Главная | Экономические интересы

КИТАЙ ВСТУПАЕТ В БОРЬБУ ЗА АРКТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ.
Норвегия и Дания готовы оказать протекцию Пекину

России нужно наращивать темп. С Данией, Норвегией и прочими традиционными соперниками можно тягаться на равных, учитывая накопленный нашей страной опыт и наличие собственного ледокольного флота, но усилия Китая будут лишь нарастать, что может окончательно разрушить устоявшийся баланс сил.

14 декабря 2011 года Всемирный фонд дикой природы объявил о том, что 2012 год провозглашён «годом Арктики» и посвящен борьбе за сохранение экологии этого уникального региона. Угроза арктической биосфере и равновесию, по мнению WWF, усугубляется тем, что прошлой осенью площадь и объем льдов в Арктике достигли своего исторического минимума. Это обстоятельство, на первый взгляд не особенно связанное с геополитикой, в самом деле способно привести к тому, что 2012 год можно будет с полным правом именовать «годом Арктики». При этом экологическая грань данного позиционирования будет далеко не на первом месте.

В конце лета 2007 года имел место прецедент, возникший впервые за всю историю наблюдений за Северным Ледовитым океаном. Обе части Северного морского пути, западная и восточная, были свободны ото льда одновременно. Это демонстрировало теоретические, по крайней мере, возможности беспрепятственного плавания по арктическому пути, половина которого до сих пор постоянно была покрыта льдами. Реальность прохода через северные воды, позволяющая обогнуть Евразийский материк с востока на запад, сама по себе является сенсацией в области логистики международной торговли. До сих пор перевозка грузов таким способом была достаточно ограниченной из-за необходимости делить путь на несколько участков, продолжительность которых зависела от ледовой обстановки и могла быть осуществлена лишь в достаточно узком временном «окне».

Если северный проход открыт — доставка груза из Европы в Азию по морю позволяет сократить время транспортировки вдвое. Что, как нетрудно догадаться, влияет на рентабельность, затраты топлива, сроки найма персонала и т. д. Частные перевозчики первыми осознали удобство Севморпути. В 2010 году транзитные перевозки через северные воды составили около 100 тысяч тонн. В 2011 году — тридцать четыре судна транспортировали порядка 850 тысяч тонн груза. По прогнозам на этот год, транзит по Севморпути может составить до 2500 тысяч тонн. Примечательно, что норвежская судоходная компания Knutsen OAS Shipping обратилась в администрацию Севморпути за разрешением на первый в истории рейс танкера-газовоза по полярной трассе.

Разумеется, до главных транспортных перекрёстков, вроде Панамского и Суэцкого каналов ещё далеко, но статистика достаточно показательна. Тем более, что по некоторым прогнозам, в последующие годы льда на Севморпути будет ещё меньше. В пользу этого говорят метеорологические наблюдения этой зимы, говорящие о том, что полярная ледовая «шапка» резко уменьшилась на норвежском и российском направлениях, Карские ворота и Печорское море полностью свободны ото льда. В целом 2011 год стал самым «жарким» для Арктики за всю историю метеорологии. Но транзитные возможности Севморпути, который долгое время был сугубо российским маршрутом, решавшим задачи нашего государства, не являются единственным аспектом, привлекающим внимание к Арктике.

В 2009 году, Геологическое сообщество США (United States Geological Survey) сообщило о том, что запасы природного газа в Арктике могут составлять до 50 триллионов кубометров. Примечательно, что, по мнению американских экспертов, почти весь этот газ находится на российской территории. Предполагается наличие в Арктике и нефти. Но на порядок меньше, нежели газа, примерно 3-4% от всего мирового количества, 90 миллиардов баррелей.

