Главная | Экономические интересы

ЕВРОПА ПАЛА ЖЕРТВОЙ «ВОЙНЫ РЕЙТИНГОВ».
Решение S&P ударило по Саркози и сыграло на руку Марин Ле Пен

Пятница, 13 января, действительно оправдала свою репутацию. В этот день, международное рейтинговое агентство S&P одним махом обрушило рейтинги 9 стран еврозоны и погрозило всем остальным. Прежние позиции сохранили лишь Германия, Люксембург, Нидерланды и Финляндия. Впрочем, без нюансов не обошлось и в этом случае — лишь Германия полностью сохранила доверие инвесторов. Прочие страны, удержавшиеся на вершине, имеют «негативный» прогноз по дальнейшему развитию экономической ситуации. На этом фоне практически незамеченной прошла информация о том, что наряду с крупнейшими экономиками ЕС, S&P резко снизил рейтинги Испании, Италии, Кипра и Португалии.

Португалия и Кипр при этом свалились до уровня, который принято называть «мусорным». Учитывая то, что в этом положении уже находятся Венгрия, Ирландия и Греция, приходится констатировать, что из 27 стран Евросоюза, 5 государств особенных перспектив для инвестиций не имеют. Впечатляет и скорость распространения негативных тенденций. Если год назад сохранялась надежда на то, что соединёнными усилиями получится удастся экономику Греции, то сейчас нет надежд на то, что ЕС справится сразу с пятью проблемными экономиками. Причём нет никаких гарантий того, что количество «утопающих» не увеличится в 2012 году.

Правительства «пониженных» агентствами государств и наднациональные органы ЕС предсказуемо обиделись. Так, президент Кипра Димитрис Кристофиас назвал понижение рейтинга страны на две ступени «неприемлемым», отметив, что рейтинг был понижен «именно тогда, когда экономика Кипра начала выходить из кризиса». В этом есть доля правды, ведь 1 января Кипр получил первые 590 миллионов евро из кредита в 2,5 миллиарда, предоставленных Российской Федерацией.

Психологически самым значимым изменением в рейтингах стало падение уровня Франции с наивысшего уровня ААА до АА+. Хотя, как заверяют власти Франции, сюрпризом это не являлось. «Это решение было ожидаемым», — заявил премьер министр Франции Франсуа Фийон, добавив, что драматизировать события не стоит, Франция, которая «все еще располагает значительными активами, высокой производительностью труда, опытом, хорошо работающим государственным сектором и достаточным количеством сбережений», может справиться с возникшими вызовами.

Учитывая, что падение рейтинга очень некстати произошло в преддверии президентских выборов во Франции, единственным виновником нанесённого S&P удара по репутации страны, согласно мнению французских политиков, является лично президент Саркози. «Деградировала политика, которую проводит Саркози, а не Франция. Наша страна может восстановиться», — отметил лидер социалистов и кандидат в президенты Франсуа Олланд.

Дополнительную актуальность получила и точка зрения лидера Национального фронта Марин Ле Пен. Она идет на президентские выборы с программой, которая предусматривает выход Франции из еврозоны, сокращение госдолга, протекционистские меры по отношению к национальной экономике и экономию за счет сокращения иммиграции. Марин Ле Пен оперирует достаточно внушительными цифрами, особенно привлекательными в ситуации, сложившейся после вердикта S&P. Так, по мнению Ле Пен, возвращение Франции к франку принесет стране более 87 миллиардов евро до 2017 года. Также лидер Нацфронта выступает за сокращение взносов Парижа в общеевропейские фонды — на этом Марин Ле Пен намерена выиграть еще 12 млрд.

Согласно данным социологических исследований, граждане Франции всё больше склонны соглашаться с мнением Марин Ле Пен. Опрос института TNS Sofres показывает, что за год число одобряющих позицию Ле Пен французов выросло с 22 до 31%.

