Главная | Экономические интересы

НОВАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ДОКТРИНА ГЕРМАНИИ

8 февраля нынешнего года правительство Германии приняло новую стратегию внешней политики под названием «Способствовать глобализации — развивать партнерства — разделять ответственность». Эта стратегия основана на сближении с нужными экономическими партнерами на базе единой политической цели. Умелое манипулирование политической целесообразностью, поиск совместных политических целей служит реализации экономических интересов Германии.

Прагматичные немцы, находящиеся в положении донора терпящих бедствие европейских банкротов, хорошо усвоили учение своего земляка Карла Маркса и, творчески его развив, глубоко осознали современное противоречие между объективно неизбежной глобализацией рынков и одновременно нарастающей тенденцией изоляционизма как способа противостояния глобальным угрозам. Если попытаться отыскать ключевое слово к новой внешнеполитической доктрине Федеративной Республики, это, скорее всего, будет «поиск новых рынков». Большое внимание в принятом правительством документе уделено «восходящим державам», которые в нем же определены как «страны, с которыми Берлин не сотрудничает в рамках ЕС, G8 или НАТО, отличающиеся в своих регионах экономическим потенциалом, имеющие амбиции доминировать в региональной политике».

Новая внешнеполитическая стратегия Берлина уделяет серьезное внимание уже сложившимся платформам сотрудничества с Россией и Турцией, закрепляя, таким образом, сложившиеся модели экономической кооперации политическим обеспечением. Это, по мнению немецких политиков, должно привести к институционализации уже сложившихся отношений с целью закрепления в своей орбите стран, с которыми Германию связывают долгосрочные стратегические экономические партнерства.

Все германские ведомства в той или иной степени ответственные за внешнюю политику (и МИД, и Министерство экономики) обозначили свои приоритеты в развитии сотрудничества с «восходящими державами». Причиной такой политики являются кризис зоны евро и поиск новых привлекательных рынков сбыта. Сотрудничество с партнерами в Азии и Африке представляет особый интерес для немецкой экономики по причине богатства этих регионов природными ресурсами. Таким образом, немецкая внешняя политика будет обслуживать интересы немецкой экспортно-ориентированной экономики, получающей от своих партнеров в разных регионах мира сырьё, перерабатывающей его в Германии, и экспортирующей готовую продукцию в те же страны-партнеры. Новая стратегия касается пока следующих стран: Китая, Индии, Бразилии, ЮАР, Вьетнама, Мексики, Малайзии, Индонезии, Колумбии, Нигерии и Анголы.

Осью новой концепции является тезис о появлении новых центров власти в различных регионах мира, которые и названы «восходящими державами». Этот термин в данном случае не служит точному описанию этого явления, а, скорее, является риторическим приемом, позволяющим повысить самооценку некоторых государств. Тем более что весьма нечеткое определение позволяет применять его достаточно произвольно.

Структура немецкой экономики вынуждает Германию искать новые рынки сбыта. ФРГ специализируется главным образом в традиционных секторах промышленности — машиностроение, автомобильная промышленность. Принимая во внимание перенасыщение этой продукцией рынка старой Европы, очевидно, что иной альтернативы, кроме экспансии, у немцев нет. 2011 год стал рекордным в немецкой внешней торговле. Экспорт составил 1,06 триллиона евро (рост на 11,4%), импорт — 0,9 триллиона (рост на 13,2%). Таким образом, положительное сальдо внешней торговли в 158 миллиардов евро поддержало и рынок труда, и обслуживание заимствований. В то же время экспорт из Германии в такие страны как Португалия, Испания и Греция в 2011 году упал. Финансовые проблемы этих стран вместе с общим кризисом зоны евро, несомненно, приведет в ближайшем будущем к снижению экспортных возможностей ФРГ в еврозоне.

Несколько лучше выглядят результаты внешнеэкономической деятельности Германии в Восточной и Центральной Европе, т.е. вне зоны евро. Экспорт в эти страны вырос почти на 14%, а в Россию — на 30%. Экспорт немецких товаров в Китай вырос на 21%, а в Индию — на 17,5%. В структуре немецкого импорта Китай сегодня занимает первое место, одновременно оставаясь четвертым по величине рынком сбыта немецких товаров. В целом, немецкий сбыт в Азии в течение последних трех лет вырос на 43%, а в Латинской Америке — на 21%.

