Главная | Экономические интересы

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА ПРОТИВ ИРАНА
ПЕРЕХОДИТ В НОВУЮ ФАЗУ

23 января этого года будет поставлена точка в вопросе экономической блокады Ирана. Министры иностранных дел ЕС в экстренном порядке соберутся в рамках встречи Совета международных отношений Евросоюза для обсуждения совместные действий и последствий от ввода эмбарго на поставку нефти из Ирана.

Вопрос предстоит решить очень важный — как предотвратить глобальную рецессию, которая может быть спровоцирована введением эмбарго? Поскольку от такой меры в первую очередь пострадают Греция, Испания и Италия. На спасение этих стран были потрачены фантастические средства. Стоит вспомнить, какими темпами увеличивался объем активов на балансе ЕЦБ, основная масса которых представлена облигациями проблемных стран. С конца августа ЕЦБ увеличил активы почти на 500 млрд долларов, а с начала года — на 700 млрд долларов. Теперь же в угоду призрачной опасности создания ядерного оружия, европейские лидеры готовы похоронить экономику региона.

В общем объеме импорта нефти Италии 13% приходится на иранскую нефть (183 тыс. баррелей в сутки), Испании — 13% (137 тыс. баррелей в сутки), Греции — 14% (20 тыс. баррелей), при этом средний объем поставок иранской нефти Ирана в Европу составил 450 тыс. баррелей нефти в сутки. Фактически рост цен на нефть, вызванный угрозой блокировки Ормузского пролива или введения эмбарго, который, по оценкам ряда экспертов могут достичь $125-$200 за баррель, может привести к падению ВВП от 5 до 10% в развитых странах. А значит — к старту экономического шторма, который может надолго вывести из состояния стабильности всю мировую экономику.

«Шторм» будет сопровождаться серьезными социальными потрясениями, поскольку рост цен на энергоресурсы подстегнет рост расходов на транспортировку грузов, и, в итоге постепенно начнут ползти вверх и цены на продукты питания. В этом контексте стоит вспомнить эпизод с последствиями теракта против французского танкера танкера «Лимбург» , подорванного у побережья Йемена. Несмотря на то, что 300 кг взрывчатки не смогли нанести серьезного ущерба такнкеру и он самостоятельно прибыл в порт, мировые цены на транспортировку нефти выросли на 20-25%. Сегодня достаточно лишь незначительной угрозы атаки со стороны быстроходных катеров, чтобы страховые компании приостановили страхование танкеров и грузов или повысили цены на свои услуги.

Теперь стоит оценить потери Ирана. Сразу после введения нового витка санкций против Ирана курс национальной валюты начал стремительно снижение. Только за один день риал потерял более 12%, а за первые дни нового года валюта потеряла около 30%, курс достигал отметки 18 тыс. к доллару, в то время когда официальный курс составлял 11 тыс.-12 тыс. к доллару США. Даже вмешательство Центрального банка Ирана, который был вынужден провести ряд интервенций на внутреннем валютном рынке, лишь ненадолго позволило остановить панику. После незначительной передышки давление на риал вновь возросло.

Подобная динамика связана с тем, что санкции способствовали возникновению условий для сегментирования валютного рынка страны. То есть из-за того, что ряд стран заблокировал операции с центральным банком Ирана, возникло два рынка валюты, один — предназначенный для операций, проводимых в иностранной валюте на счетах иранских банков, другой — рынок купюр на рынке Тегерана (в случае если необходима наличность). Причем, рынок наличности является относительно небольшим, поэтому курс может колебаться достаточно быстро, реагируя на панические настроения населения.

Постепенно этот «сегмент» валютного рынка притягивает к себе все большее все большее количество людей, нуждающихся в долларах. Это связано с тем, что власти страны ввели жесткий официальный курс, который не соответствует возросшему спросу. Производители, которым необходимы импортные комплектующие, родители, которые платят за образование своих детей за рубежом и т. д. вынуждены использовать «рынок наличности». Ввиду чего у руководства страны не оставалось иного выхода, кроме принятия законодательных мер, согласно которым обмен иностранной валюты частными лицами вне специализированных пунктов приравнен к контрабанде денег. Закон вступил в силу 14 января текущего года. Теперь любая валюта, которая была обменена на улице, будет приравнена к контрабандным деньгам, которые подлежит конфискации.