Поскольку границы газовых и нефтяных месторождений редко совпадают с государственными, а основные богатства Арктики, как сообщают американские геологи, находятся на российском шельфе, наши соседи стараются выжать из своего положения максимум. Норвежско-российский договор о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане вступил в силу 7 июля 2011 года. И в тот же день сейсмогеологическое исследовательской судно Норвегии приступило к зондированию участка.

В Норвегии стремятся как можно скорее исследовать новый участок континентального шельфа, оценить его перспективы и составить полную карту доступных возможностей к 2013 году. В области сейсмологических исследований Норвегия обошла нас примерно на год, Россия планирует приступить к подробным исследованиям шельфа этим летом. Главная причина достаточно проста — по побережью Кольского полуострова, в той его части, которая относится к Баренцеву мору, рассредоточены базы Северного флота. И необходимо согласовать как маршруты патрулирования, так и перемещения исследовательских судов.

Несмотря на то, что исследование российского сектора сопряжено с рядом объективных трудностей, затягивать с освоением наших подводных богатств совершенно неразумно. На богатства Арктики претендует слишком много геополитических игроков. При этом нередки случаи, когда свои амбиции проявляют государства, географически весьма далекие от региона. Восемь стран, имеющих выход в Арктику — Россия, Дания (вместе с автономной Гренландией), Исландия, Канада, Норвегия, США, Швеция и Финляндия входят в организацию «Арктический совет». В качестве непостоянных наблюдателей присутствуют Великобритания, Германия, Испания, Италия, Китай, Корея, Нидерланды, Польша и Франция. При этом Китай, Индия и Бразилия активно требуют своего вхождения в «Арктический совет».

Помимо «Арктического совета», существует так называемый Совет Баренцево-Евроарктического региона (СБЕР), в который вошли на правах постоянных членов Россия, Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция. Большинство «арктических» стран имеют территориальные споры друг с другом. Канада борется за четыре участка морской границы с США, Великобритания — за континентальный шельф с Данией и Исландией. Лондон также спорит с Исландией, Данией и Ирландией из-за границы континентального шельфа Фарерских островов. Ирландия, помимо конфликта с Великобританией, спорит с Исландией и Данией. США, Дания и Канада не признают территориальных прав Исландии на часть Северного Ледовитого океана. Норвегия и Россия Исландию, напротив, поддерживают в её устремлениях.

Неудивительно, что в ежегодно публикуемом бюллетене военной разведки Дании за 2011 год присутствует упоминание о возможности «небольших военных конфликтов» в Арктике в период до 2020 года. Все имеющие доступ к потенциальным богатствам страны разработали стратегии по усилению своего военного присутствия. Как сообщает агентство AlphaGalileo, Норвегия выделила 18 миллионов долларов на то, что официально называется «изучение отношений с Россией в северных территориях».

Средства выделяются государственным Норвежским советом по научным исследованиям в рамках программы NORRUS «Россия и международные отношения в северных территориях». Приоритетная цель исследований звучит как «отслеживание процессов в стране, являющейся крупнейшим соседом Норвегии», вторичной задачей является анализ «вероятных интересов других игроков, в особенности ключевых стран Азии в Арктике». Причём исследование Арктики в контексте России производится Норвегией с весьма неожиданной стороны. «Финансирование программы NORRUS позволит проводить всестороннее изучение России. Одна из наших ключевых целей — изучение основных тенденций в российском обществе и политике», — заявил руководитель NORRUS Нильс Мортен Удгаард.

В Дании создана новая государственная должность — «посол по делам Арктики». Сейчас этот государственный пост занимает бывший руководитель департамента общественной дипломатии МИД Дании Клавс Хольм. Как сообщают датские официальные источники, посол по делам Арктики будет способствовать продвижению национальных интересов Дании в регионе. Впрочем, несмотря на собственные интересы, Дания уже сейчас выглядит транслятором позиции двух других, куда более крупных геополитических игроков. Глава МИД Дании Вилли Сеундал ранее поднимал вопрос об использовании взлетной полосы на базе американских ВВС в Туле (Гренландия) и портовых сооружений для исследований и поисково-спасательных операций, и, судя по всему, получил благоприятный ответ.