Несмотря на уменьшающееся значение европейского рынка для Германии, он в ближайшие годы будет оставаться главным экономическим пространством для немецких товаров. Но Германия смотрит вперед. Поэтому уже сегодня немецкая дипломатия будет готовить рынки «восходящих держав» для товарной экспансии продукции немецкой промышленности. Следует ожидать попытки создания международных институтов на этих направлениях, укрепления двусторонних связей с будущими выгодными партнерами немецкой экономики. Германия намерена действовать здесь без обиняков: поддержка отдельных предприятий в интересующих немецких промышленников странах, интенсификация контактов научно-исследовательских организаций, поддержка дружественных Германии экономических элит — одним словом всё, что поможет захвату рынков.

Не всегда этот процесс, который уже начался, проходит легко. Китай, Бразилия и Мексика хорошо осознают свое значение и не готовы стать объектом манипуляций немецкой дипломатии. Во время визита Ангелы Меркель в Пекин, например, один из известных китайских защитников прав человека попросту не был впущен в посольство ФРГ. На последней встрече министров финансов и руководителей Центробанков G20 предложение министра финансов Германии Шаубле «вложиться» в спасение еврозоны было встречено Китаем весьма холодно.

Однако немцы не опускают рук и действуют активно и методично на всех направлениях. ФРГ подписала договоры о сырьевом сотрудничестве с Монголией и Казахстаном, Ангела Меркель посетила Нигерию, Кению и Анголу. В мае прошлого года в Нью-Дели состоялись первые межправительственные консультации ФРГ и Индии. Обе страны в очередной раз подтвердили взаимную поддержку в рамках группы G4 (Германия, Индия, Бразилия и Япония — государства, претендующие на постоянные членство в Совете Безопасности ООН). Этот формат позволяет Германии сблизиться с нужными экономическими партнерами, объединившись с ними единой политической целью. Так умелое манипулирование политической целесообразностью, поиск совместных политических целей служит реализации экономических интересов Германии. Это, собственно, и есть новая внешнеполитическая немецкая доктрина в действии.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Ситуация в Италии стремительно меняется. Если изначально страна была лишь одним из возможных кандидатов в «неудачники», то сейчас она — главная жертва долгового кризиса. Постепенное увеличение затрат по обслуживанию суверенного долга, несмотря на программу выкупа облигаций Европейским Центральным банком, говорит о крайне тяжелом положении. Рост доходности облигаций может очень дорого обойтись итальянской экономике, как и экономике стран Еврозоны, спровоцировав длительную рецессию. Аналитики уже сейчас отмечают, что восстановление экономики ЕС остановилось, доверие со стороны инвесторов снижается, негативно влияя на уровень инвестиций и потребление. Слабый рост мировой экономики сдерживает экспорт, а срочная консолидация бюджетов негативно отражается на внутреннем спросе.

  • Не стоит сводить жизнь или смерть немецкой и французской промышленности исключительно к стоимости русского газа. Но в ситуации, когда, согласно докладу Еврокомиссии, общий уровень государственной задолженности еврозоны в 2012 году повысится до 90,4% от ВВП всего валютного блока с 88,0% в 2011 году, сэкономленные на транзите миллиарды могут оказаться весьма значимыми.

  • О кризисе еврозоны сегодня можно услышать из каждого утюга. Рассыпающиеся экономики Греции, Италии, Ирландии, Испании и Португалии требуют не только экономического, но и политического реагирования от правительств стран-членов ЕС и структур Европейского Союза. Проблема заключается в том, что не все готовы поступиться национальным суверенитетом в пользу Объединенной Европы. Таким образом, кризис экономический плавно мутирует в политический.

  • Для того, чтобы снизить зависимость от поставок газа из России, Германия стала развивать альтернативную энергетику, но в итоге попала в зависимость от Китая. Теперь немецкие фирмы пытаются наладить поставки редких металлов из... России. То есть вернулись к тому, с чего начали. Правда, платить за альтернативную энергетику приходится дороже, чем за газовую.

  • Нет никаких сомнений в том, что атака на Газпром мотивирована целым рядом факторов, среди которых нет недостатка и в политических. Но в природе не существует одномерных явлений. Для того чтобы понять если не все, то, по крайней мере, основные причины «нападения на Газпром», необходимо проанализировать целый ряд экономических и политических событий, предшествовавших беспрецедентным действиям Еврокомиссии.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.