Тут прослеживается явная аналогия с государствами, которые больше пострадали от кризиса, и их рейтинг был снижен. Чем хуже ситуация в экономике, тем сильнее желание временно или постоянно отгородиться от остального Евросоюза, от квот и ограничений, и выстраивать политику исходя из национальных интересов. Например, в Венгрии такие настроения проникли даже на уровень Конституции, которая теперь критикуется Брюсселем за свою чрезмерную ориентированность на исконно венгерские, а не общеевропейские ценности. Против членства Венгрии в Евросоюзе уже проходят манифестации, в которых участвуют действующие депутаты венгерского парламента. 14 января в Будапеште состоялся митинг ультраправой партии «Йоббик», в ходе которой сжигались флаги ЕС.

Федеральный канцлер Австрии Вернер Файман выразил свое недовольство решением о понижении рейтинга Австрии при помощи собственной страницы в Facebook. Так канцлер сообщил, что решение S&P говорит о том, что «Австрии пора стать более независимой от финансовых рынков». Независимо от Австрии, министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле пришёл к аналогичному выводу — Европа должна создать свои независимые рейтинговые агентства, вместо того, чтобы полагаться на американские.

Европейская комиссия, в лице комиссара по экономике и монетарной политике Олли Рена, также раскритиковала действия агентства Standard & Poor’s. По его словам, решение S&P выглядит «необоснованным» и «противоречивым» на фоне принимаемых Европейским союзом мер и «значительных успехов» по преодолению кризиса.

В свою очередь, пресс-секретарь S&P Мартин Уинн уверил общественность в том, что решения S&P о понижении рейтингов стран ЕС полностью обоснованы экономически, чему залогом мировая репутация агентства и его многолетний опыт. Особенно подчёркивалось то, что вердикт S&P не является политическим. «Речь не идет о политическом влиянии, у нас нет политической программы, — заявил глава европейского бюро S&P Мориц Кремер — Мы всего лишь выполняем свою работу, которая заключается в том, чтобы анализировать кредитные риски и интерпретировать их».

В Европе, однако, так не считают. Напоминая о том, что одной из причин снижения французского рейтинга, по сообщениям самого же S&P, были затянувшиеся политические дискуссии. Заместитель председателя фракции ХДС/ХСС (правящий союз Ангелы Меркель) в бундестаге Михаэль Фукс заявил: «Это все шаги не в ногу. S&P должно прекратить играть в политику. Почему оно не принимает подобных решений в отношении высоко обремененных долгами США или Британии? Если уж агентство понижает рейтинг Франции, то, чтобы быть последовательным, оно должно понизить рейтинг и Британии».

Канцлер ФРГ Ангела Меркель призвала внести изменения в немецкое и европейское законодательство, чтобы ограничить влияние рейтинговых агентств. Министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле добавил, что рейтинговые агентства должны быть «объективными арбитрами, а не проводниками чьих-то интересов», и выразил мнение, что только что произведенное снижение рейтингов Франции и ряда других стран еврозоны лишь ускорит принятие соответствующего законодательства. С немецкими коллегами солидарен глава французского Центробанка Кристиан Нойе, поскольку у «Британии дефицит больше, долгов столько же, инфляции больше, а рост экономики меньше, чем у нас».

В ответ на эти заявления, аналитик S&P Мориц Кремер сообщил, что «дефицит бюджета Франции уже достаточно высок, и, в случае, если он продолжит расти и достигнет определенного уровня, это может привести к очередному понижению кредитного рейтинга Франции».

Даже если представители международных рейтинговых агентств действительно верят в то, что их решения никоим образом не затрагивают политическую плоскость, реальность выглядит несколько иначе. Страны с низким кредитным рейтингом испытывают дополнительные сложности с получением новых кредитов, которых и так не хватает на всех. И уже очевидно, что надежды на спасение за счёт неких согласованных мер «объединённого европейского сообщества» выглядят иллюзорными. Из двух безукоризненных «локомотивов» Старой Европы прежний «ход» сохраняет только Германия. Причём неизвестно, сколько продлится и это.

