Главная | Экономические интересы

ДОЛГОВОЙ КРИЗИС В ЕВРОПЕ МОЖЕТ ОТРАЗИТЬСЯ НА РОССИЙСКОЙ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ

Греческая тема отвлекла инвесторов от других, не менее сложных проблем, связанных с долговым кризисом, однако жестокая реальность вновь заставит вспомнить о серьезном кризисе в банковском секторе. Пока позитивная динамика на рынках еще будет некоторое время сохраняться на фоне растущего потока ликвидности, представляемого регуляторами для поддержки реальной экономики. Однако, такая динамика будет сохраняться только в том случае, если регуляторы продолжат придерживаться мягкого курса. Как только ЕЦБ и ФРС решат «выдернуть» средства обратно или просто остановить «печатный станок», рынки вновь повторят обвал мая 2011 года.

Греческая тема отвлекла инвесторов от других, не менее сложных проблем, связанных с долговым кризисом, однако жестокая реальность вновь заставит вспомнить о серьезном кризисе в банковском секторе. Пока позитивная динамика на рынках еще будет некоторое время сохраняться на фоне растущего потока ликвидности, представляемого регуляторами для поддержки реальной экономики. Однако, такая динамика будет сохраняться только в том случае, если регуляторы продолжат придерживаться мягкого курса. Как только ЕЦБ и ФРС решат «выдернуть» средства обратно или просто остановить «печатный станок», рынки вновь повторят обвал мая 2011 года.

Но пока впереди долгожданный второй этап программы предоставления льготных кредитов (LTRO II) Европейским Центральным банком, и, как ожидают эксперты, объем заимствований составит около 470 млрд евро. Есть также мнение, что программа кредитования может составить 1 трлн евро. И хотя ЕЦБ официально объявил, что «потолок» будет именно таким, фактически регулятор ставит на то, что не вся сумма будет востребована, поэтому ситуация с повышенным спросом может оказаться крайне болезненной.

В любом случае, окончательная цифра позволит с точностью сказать, насколько успешна была программа, позволила ли она купировать негативные последствия долгового кризиса и запустить рынок межбанковского кредитования. Аукцион, стартующий уже на следующей неделе, должен стать очередной попыткой европейского регулятора снизить напряженность на рынках и простимулировать рост кредитования на межбанковском рынке Старого Света, которое фактически полностью остановилось под давлением недоверия банков друг к другу. Значительный вклад в это внес третий Базельский стандарт, который вступает в силу уже с 2013 года.

Согласно ему, банкам придется значительно увеличить долю капитала первого уровня в общем объеме минимально необходимого капитала с 4 до 6 процентов. Кроме того, банки будут вынуждены создать резервный буфер капитала в размере дополнительных 2,5 процента, что фактически поднимает коэффициент достаточности капитала первого уровня до 8,5 процента.

С одной стороны, эта мера повысит «иммунитет» финансовых организаций к негативным последствиям будущих кризисов, но с другой — в условиях текущего кризиса может просто остановить функционирование банковской системы.

Однако, при оценке влияния нового стандарта на финансовый сектор эксперты не учли рисков углубления долгового кризиса. В результате банки должны будут увеличить уровень капитала, а объемы кредитования, очевидно, снизятся по сравнению с текущими уровнями. А поскольку малый и средний бизнес в случае кризиса ликвидности будет испытывать особенно острую нехватку средств на фоне отсутствия доступа к кредитным ресурсам, именно этот сектор и пострадает. Между тем, именно в этом сегменте сконцентрирована основная масса рабочих мест. В случае развития подобного сценария уровень безработицы будет крайне высоким, что поставит крест на восстановлении экономики европейского региона.

Банки вынуждены направить огромные средства на докапитализацию, поэтому им придется «сесть на диету». В связи с этим кредитные организации должны будут свернуть проекты и избавиться от активов, ограничив предоставление кредитов для потребителей и компаний минимум на 1,2 трлн евро, что составляет около 3-5 процентов от общего объема выдаваемых в Европе кредитов.

