Главная | Экономические интересы

ГРЕЦИЮ ЖДЕТ СОЦИАЛЬНЫЙ ВЗРЫВ? Кредитов, выделенных Брюсселем, недостаточно для поддержания тонущей экономики на плаву

3 марта международное агентство Moody’s снизило кредитный рейтинг Греции до C — самого низкого показателя в своей классификации. Нынешний рейтинг означает, что долговые обязательства страны, по сути, находятся в состоянии дефолта, при этом вероятность выплаты основной суммы долга и процентов по таким облигациям мала. Ранее, аналогичную негативную оценку состоянию Греции дали партнёры Moody’s по «большой тройке» — Fitch и S&P.

Особенной паники на финансовых рынках единогласное решение ведущих мировых кредитных аналитиков в перспективы греческой экономики не вызвало. Греция, экономика которой на протяжении нескольких лет демонстрировала уверенное падение, а последние несколько месяцев существовала исключительно благодаря внешней финансовой подпитке, уже давно не пользуется сколько-нибудь существенным вниманием инвесторов, а сумма накопленных долгов не позволяет рассчитаться с ними самостоятельно. Однако снижение рейтинга до «преддефолтного-дефолтного» интересно тем, что оно связано с принятыми европейскими и греческими правительствами мерами, которые, в теории, должны упрочить экономику Греции и дать ей возможность расти.

К настоящему времени, структура совокупного греческого долга объёмом в 352 миллиарда евро такова. Львиную долю, 205 миллиардов, составляют долги государства внутренним кредиторам — частным банкам, как греческим, так и иностранным, страховым организациям, инвестиционным, пенсионным и прочим фондам. Объём фактически выданных Греции кредитов в рамках пакетов помощи — 90 миллиардов, долговые обязательства на 55 миллиардов находится на балансе Евроцентробанка. Поскольку основной «груз» находится в частном секторе, именно этот участок было решено реформировать наиболее решительно.

Как известно, за последние пару месяцев греческое правительство в спешном порядке приняло ряд законопроектов, которые были призваны поддержать лояльность кредиторов на должном уровне. За это пришлось заплатить 20% падением уровня заработной платы, огромным количеством увольнений и прочими признаками тотальной экономии, что, в свою очередь, вылилось в серию забастовок и погромов.

Помимо этого, вполне реальной стала возможность, в соответствии с которой экономикой Греции будет управлять некая структура, которая не подчиняется греческому правительству, а все финансовые решения Афин предварительно должны быть одобрены в Брюсселе. Впрочем, греческому руководству уже пришлось пойти на очевидное ущемление суверенитета — без этих соглашений, которые позволили договориться о дополнительных денежных вливаниях, у правительства просто не было бы средств на поддержание даже оперативной активности.

Однако этих болезненных шагов оказалось недостаточно. На уровне ЕС был предложен новый метод дальнейшего сокращения греческих долгов, который и вызвал удивление кредитных агентств. Надо сказать, вполне обоснованное.

После рекомендаций из Брюсселя, правительство Греции направило частным инвесторам — держателям ее государственных облигаций официальную оферту на обмен данных ценных бумаг с сокращением их номинальной стоимости на 53,5%. Говоря простым языком, держатели греческих бондов из частного сектора обменяют существующие бумаги на новые, потеряв половину их стоимости. По неофициальным данным, реальные потери инвесторов при обмене составят 73-74% от чистой приведенной стоимости (NPV) вложенных средств. Сроком погашения новых бумаг указан 2042 г. Ставка купона — переменная, нарастающая, и в среднем составит 3,6%. Греция планирует завершить обмен ценных бумаг к 12 марта 2012 г. Долг необходимо реструктурировать до 20 марта, когда Греции предстоит расплатиться с держателями старых облигаций на 14,5 миллиардов евро.

Фактически, эта операция, вне зависимости от того, называть её дефолтом или нет, означает, что греческое государство неспособно обслуживать свои долги и для удержания его на плаву необходимы действия такого рода. И, кажется, от того, чтобы назвать вещи своими именами, рейтинговые агентства удержались по каким-то соображениям иного плана. Так, снижение рейтинга сопровождалось публикациями в СМИ о том, что официальный дефолт Греции крайне невыгоден банкам США, которые застраховали многие компании и структуры от греческого дефолта. Только Goldman Sachs, в случае официального признания греческой несостоятельности, потеряет 143 миллиарда долларов, которые должны быть выплачены клиентам.

