Главная | Экономические интересы

ИРАНСКИЙ ВОПРОС КОНСОЛИДИРУЕТ ОППОНЕНТОВ ЗАПАДА. В КНР обсуждается идея создания «Евразийского союза» с Россией

Статья в газете — органе ЦК КПК отражает, по крайней мере, позицию определенной части китайского руководства и не может быть случайной. В противостоянии с Ираном США и их союзникам придется учитывать тот факт, что Тегеран не останется в полной изоляции. Есть крупные геополитические игроки, для которых вопрос поддержки Ирана является, в стратегической перспективе, и вопросом обеспечения их собственной безопасности.

Если в военной плоскости прямой конфликт Ирана и США еще не начался, то война экономическая уже идёт. До сих пор США и их союзники из Западной Европы методично пытались выстроить вокруг Ирана барьер экономической блокады, а Тегеран выступал объектом такой политики, не пытаясь перехватить инициативу.

Однако теперь такому положению дел приходит конец. Вместо того, чтобы пассивно дожидаться момента, когда европейские потребители Ирана откажутся от закупок его нефти, Тегеран решил сыграть на опережение. 19 февраля стало известно, что Иран остановил продажу нефти компаниям из Франции и Великобритании. Об этом сообщил представитель иранского Министерства нефти Или Реза Никзад Рахбар. Он отметил, что продажа нефти в эти страны остановлена, в то же время ограничение не касается других покупателей.

С одной стороны, раз уж подрыва нефтеторговли нельзя избежать, то Ирану, и в самом деле, разумнее прекращать её в удобный момент для себя, а не для присоединившегося к инициированному США эмбарго ЕС.

Надо признать, что Евросоюз не имел возможности должным образом подготовиться к смене поставщика. Саудовская Аравия ранее заявляла о том, что готова заменить Иран на рынке поставок, но для этого нужно время. При этом перераспределение поставок нефти автоматически приводит к перераспределению денежных потоков, и возросшая роль Саудовской Аравии может вызвать законное недовольство прочих членов ОПЕК. Ведь для того, чтобы страна-член картеля нефтедобытчиков резко увеличила добычу нефти, необходимо согласование с партнёрами по организации. Самостоятельный отказ Ирана от продажи нефти, таким образом, заставляет Евросоюз перераспределять поставки быстрее, чем планировалось. Что очевидным образом приведёт к потере в деньгах.

Однако, при ближайшем рассмотрении, грозно выглядящий отказ Ирана может быть лишь очередным ходом в «игре нервов». В том случае, если бы Иран действительно желал нанести ущерб ЕС, то ему следовало бы прекращать поставки, например, в Италию, Испанию и Грецию.

Эти страны потребляют достаточно значительные объёмы иранской нефти, к тому же состояние их экономик таково, что отказ Тегерана от снабжения нефтепродуктами являлся бы существенным ударом. Франция и Великобритания, напротив, занимают в структуре иранского импорта исчезающее малые доли. Так, в 2011 году, Франция получила из Ирана 3% своей нефти, а Великобритания, судя по открытым источникам, не получала её вовсе.

Таким образом, отказ продавать нефть британским и французским компаниям имеет, скорее, символический смысл. Тем более, что информация о «превентивном обрыве поставок» до сих пор идёт самая противоречивая.

Одни государственные чиновники сообщают сведения, которые полностью противоречат информации других иранских каналов, озвучивающих высказывания людей не менее авторитетных. 15 февраля иранский телеканал Press TV объявил о прекращении экспорта иранской нефти в шесть государств Евросоюза — Францию, Италию, Испанию, Грецию, Португалию и Нидерланды. Однако эту информацию тут же опровергло министерство нефти Ирана, которое заявило, что поставки не были прекращены по причинам гуманитарного характера, и все вопросы такого рода решаются Высшим советом национальной безопасности Ирана в особом порядке.

Нетрудно заметить, что озвученный Press TV перечень государств содержит все уязвимые экономики ЕС. И, если бы Иран был заинтересован в обострении ситуации, то именно его и следовало принимать за первоочередную «мишень». Последствия были бы для экономики ЕС достаточно ощутимы. Другое дело, что принятие такого варианта иранским руководством вполне могло бы стать дополнительным casus belli, поводом к войне.

При этом, если на экономическом фронте Иран и ЕС, кажется, пока склонны обмениваться ничего не значащими по факту, но крайне многозначительными символическими выпадами, то в области обеспечения своей безопасности Тегеран предпринимает вполне конкретные усилия, которые приносят результаты.

Во время трёхстороннего саммита Ирана, Пакистана и Афганистана, проходившего в Исламабаде 16-17 февраля, президент Пакистана Али Асеф Зардари заявил, что Пакистан не окажет никакого содействия США в случае нападения на Иран.