Таким образом, сейчас первоочередной задачей финансовых организаций стало не выполнение своих основных функций, а скорейшее достижение необходимых нормативных значений показателя достаточности капитала. В результате существенно возросли риски того, что без вмешательства регуляторов кредитование реального сектора экономики остановится, что будет лишь мешать финансовой системе укрепляться и восстанавливаться.

Постепенно и российский банковский сектор начинает ощущать негативное влияние европейского долгового кризиса, проблемы с ликвидностью все сильнее отражаются и на отечественных финансовых организациях, поскольку из-за трудностей европейские банки вынуждены изымать средства из российских подразделений.

Очевидно, что отечественные банки будут все больше пользоваться средствами, предоставляемыми Центральным банком РФ, так как европейский кризис ликвидности лишил их возможности дешево кредитоваться в Европе. Но банкиры хорошо понимают, что углубление долгового кризиса в еврозоне повлечет за собой последствия, аналогичные кризису 2008 года, когда российские банки были фактически изолированы от внешних рынков, что усугубило кризис ликвидности в финансовом секторе РФ и привело к тому, что многие банки и компании оказались на грани банкротства.

Как следствие, когда один из источников фондирования «иссякает», банки вынуждены обратиться к другим. Во избежание дефицита ликвидности кредитные организации вынуждены повышать ставки по вкладам для того, чтобы привлечь средства у населения. Рост средних ставок не прекращался с сентября 2011 года, когда на банковском рынке особенно обострился дефицит ликвидности в связи с оттоком капитала и изменением налоговой политики, притом что темпы роста кредитных портфелей банков не снижались.

Очень показательным стало увеличение «Сбербанком» ставок по депозитам, а так как отечественный финансовый гигант обладает крупнейшим портфелем вкладов в стране, остальные игроки воспримут его действия как сигнал для продолжения «ралли» по вкладам, что скорее всего, приведет и к удорожанию кредитов. При этом темпы роста кредитных портфелей значительно сократятся, поскольку за прошлый год из-за снижения реальной доходности депозитов и на фоне роста инфляционных ожиданий клиенты менее охотно размещали вклады, но при этом ускорился рост кредитной массы. Это вызвало серьезный дисбаланс в банковской системе, и банки будут вынуждены этот разрыв сокращать, что негативно скажется на темпах кредитования реального сектора.

Согласно данным Райффайзенбанка, у Сбербанка наблюдаются проблемы с финансированием. По данным на 1 февраля 2012 года, на долю Сбербанка пришлось до 42% общего объема кредитов под залог нерыночных активов. При этом последние покупки (Тройка диалог и Volksbank) также отрицательно сказались на ситуации с ликвидностью госбанка.

Другим примером вышеупомянутого дисбаланса стал банк ВТБ, перед которым встала необходимость рекапитализации, поскольку после завершения сделки по покупке Банка Москвы организации пришлось существенно нарастить кредитный портфель, чтобы «залатать» дыры в балансе.

В итоге за 2011 год ВТБ вдвое сократил уровень достаточности капитала — с 22,9 до 11,2 процента, практически приблизившись к критичному порогу. И для того, чтобы иметь возможность продолжать наращивать кредитный портфель, необходима рекапитализация. Однако, если ВТБ имеет налаженную схему государственной поддержки, которая позволила банку «выстоять» после покупки Банка Москвы, то средним банкам не стоит рассчитывать на «скорую» государственную помощь.

Поэтому стабильность российской банковской системы может существенно пострадать в случае обострения кризиса ликвидности на мировых рынках.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Пока все внимание политиков, регуляторов, инвесторов сконцентрировано на «долговом кризисе», Европу может ждать еще один неожиданный удар, причем со стороны известного своей стабильностью банковского сектора региона. Первыми бить в тревогу стали рейтинговые агентства, S&P запустило процесс массового пересмотра рейтингов целого ряда банков Австрии, Испании, Люксембурга, Нидерландов, Бельгии.

  • Даже текущий уровень безработицы среди молодых людей в Испании может спровоцировать социальную катастрофу или широкомасштабные массовые протесты, которые мы видим, к примеру, в Греции. При этом очевидно, что в рамках нынешней экономической модели проблемы Испании не могут быть решены при любом раскладе.

  • Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

  • Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

  • Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.