Впрочем, самое странное в этой истории то, что многие частные держатели греческих долгов на такое предложение Афин и Брюсселя, по предварительным данным, согласились. Хотя и не без нюансов — так, правительство Греции также законодательно утвердило так называемую оговорку о коллективных действиях (collective action clause), которая обяжет согласиться на обмен абсолютно всех инвесторов, если доля добровольно согласившихся достигнет 66%. Подобное дополнительное соглашение лишь укрепило рейтинговые агентства во мнении, что нынешние финансовые операции греческого руководства, при поддержке Брюсселя, весьма напоминают фразу «кому я должен — всем прощаю». И, как уже говорилось, достичь фактических договорённостей необходимо до 12 марта.

В случае успеха, основной долг по облигациям будет сразу сокращен на 107, или, по другим данным, все 130 миллиардов евро. В точности неизвестно, каким именно образом будут компенсированы потери частных инвесторов, и будут ли компенсированы вообще. Известно лишь о 23 миллиардах евро, которые пойдут на рекапитализацию греческих банков, ведь функционирование греческой экономики с парализованной банковской системой было бы невозможно.

При этом, глобальные структуры, вроде ЕЦБ, просто так списывать долги Греции не намерены. ЕЦБ рассматривает возможность перевода имеющихся на его счетах государственных облигаций Греции на баланс Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF). Что, в свою очередь, означает — все списания этой части греческих долгов придётся проводить EFSF, а по сути — странам-участницам этой стабилизационной структуры. И проблема греческих долгов не исчезает, как таковая, она просто распределяется по всем членам EFSF, сообразно их долевому участию. К тому же, на EFSF и так уже возложена ответственность за снабжение Греции кредитами.

После того, как Греция проведёт обмен старых дорогих облигаций на новые дешёвые, ЕС готово предоставить новый кредит, достаточно осторожный, в 2-3 раза меньший, чем предполагалось ранее. 35 миллиардов евро будут выделены на так называемый внешний механизм повышения кредитного качества, чтобы «создать» Греции приличный, а не «дефолтный», кредитный рейтинг и поднять стоимость государственных облигаций.

При этом, всё больше аналитиков, в основном, из Германии, приходят к выводу, что помимо находящихся в работе двух пакетов финансовой помощи Греции, составляющих порядка 260 миллиардов евро, будет необходим ещё и третий, примерно в 50 миллиардов. Нетрудно подсчитать, что на покрытие 352 миллиардного греческого долга, будет выделено 310 миллиардов. При всей туманности перспектив подобной реструктуризации долгов, которые, кажется, возможно устранить лишь списанием, нужно учесть — все доступные меры по сокращению расходов, Греция, кажется, уже исчерпала до дна. И следующая серия мер «жесткой экономии» неизбежно вызовет социальный взрыв.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Затянувшаяся греческая эпопея со списанием долгов фактически провалилась: представители частных держателей долговых бумаг Греции не соглашаются на условия «обмена». Ничего странного в таком поведении нет, частные инвесторы давят на руководство Греции путем затягивания переговоров, так как времени на решение остается очень мало.

  • Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

  • Дефолт Греции опасен тем, что это, в первую очередь, «политический» дефолт, от которого невозможно уберечься, вводя меры по сокращению расходов. Как только руководство любой страны европейского региона пытается сбросить с себя часть социальной нагрузки, оно моментально теряет поддержку среди населения, и разрушительные акции протеста в Афинах — ярчайший тому пример.

  • Европейский стабилизационный фонд (EFSF), даже если составит 1 триллион евро, едва ли способен стать панацеей. Ведь общий долг всех банков пяти стран ЕС (Греции, Португалии, Италии, Испании и Ирландии ), находящихся в наиболее сложном положении, составляет сегодня примерно 6 триллионов евро. Объём долгов «срочных», которые могут потребоваться в ближайшее время, составляет 3 триллиона евро.

  • Сегодня уже нет сомнений в том, что кризис в Греции превратился в кризис евро. Желание списать долги Греции, чтобы не дожидаться дальнейшего роста долговых процентов и обесценивания кредитов, становится всё более популярным в деловых и политических кругах. Однако сопротивление немецких избирателей, недовольных реализацией этих планов, с каждым днем будет нарастать. Что означает лишь одно — кризис евро может трансформировать в общеевропейский политический кризис, ставящий на повестку дня вопрос о самом существовании Евросоюза.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.