Главная | Экономические интересы

ФИСКАЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ ЕВРОПЫ

25 стран Европейского Союза предполагают в марте подписать Трактат о Стабильности, иначе называемый Фискальным Пактом. Эта мера призвана спасти распадающуюся еврозону путем введения жесткого финансового контроля над бюджетами стран-участниц. Это, в свою очередь, предполагает раздел компетенции между европейским центром и национальными правительствами.

Полное название пакта, прозванного фискальным, звучит следующим образом: «Трактат о стабильности, координации и управлении в Экономическом и Валютном Союзе между Королевством Бельгии, Республикой Болгарии, Королевством Дании, Федеративной Республикой Германии, Эстонской Республикой, Ирландией, Республикой Греции, Королевством Испании, Французской Республикой, Итальянской Республикой, Республикой Кипр, Латвийской Республикой, Литовской Республикой, Великим Княжеством Люксембург, Венгрией, Мальтой, Королевством Нидерландов, Республикой Австрии, Речью Посполитой Польской, Португальской Республикой, Румынией, Республикой Словении, Словацкой Республикой, Республикой Финляндии и Королевством Швеции». Из числа стран, не входящих в еврозону намерение подписать Фискальный Пакт высказывают, таким образом, Болгария, Дания, Латвия, Литва, Венгрия, Польша, Румыния и Швеция. В чем же состоит суть этого документа, путь к согласованию которого еще до подписания, не говоря уж о ратификации, был сложен и противоречив?

Опустим преамбулу, наполненную прекрасными фразами об ответственности за судьбу Объединенной Европы и прочими красивостями, и перейдем непосредственно к сути. Итак, на первом месте в Пакте находятся обязательства стран-подписантов «не допускать дефицита сектора публичных финансов выше 3% внутреннего валового продукта, а бюджетного долга — свыше 60% ВВП». Дальше — больше. Страны-участницы Трактата обязуются информировать Еврокомиссию о планах эмиссии долга, программах экономических партнерств и (чтобы долго не перечислять конкретные случаи) «обо всех существенных изменениях в экономике». Нарушение условий Пакта грозит странам его подписавшим финансовыми санкциями, которые могут быть наложены как в виде фиксированного штрафа, так и в процентах к ВВП. Взысканные штрафы подлежат зачислению в общий бюджет ЕС. Страны, подписавшие Пакт, обязуются внести изменения в свои национальные правовые системы, причем, как деликатно указано в Пакте, «по возможности внесены в Конституции». Принципы наложения финансовых санкций должна сформулировать Еврокомиссия, но правом их наложения наделен другой орган ЕС — Трибунал Справедливости. Достаточно лицемерно звучит пункт Пакта, устанавливающий, что его подписание не изменяет условий оказания финансовой помощи странам-подписантам со стороны ЕС или Международного Валютного Фонда.

Если же консолидированный бюджетный долг страны-подписанта составляет более 60% ВВП, эта страна обязана принять меры к его снижению в темпе не ниже 5% в год. Надзор за этой деятельностью стран-подписантов возлагается на Совет ЕС и Еврокомиссию. Любопытно, что правом обращения в Европейский трибунал Справедливости наделяется в соответствии с Пактом не только Еврокомиссия, но и любая страна, подписавшая Пакт.

Отдельный раздел в Пакте предусматривает создание некоего неназываемого органа стран еврозоны, руководители государств которой избирают из своего числа председателя на тот же срок, что и Председатель Совета Европы. Само согласование Пакта не означает его принятия, поскольку он должен быть ратифицирован парламентами, что не в каждой стране, подписавшей его, пройдет легко. В случае ратификации Пакта двенадцатью странами зоны евро он вступает в силу 1 января 2013 года. Статья 16 Пакта предусматривает его включение в Трактат о Европейском Союзе, но не ранее, чем через 5 лет после вступления в жизнь Фискального Пакта. Таким образом, сам Пакт является только этапом на пути к внесению изменений в жизнь всех стран-членов Евросоюза.

8 февраля на заседании Комиссии по вопросам ЕС Бундестага государственный секретарь МИД ФРГ Михаэль Линк заявил, что правительство расценивает Фискальный Пакт в качестве плана «Б» и что Германия будет стремиться к внесению изменений конституции ЕС. Аналогичное мнение высказала и Ангела Меркель 7 февраля в выступлении на тему её политического видения обновленного Европейского Союза. Борьбу с финансовым кризисом в Европе Меркель назвала вызовом сегодняшнего дня, впереди, по ее мнению, создание нового политического союза, который призван усилить экономическую координацию. Для его создания потребуется институциональная перестройка Европейского Союза, что, в свою очередь, потребует изменения Лиссабонского Договора, являющегося ныне европейской конституцией. Представители всех фракций Бундестага выразили согласие с канцлером и заявили, что Фискальный Пакт — это только первый этап на пути к более глубокой интеграции.