Вместе с этим, Дания приняла решение уделить первостепенное внимание экономическим отношениям с Китаем и уже сейчас становится «окном в Арктику» для КНР. Дания выступает за то, чтобы предоставить Пекину место в «Арктическом совете», получив взамен китайские инвестиции — прежде всего в Гренландии, которая обладает большими запасами полезных ископаемых, обширной территорией и достаточно скудным бюджетом. Компания London Mining, которая, несмотря на свое по-европейски звучащее название, создана на деньги китайских компаний Sinosteel и China Communications Construction Corp, планирует в рамках своего гренландского проекта производить до 15 миллионов тонн железорудных окатышей к 2015 году.

Другая китайская компания, Inner Mongolia Baotou Steel Rare Earth, мировой лидер по добыче редкоземельных металлов, проявляет интерес к урановым рудам, обнаруженным в Гренландии. Традиционно интересные для Китая нефть и газ в данном случае не играют существенной роли, их в Гренландии пока не обнаружено. Так, британская компания Cairn Energy потратила в Гренландии два года и 600 миллионов долларов, было пробурено 8 скважин, однако углеводородов найти не удалось. Что не исключает участия Китая в совместных с Норвегией проектах, ведь генеральный директор нефтяного директората Норвегии Бенте Ниланд не устаёт говорить о том, что сейсморазведка дала фантастические результаты.

По всему выходит, что России нужно наращивать темп. С Данией, Норвегией и прочими традиционными соперниками можно тягаться на равных, учитывая накопленный нашей страной опыт и наличие собственного ледокольного флота, но усилия Китая будут лишь нарастать, что может окончательно разрушить устоявшийся баланс сил. Освоение Арктики даёт Китаю многое — и ресурсы самого разного типа, и удобный путь транзита. Другие же участники будут стараться не отставать от темпов Китая. И, образно говоря, чем теплее будет в Арктике, тем быстрее будет накаляться в регионе атмосфера геополитического соперничества.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • В 2012 году Россия собирается подать в ООН заявку о расширении границ своего континентального арктического шельфа с целью присоединить к своей эксклюзивной экономической зоне протяженностью 200 миль еще 1,2 км2 территории, предположительно богатой ископаемыми углеводородами. Основанием для данного притязания являются два подводных хребта (хребет Менделеева и хребет Ломоносова). Данное заявление может повлечь за собой ответные предъявления прав на территорию со стороны Канады и Дании.

  • Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%.

  • Аналитики одного из солидных исследовательских институтов Запада North Institute еще в 2008 году прогнозировали риск создания континентального альянса между Россией и Китаем, который может захотеть установить контроль над северными природными ресурсами посредством создания евразийского энергетического коридора. Подобное беспокойство демонстрирует следование американских ученых доктринам отцов англо-саксонской геополитики, одержимых навязчивым страхом отстранения Америки от контроля над территорией Арктики и от роли мирового лидера.

  • Всемирная торговая организация (ВТО) признала дискриминационными ограничения Китая на вывоз из страны ископаемых, поддержав тем самым жалобы стран ЕС, США и Мексики. Тем не менее, прекращение китайских поставок в Японию в 2010 году, в разгар дипломатического кризиса (из-за взаимных территориальных претензий), стало причиной промышленного шока на азиатских и западных предприятиях. Страны-потребители стремятся обеспечить бесперебойное снабжение материалами по разумных ценам, ограничив дефицит редкоземельных элементов на мировом рынке.

  • Многие обозреватели, определяя новые направления экономики Китая, говорят о «новых шелковых путях» — маршрутах, призванных улучшить условия транспортировки товаров. Эти новые континентальные направления имеют целью значительно сократить традиционные морские маршруты при отправлении из крупных китайских портов.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.