Однако главная опасность заключается в том, что иранский бюджет на 2012 г. составлен, исходя из обменного курса 10 тыс. риалов за 1 доллар, что ставит под угрозу его выполнение. В то же время, оказавшись в ситуации политической нестабильности и падения банковских процентов по вкладам в национальной валюте, иранцы стали предпочитать хранить сбережения в долларах и евро. Стоит отметить, что санкции лишь стали спусковым крючком — были и иные предпосылки для снижения курса иранской валюты. Если отталкиваться от 2005 года, индекс потребительских цен вырос более чем в два раза, в то время как официальный курс риала потерял менее 15% своей стоимости, в результате чего реальный эффективный валютный курс (РЭВК) увеличится на 50%.

Если попытаться оценить текущую равновесную цену иранской национальной валюты, то она будет находиться в коридоре между 15000-16000 риалов за доллар. Следовательно, официальный курс риала еще далек от необходимой равновесной цены, в то же время фактор «панических настроений» может продавить курс, что вызовет обвальное падение и дестабилизацию денежно-кредитной системы страны.

Как отмечает иранский профессор международной экономики и политики Высшей школы международных отношений Эллиота Хуссейн Аскари: «если произойдет значительная девальвация риала, это подстегнет рост ненефтяного сектора в Иране. Но в этом кроется другая проблема — если риал действительно упадет так низко, как я говорил, то инфляция в Иране еще больше ускорится. Ситуация в этом отношении и так достаточно сложная в последние месяцы: цены меняются каждый день. Так что можно говорить, что инфляция уже растет. В этой ситуации, я думаю, правительство лишится серьезной поддержки внутри страны. Одним из, так сказать, экономических козырей правительства была его способность удерживать риал в нужном коридоре. И если произойдет резкое снижение курса риала, правительство утратит огромную часть доверия внутри страны».

Подводя итоги, можно отметить, что текущая ситуация не выгодна ни Ирану, ни странам ЕС. Она невыгодна для всех, кроме США, который решают «иранский вопрос» с помощью полномасштабной экономической блокады, как это происходило и с Ираком. Постепенно Иран лишается своих стратегических союзников. Несмотря на изначально жесткую позицию власти Китая постепенно сигнализируют о том, что готовы отказаться от поставок из Ирана. Уже сейчас китайский премьер Вэнь Цзябао отправился в арабское турне в поисках замены иранской нефти. Сегодня Иран — третий по величине импортер черного золота в КНР, на нее приходится почти каждый десятый баррель. На первом же месте в структуре нефтяного импорта КНР стоит Саудовская Аравия, которая, кстати, имеет существенный потенциал роста добычи. Кольцо вокруг Ирана сжимается. В сложившейся ситуации Тегерану остается надеяться только на Россию.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Китай начнет скупать черное золото у Ирана в больших объемах (сейчас — 540 тыс. барр./сутки) именно для увеличения резервов. При этом делать это он будет по ценам куда ниже рыночных, ведь спрос на иранскую нефть упадет, а значит, диктовать условия станет покупатель. Впрочем, даже если Ирану придется отказаться от прежней цены предложения, китайский спрос все равно будет поддерживать иранскую экономику.

  • В то время, как Вашингтон готовится к совершению политического харакири, Иран, без излишнего шума готовится поубавить капиталистического энтузиазма с бирж Нью-Йорка и Лондона. Если китайцы решат платить за иранскую нефть юанями, то следует ожидать панического бегства доллара с энергетических рынков.

  • Запад ведет с Тегераном жесткую ядерную игру с очень высокой ставкой. Но, как в каждой игре, на руках у каждого свои карты. Преимущества Запада очевидны, иранские же карты явно слабее, но при искусной игре результат вовсе не очевиден. Британский историк Найалл Фергюсон, например, считает, что конфликт с Ираном может вбить клин между Европой и Израилем.

  • Замкнуть кольцо экономической блокады Ирана будет довольно сложно. Геополитические оппоненты не видят никакого смысла в том, чтобы помогать США и Израилю отстаивать их интересы, а многие американские союзники боятся введения санкций даже больше, чем сам Тегеран.

  • Для начала хотелось бы сразу обозначить главный тезис материала: Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. В то время, как все чаще появляются все новые и новые данные о проблемах в монетарной политике США, в сводках макростатистики КНР фиксируется фантастический прирост производства стали, чугуна, цемента.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.