Германское видение институционального построения Евросоюза выглядит приблизительно так: Европейская Комиссия становится настоящим правительством Европы со всеми функциями в области экономики и финансов, усиленный Европейский парламент образует нижнюю палату Европарламента, а Совет ЕС вместе с ним в качестве высшей палаты исполняет законодательную функцию. Председатель Еврокомиссии избирается в прямых выборах всеми гражданами ЕС. Такая структура приведет к росту роли Германии как самой населенной страны Европы, тем более что депутатов Европарламента также планируется избирать в зависимости от количества населения стран-членов ЕС.

Инициативы Германии напоминают дымовую завесу, призванную скрыть углубляющийся в Евросоюзе водораздел, для того чтобы выиграть время на реформирование зоны евро. Если же даже предположить, что долгосрочным планом Германии является действительное создание нового политического союза, это неизбежно приведет к передаче части суверенных полномочий национальных государств новому союзу. В связи с этим возникает вопрос о возможности продвижения такого рода предложений в Европе. Великобритания и Чехия уже заявили о невозможности для них присоединения к этому новому политическому образованию. Евроскептицизм нарастает и в других европейских странах. Даже в Германии, возглавляющей инициативную группу по перестройке Европейского Союза, результаты возможного референдума по передаче части суверенитета в общеевропейскую компетенцию сегодня предсказать невозможно. О передаче в объединенную Европу также и вопросов энергетической безопасности уже начали говорить еврокомиссар Гюнтер Эттингер и новый председатель Европейского парламента Мартин Шульц.

К этому следует добавить, что ведущая роль Германии в создании новых политических и экономических структур ЕС нравится далеко не всем. Президент Греции Каролос Папулиас обвинил, например, немецкого министра финансов Вольфганга Шаубле в оскорблении греческого народа, а на улицах Афин вовсю горят немецкие флаги. В Берлине же, в свою очередь, полагают, что греки перегибают палку. Шаубле всего лишь сказал, что Греция не может быть бездонным колодцем, куда утекают средства ЕС и должна ввести режим жесткой экономии бюджетных средств. Немцы не без оснований считают, что не должны за свой счет решать проблемы Греции, а заявления греческого президента сочли просто наглостью. В интервью для Die Welt депутат бундестага Христиан фон Штеттен предупредил Грецию о том, что поведение Папулиаса вряд ли позитивно повлияет на голосование в бундестаге по второй программе помощи Греции. А это ни много ни мало 130 миллиардов евро до 2014 года, и чтобы получить эту помощь, греки должны снизить уровень зарплат бюджетников и сократить их количество.

Европейский Союз впервые в своей истории столкнулся с проблемами столь критического уровня. Справится ли он с ними, покажет время. Но Грецию, пожалуй, уже не спасти.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Принятые на внеочередном саммите ЕС договорённости имеют большое значение и способны как помочь в решении долгового кризиса, так и совершенно преобразовать ЕС в новый формат. Но лишь при условии, что ЕС переживет кризис-2012, а идеологи Бюджетного пакта останутся на своих постах и сумеют победить на выборах.

  • В настоящий момент Меркель отвергает идею выпуска единых бондов. Для начала нужно наладить процесс интеграции стран ЕС, в результате которой пред миром предстанет «новая Европа» с неофициальным центром в Берлине. И только после этого Германия будет готова позволить ЕЦБ накачивать экономику региона ликвидностью, обеспечив наполнение Европейского фонда финансовой стабильности необходимым объемом средств.

  • Решения ХДС, принятые на съезде в Лейпциге, были приняты в штыки в третьей крупнейшей стране ЕС — Великобритании. Провозглашенный на съезде главой фракции ХДС в бундестаге Фолькером Каудером слоган «Отныне Европа заговорила по-немецки», привел в негодование английских джентльменов. Со своей стороны, Саркози, претендующий на роль архитектора новой Европы, сам может оказаться рядом с Берлускони, Папандреу и другими «неудачниками», ставшими жертвами экономического кризиса.

  • На 7 сентября в Конституционном суде ФРГ запланированы публичные слушания по иску против первого пакета финансовой помощи Греции. Иск был подан представителем партийного блока ХДС/ХСС, и речь в нём идёт о том, что выделение таких кредитов нарушает ряд статей немецкой конституции. Ситуация неоднозначна настолько, что канцлер Меркель отменила свое участие в Мировом политическом форуме, который будет проведён 7-8 сентября в Ярославле.

  • Страны, экономика которых находится в несколько лучшем положении, видят единственное спасение в официальном разделении Европы на ведущих и ведомых, в централизованном управлении и жёстком контроле. «Оппозицию» слабых экономик возглавляет глава Еврокомиссии, настаивающий на сохранении статус-кво любыми средствами.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.