Несмотря на справедливые, во многом, упрёки по поводу того, что размещённые в США агентства в первую очередь учитывают американские интересы при составлении рейтингов, эти организации по-прежнему задают тон в определении инвестиционной привлекательности. Так, благодаря новому вердикту S&P, высшего рейтинга лишился и евростабфонд, EFSF, его оценили как АА+. Что может повлиять на скорость его наполнения. Так что властям ЕС предстоит теперь бороться как с кризисом, так и с рейтингами агентств, тем более, что эти две вещи взаимосвязаны. Либо, как предлагают Австрия и Германия, создать свои агентства, а мнения S&P, Fitch, Moody’s и прочих — попросту игнорировать.

Вот только на это, как уже говорилось не раз, нужно время. Действенных мер по выходу из кризиса не имеется, а новые органы по управлению финансами и бюджетами всех стран-членов ЕС пока даже не сформированы. И в ближайшие месяцы особенных прорывов не предвидится. «Сейчас главное — как можно скорее закончить отладку Европейского механизма финансовой стабильности и запустить его. Это должно состояться в июле 2012 года», — обозначил еврокомиссар по финансам Олли Рен цели своего ведомства в борьбе с долговым кризисом Европы. При этом уже весной ряду крупных стран Евросоюза придётся осуществить значительные выплаты по своим долговым обязательствам, не дожидаясь июля. Так что в течение полугода можно ожидать новых неприятных понижений. Которые вряд ли будут надуманными, ведь экономическая ситуация в ЕС объективно ухудшается с каждым месяцем.

Какое-то время назад бытовало мнение, что существует выбор — реформировать финансово-политическое устройство ЕС, или оставить его как есть. Теперь, все тенденции однозначно приводят к тому, что политика всего ЕС и его отдельных членов будет просто вынуждена меняться сообразно экономике.

Как видно, желание отгородиться и решить проблемы собственными силами, без помех со стороны, проявляется даже в области составления рейтингов. Скорее всего, это начало общего тренда — национальные подходы к решению финансовых проблем будут лишь набирать популярность и способствовать восхождению политиков, предлагающих рецепты экономической стабилизации в отдельной взятой стране. Это, в свою очередь, приводит Брюссель к необходимости делать выбор — либо мягко реформировать ЕС, уступая центробежным тенденциям, либо жёстко его цементировать прочными финансовыми цепями.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

  • Страны, экономика которых находится в несколько лучшем положении, видят единственное спасение в официальном разделении Европы на ведущих и ведомых, в централизованном управлении и жёстком контроле. «Оппозицию» слабых экономик возглавляет глава Еврокомиссии, настаивающий на сохранении статус-кво любыми средствами.

  • Принятые на внеочередном саммите ЕС договорённости имеют большое значение и способны как помочь в решении долгового кризиса, так и совершенно преобразовать ЕС в новый формат. Но лишь при условии, что ЕС переживет кризис-2012, а идеологи Бюджетного пакта останутся на своих постах и сумеют победить на выборах.

  • Складывается впечатление, что КНР одновременно преследует две цели. Первая — вынудить США не на словах, а на деле заняться решением проблемы своих долгов, что необходимо для хотя бы частичного возврата тех капиталов, которые Китай вложил в США. Вторая же цель заключается в том, чтобы вне зависимости то того, назовут ли дефолт США «дефолтом» или он будет поименован как-то изящнее, сдвинуть финансовый полюс мира на несколько градусов в сторону Пекина.

  • Пока все внимание политиков, регуляторов, инвесторов сконцентрировано на «долговом кризисе», Европу может ждать еще один неожиданный удар, причем со стороны известного своей стабильностью банковского сектора региона. Первыми бить в тревогу стали рейтинговые агентства, S&P запустило процесс массового пересмотра рейтингов целого ряда банков Австрии, Испании, Люксембурга, Нидерландов, Бельгии.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.