитования других видов деятельности, чтобы укрепить свои балансы.

Долговой кризис вынуждает регуляторов распутывать эту сеть проникновения банковских капиталов, что может привести к полной остановке трансграничного кредитования. Рано или поздно регуляторы будут вынуждены пересмотреть нормативы третьего стандарта или же национализировать банки. Решение будет зависеть от того, что окажется меньшим злом: падение ряда крупных банков или же очередной провал в концепции создания новой устойчивой финансовой системы. От того, насколько быстро европейские политики придут к тому или иному решению, зависит сохранение единой банковской системы в Европе. Которая, кстати, до недавних пор обеспечивала конкурентное преимущество Европейского Союза перед другими регионами, претендующими на глобальное лидерство.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Греческая тема отвлекла инвесторов от других, не менее сложных проблем, связанных с долговым кризисом, однако жестокая реальность вновь заставит вспомнить о серьезном кризисе в банковском секторе. Пока позитивная динамика на рынках еще будет некоторое время сохраняться на фоне растущего потока ликвидности, представляемого регуляторами для поддержки реальной экономики. Однако, такая динамика будет сохраняться только в том случае, если регуляторы продолжат придерживаться мягкого курса. Как только ЕЦБ и ФРС решат «выдернуть» средства обратно или просто остановить «печатный станок», рынки вновь повторят обвал мая 2011 года.

  • Даже текущий уровень безработицы среди молодых людей в Испании может спровоцировать социальную катастрофу или широкомасштабные массовые протесты, которые мы видим, к примеру, в Греции. При этом очевидно, что в рамках нынешней экономической модели проблемы Испании не могут быть решены при любом раскладе.

  • Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

  • Согласно расчётам, проведённым группой профессора Гамбургского университета Дирка Мейера, отказ от единой валюты обойдётся немцам в 340 миллиардов евро, а спасение евро — в 560 миллиардов. Одним из главных тезисов сторонников немедленного отказа от евро выступает то, что стабильность евро с самого начала обеспечивалась, прежде всего, немецкой маркой.

  • Дефолт Греции опасен тем, что это, в первую очередь, «политический» дефолт, от которого невозможно уберечься, вводя меры по сокращению расходов. Как только руководство любой страны европейского региона пытается сбросить с себя часть социальной нагрузки, оно моментально теряет поддержку среди населения, и разрушительные акции протеста в Афинах — ярчайший тому пример.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.