Главная | Экономические интересы

«ПРИЗЕМЛЕНИЕ» КИТАЙСКОГО ДРАКОНА:
КНР ВСТУПАЕТ В ПОЛОСУ ФИНАНСОВЫХ РИСКОВ

Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

В последнее время новостной фон будоражат не только рейтинговые агентства, которые пугают публику снижением рейтингов США и Франции, а также тотальным пересмотром рейтингов крупных банков, но и новости из Азии, где разыгрывается игра по согласованному среди азиатских стран сценарию снижения финансовой зависимости от США.

Пекин и Токио договорились об использовании национальных валют вместо доллара США в рамках двусторонней торговли между китайскими и японскими компаниями. Подготовка к этому решению шла давно, однако не все эксперты верили в итог. Договоренность была достигнута в воскресенье во время встречи премьер-министра Японии Есихико Нода и главы госсовета КНР Вень Цзябао в Пекине, которая состоялась в рамках первого официального визита Ноды в Китай в качестве премьер-министра.

Для того, чтобы точно понять масштабы этого решения, стоит отметить, что в настоящее время около 60% японско-китайской торговли проводится в американской валюте. Напомним, что Китай — крупнейший торговый партнер Японии, оборот их внешней торговли составляет $340 млрд в год. Действия лидеров второй и третьей по величине экономик мира являются дополнительным подтверждением амбиций Китая по расширению роли юаня на мировых рынках. Особенно это актуально на фоне потери доверия к евро. Однако соглашение не окажет немедленного эффекта и, на данный момент, может считаться в большей степени символическим, так как не было представлено никаких деталей и сроков реализации новых соглашений. Кроме того, эксперты уверены, что, до тех пор пока Китай не ослабит контроль за курсом юаня, роль валюты Поднебесной на мировых рынках будет ограничена.

В ходе китайско-японских переговоров было принято и другое важное решение. Япония будет покупать китайские государственные облигации, тогда как КНР, свою очередь, уже приобрела пакет гособлигаций Японии. Премьер Нода, еще будучи министром финансов, в сентябре 2010 года заявлял, что Япония должна иметь возможность инвестировать в Китай, учитывая, что сосед покупает японские долговые обязательства. Япония владеет валютными резервами в размере $1,3 трлн — второй по величине после Китая показатель. Эксперты уверены, что переход на более широкое использование национальных валют положительно скажется на экономическом положении обеих стран.

На этом фоне курс юаня к доллару вырос до 6,3290 — эта отметка явилась максимальной с 1993 года и почти достигла исторического максимума на уровне 6,3165. Рост по итогам года составил 4%, и трейдеры уверены, что в следующем году китайская валюта продолжит укрепление, хотя темпы роста могут замедлиться. Китай продолжает публиковать большой профицит торгового баланса, несмотря на замедление экспорта.

«Центральный банк не будет торопиться позволять юаню укрепиться на фоне глобальной экономической неопределенности. Так, юань, скорее всего, будет торговаться с незначительными колебаниями в ближайшие месяцы», — считает один из представителей крупного банка в Шанхае. Возможно, активизация руководства КНР связана с желанием максимально снизить издержки от «господства доллара», так как на фоне опасений повторной рецессии в ЕС и США все тревожнее звучат сигналы и непосредственно из Китая. Причина подобных страхов понятна, так как ухудшение ситуации в Поднебесной скажется на всех и, в особенности, на экспортерах сырьевых товаров.

КНР на сегодня — крупнейший в мире потребитель основных металлов: стали, алюминия, меди, свинца, никеля, олова и цинка. Причем при замедлении роста ВВП страны до 6,5% в 2012 г. можно ожидать падения цен на металлы на 20% в течение трех кварталов. Аналогичное снижение стоимости может ожидать и «черное золото». В 2010 г. Китай сместил США с первого места по потреблению энергии. В прошлом году на Поднебесную приходилось более 5% мирового производства и более 10,5% мирового потребления нефти.

Похоже, руководство КНР понимает, что «приземление азиатского дракона» может быть не совсем мягким. На это указывает смягчение монетарной политики — китайские банки выдали более 586 млрд. юаней, или $92,78 млрд. в виде новых кредитов в октябре этого года, превысив ожидания аналитиков. Такие действия спровоцировали рост кредитования, которое выросло в октябре на 17,5 млрд. юаней относительно прошлого года согласно данным Народного банка Китая.

Рост объемов выдачи кредитов является обнадеживающим признаком смягчения денежно-кредитной политики, что снижает беспокойство относительно резкого замедления экономического роста. Большая часть кредитования, по мнению экспертов, пошла малым и средним предприятия, чтобы снизить влияние негативных факторов.