Несмотря на то, что территория Пакистана или его вооружённые силы вряд ли рассматриваются США как серьёзное подспорье в гипотетическом противостоянии с Ираном, это заявление весьма значительно в контексте международной обстановки. Поскольку такое высказывание прозвучало в присутствии президента Афганистана, в стране которого как раз имеются удобные для атаки на Иран американские силы и инфраструктура, то отсутствие возражений с его стороны можно рассматривать как знак солидарности с позицией Пакистана.

Дополнительно, президент Пакистана Зардари дал понять, что Исламабад не потерпит указаний Вашингтона относительно того, с кем ему торговать. Это высказывание означает «зеленый свет» совместному пакистано-иранскому газовому проекту — несмотря на резкое раздражение США.

В свою очередь президент Ирана Махмуд Ахмадинежад подчеркнул, что «ряд государств вмешивается в дела региона» и пытается установить там свою гегемонию. По мнению Ахмадинежада, между тремя странами нет никаких глобальных проблем, а все проблемы в регионе создают «внешние силы».

Поддержка Пакистана выглядит ещё более значительной в свете продолжающихся заявлений китайских военных и дипломатов о том, что в намечающемся иранском конфликте Китай не сможет остаться в стороне. Особенно с учетом того, что Пакистан связывают весьма тесные отношения с Китаем. Так, еще год назад, 25 февраля 2011 года, пакистанские СМИ сообщали о встрече председателя Объединенного комитета начальников штабов армии Пакистана генерала Халида Шамим Винна с представителями Китая. По итогам встречи было начато сотрудничество в целом спектре военно-научных разработок, от двигателей для китайских самолётов JF-17 Thunder, используемых в обеих странах, до кораблей, подводных лодок и танков. Дополнительно, китайская сторона подтвердила своё намерение поддерживать Пакистан в противостоянии с любыми внешними угрозами. Так что, за дружественными высказываниями президента Зардари можно предполагать одобрение Пекина.

Примечательно, что сообщения о заявлениях Зардари были в первую очередь растиражированы китайскими новостными агентствами, в частности «Синьхуа». Причём альянс «друзей Ирана» необязательно должен ограничиваться Китаем, Пакистаном и Афганистаном. 30 января нынешнего года орган ЦК КПК газета «Жэньминь жибао» опубликовала статью «Китаю и России следует создать Евразийский альянс». Из неё следует, что Иран для США — лишь промежуточный этап. Рупор ЦК КПК констатирует, что «Вашингтон окружает и изолирует Китай и Россию — они его последние стратегические цели. КНР и Россия преследуют единые интересы и поэтому „должны совместно сдерживать действия США по давлению на слабые страны, а также укротить их стратегические амбиции в создании империи“.

„Жэньминь жибао“ дает понять, что Евразийский альянс необходим ещё и потому, что по отдельности Китай и Россия сильно отстают от США. Но, объединившись, КНР и Россия страны обладают мощной силой. Они располагают огромной территорией, большим населением, многочисленными армиями, владеют ядерным оружием. Так что США даже вместе с НАТО не смогут эффективно окружить их и, тем более, изолировать. Более того, такой тесный союз неизбежно привлечёт к себе и других участников, к примеру, Иран и Пакистан».

Понятно, что статья в газете — органе ЦК КПК отражает, по крайней мере, позицию определенной части китайского руководства и не может быть случайной. В противостоянии с Ираном США и их союзникам придется учитывать тот факт, что Тегеран не останется в полной изоляции. Есть крупные геополитические игроки, для которых вопрос поддержки Ирана является, в стратегической перспективе, и вопросом обеспечения их собственной безопасности.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Замкнуть кольцо экономической блокады Ирана будет довольно сложно. Геополитические оппоненты не видят никакого смысла в том, чтобы помогать США и Израилю отстаивать их интересы, а многие американские союзники боятся введения санкций даже больше, чем сам Тегеран.

  • Запад ведет с Тегераном жесткую ядерную игру с очень высокой ставкой. Но, как в каждой игре, на руках у каждого свои карты. Преимущества Запада очевидны, иранские же карты явно слабее, но при искусной игре результат вовсе не очевиден. Британский историк Найалл Фергюсон, например, считает, что конфликт с Ираном может вбить клин между Европой и Израилем.

  • Совместные санкции ЕС и США чувствительно ударят по иранскому нефтяному экспорту, сократив его, по разным оценкам, на 30-50%. Что приведет к потерям не только чисто финансовым, ведь большое количество нефти Иран поставляет на основе бартера, и ограничение поставок нефти вызовет некоторый дефицит. Например — бензина и дизельного топлива, которого в самом Иране производится недостаточно.

  • Китай начнет скупать черное золото у Ирана в больших объемах (сейчас — 540 тыс. барр./сутки) именно для увеличения резервов. При этом делать это он будет по ценам куда ниже рыночных, ведь спрос на иранскую нефть упадет, а значит, диктовать условия станет покупатель. Впрочем, даже если Ирану придется отказаться от прежней цены предложения, китайский спрос все равно будет поддерживать иранскую экономику.

  • Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.