Ранее аналитики Guotai Junan Securities, Mizuho Securities Asia и Barclays уже отмечали, что Китай может понизить нормы обязательного резервирования для банков до конца текущего года с тем, чтобы стимулировать выдачу кредитов малому бизнесу, а также для повышения темпов роста экономики. Это говорит о том, что процесс изменения финансовой системы страны позитивной сказывается на экономической ситуации. Изменения в структуре, эффективности надзора за финансовыми учреждениями позволят банковскому сектору успешно противодействовать негативным последствиям глобального кризиса.

Однако, несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков.

Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики. Этот риск обусловлен не только вышеописанными факторами, но и ограничениями на мониторинг, нехваткой данных и слабостью информационной инфраструктуры.

Китай может предотвратить опасность, освободив финансовые рынки, давая инвесторам, коммерческим банкам и Центробанку больше независимости от контроля правительства. Большая часть банковских кредитов на данном этапе направляется госкомпаниям и организациям, реализующим инфраструктурные проекты. При этом, стресс-тест, проведенный МВФ и учитывающий 17 банков, которые составляют 83% китайской системы коммерческих банков, показал, что доля просроченных кредитов резко возросла. В рамках жесткого сценария, который подразумевает годовой рост экономики в 4%, рост денежной массы примерно на 10%, падение цен на недвижимость почти на 26% и изменение депозитных и кредитных ставок на 95 базисных пунктов, банки не смогут удержать коэффициент достаточности выше необходимого минимума в 8%.

Еще одним знаковым изменением в финансовой политике Пекина стало решение Центрального банка Китая создать инвестиционный фонд с капиталом $300 млрд, состоящий из двух подразделений. Целью фонда будет повышение отдачи от инвестиций ЗВР, которые сейчас, по большей части, сосредоточены на американском долговом рынке и приносят скромный доход. Новый фонд будет вкладывать средства в более рискованные и, следовательно, выгодные инструменты. Фонд будет входить в Государственную администрацию валютного обмена одной из структур, входящих в Народный Банк Китая. По стилю своей работы фонды будут напоминать организацию Хуа Ань, которая уже работает на гонконгском рынке и приобрела акции десятков иностранных компаний.

Еще один инвестиционный фонд Китая, China Investment Corporation, который действует независимо от Центробанка, по итогам 2010 г. показал доходность в 11,7%. Вышеописанные меры китайского руководство — это лишь надводная часть айсберга, ввиду возросшей опасности глобальной стагнации КНР. Китай может оказаться в тяжелом положении на фоне низкого уровня собственного спроса и высокой зависимости ВВП от иностранных инвестиций, и потому вырабатывает меры по диверсификации рисков. Причем меры носят вполне конкретный характер, и их цель заключается в том, чтобы снизить финансовую зависимость от США и стран Западной Европы. По этой причине в самое ближайшее время мы можем стать свидетелями глобальной переориентации экономических векторов и финансовых потоков.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Китай начинает теснить доллар, сокращая его присутствие во всех международных расчётах, не относящихся непосредственно к США. Причём эта тенденция проявляется даже в тех регионах, которые полагались «традиционно» американской сферой влияния. Кроме того, Поднебесная последовательно насыщает кредитами в юанях кризисную Европу, дополнительно преследуя цели юридического признания юаня в качестве резервной мировой валюты.

  • Для начала хотелось бы сразу обозначить главный тезис материала: Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. В то время, как все чаще появляются все новые и новые данные о проблемах в монетарной политике США, в сводках макростатистики КНР фиксируется фантастический прирост производства стали, чугуна, цемента.

  • Греческая тема отвлекла инвесторов от других, не менее сложных проблем, связанных с долговым кризисом, однако жестокая реальность вновь заставит вспомнить о серьезном кризисе в банковском секторе. Пока позитивная динамика на рынках еще будет некоторое время сохраняться на фоне растущего потока ликвидности, представляемого регуляторами для поддержки реальной экономики. Однако, такая динамика будет сохраняться только в том случае, если регуляторы продолжат придерживаться мягкого курса. Как только ЕЦБ и ФРС решат «выдернуть» средства обратно или просто остановить «печатный станок», рынки вновь повторят обвал мая 2011 года.

  • Даже текущий уровень безработицы среди молодых людей в Испании может спровоцировать социальную катастрофу или широкомасштабные массовые протесты, которые мы видим, к примеру, в Греции. При этом очевидно, что в рамках нынешней экономической модели проблемы Испании не могут быть решены при любом раскладе.

  • Пока все внимание политиков, регуляторов, инвесторов сконцентрировано на «долговом кризисе», Европу может ждать еще один неожиданный удар, причем со стороны известного своей стабильностью банковского сектора региона. Первыми бить в тревогу стали рейтинговые агентства, S&P запустило процесс массового пересмотра рейтингов целого ряда банков Австрии, Испании, Люксембурга, Нидерландов, Бельгии.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.