Главная | Экономические интересы

США-КИТАЙ: НОВЫЙ РАУНД ТОРГОВЫХ ВОЙН

Похоже, что сделанные ранее прогнозы о неизбежной торговой войне Китая и США, которая намечалась на лето-осень, оказались слишком консервативными. Президент и конгресс США решили не затягивать с началом конфронтации.

Барак Обама в рамках предвыборных встреч сделал ряд достаточно эмоциональных заявлений о том, что, де, китайское правительство, поддерживая национального производителя, тем самым затрудняет условия для работы американским компаниям. Помимо этого, Китай, по словам Обамы, искусственно занижает курс юаня, что облегчает экспорт. Поэтому нужно «заставить» Китай «играть по правилам», чтобы сохранить рабочие места американских граждан.

Как практически воплотить эти идеи в жизнь, Барак Обама, впрочем, не уточнил. Большинство американских компаний давным-давно вывели реальные производственные мощности в Азию, откуда их вернуть в предсказуемые сроки будет весьма затруднительно. К тому же, вряд ли американские граждане согласятся работать на вредных, порой, производствах за те деньги, которые получают жители Китая.

Тем не менее, конгресс США риторику президента поддержал. Палата представителей Конгресса США 6 марта проголосовала за принятие законопроекта о введении заградительных пошлин на товары из Китая и других стран, которые субсидируют экспорт, занижая курс национальной валюты. Закон коснется более двух десятков видов товаров, и, по мнению администрации президента США, поможет 80 американским компаниям, которые страдают от субсидируемого экспорта. В первую очередь закон окажет поддержку производителям стали и бумаги. Таким образом, после утверждения президентом США, конъюнктура мирового рынка металлопроката, на котором Китай занимает уверенные позиции, может претерпеть определённые изменения.

Нет сомнений в том, что одобренный Палатой представителей акт представляет собой чисто политический документ. Ведь с юридической точки зрения, он весьма неоднозначен.

Прежде всего, непонятно, по каким критериям будут определять, занижает та или иная страна курс своей валюты, или же нет? Вряд ли США отдадут решение такого вопроса на откуп неподконтрольных экспертов. Но и без этого, в декабре прошлого года американский суд постановил, что Министерство торговли не имеет права устанавливать заградительные пошлины на товары, которые производят государства с «нерыночной» экономикой. К которым, согласно целому ряду документов США и ЕС, как раз относится Китай. Принятый Палатой представителей документ, таким образом, является достаточно спорным, и потенциально может заставить Барака Обаму утвердить своей подписью незаконную меру.

Тем более, что односторонний (и явно протекционистский!) шаг США противоречит нормам ВТО, о сразу же и заявила китайская сторона. Со мнением Пекина солидарен нобелевский лауреат по экономике Роберт Манделл, который назвал «беспрецедентным» случай, когда «из-за законодательных инициатив одной страны другая вынуждена ревальвировать свою валюту».

Сдаваться без боя Китай не намерен. Бывший постоянный представитель Китая в ВТО Сун Чженью заявил, что если законопроект будет подписан, Китай обязательно будет оспаривать его в инстанциях ВТО, а министр торговли Китая Чень Деминь подчеркнул, что законопроект противоречит не только нормам ВТО, но даже американским законам. И добавил: «США непрерывно обвиняют китайское правительство, в том числе и в том, что оно „не соблюдает правила“. Однако в каких конкретно областях, какие конкретно правила нарушаются — об этом говорится крайне редко. Китай полностью выполняет международные правила — например, Всемирной торговой организации — и не собирается подстраиваться под внутренние законы любой другой страны, которые противоречат международным правилам».

Интересно и то, что недовольные голоса начали звучать и в самих США. Тот факт, что производство в США будет стоить дороже, а цены для конечного потребителя — станут выше, навел ряд наблюдателей на мысль о том, что и без того растущее количество бедных в США будет расти ещё быстрее.

Впрочем, несмотря на единодушие президента и конгресса США в желании начать атаку на экономику Китая, от этой меры вряд ли стоит ожидать заметного снижения экономического роста КНР. И дело тут даже не в том, что экономики США и Китая — связаны теснейшим образом.

Всерьёз «надавить» на Китай без ущерба для себя — это не такая уж тривиальная задача, как может показаться на первый взгляд. Несмотря на резкое охлаждение отношений между Китаем и США, Поднебесная сейчас пребывает в достаточно выгодном положении, которое вполне позволяет ей отыграть потери на других полях.

6 марта, министр иностранных дел КНР Ян Цзечи сообщил о том, что специально созданная правительством Китая для продвижения своих национальных экономических интересов кампания China Investment Corp. получает дополнительные 30 миллиардов долларов для ... поддержания стабильности ЕС. Заметим, что «поддерживать стабильность» предполагается не выдачей какого-либо рода кредитов, а скупкой европейских активов. Причём исключительно тех, что находятся в реальном секторе экономики — энергетика, ресурсы, машиностроение и переработка, сельское хозяйство и инфраструктурные проекты.

В данной ситуации не стоит полагать, что такое решение Китая является реакцией на действия конгресса. Скорее, это законодатели США пытаются «догонять» китайские органы планирования, которые способны играть на опережение. Ранее власти Китая объявили о снижении прогноза экономического роста в 2012 году до 7,5% (в 2011 году темпы роста ВВП составили 9,2%, по итогам 2010 года — 10,4%), и анонсировали программу по устранению негативных факторов. Добиться этого предполагается как за счёт стимулирования внутреннего спроса, что потенциально позволит превратить КНР в сбалансированную систему, максимально изолированную от внешних проблем, так и за счёт грамотной экспансии в Европу.

Кроме того, существует и весьма чувствительный ответ на валютные претензии США. Политика Китая строится таким образом, что курс юаня будет повышен — это, в конце концов, станет неизбежным. Однако нюанс кроется в деталях, выборе момента. Как сообщает The Financial Times, Банк развития Китая (CDB) намерен выдавать странам БРИКС кредиты в юанях. Соответствующий меморандум о взаимопонимании стороны планируют подписать 29 марта 2012 года. По мнению The Financial Times со ссылкой на Morgan Stanley, благодаря этой мере доля юаня в торговых операциях КНР на территории Азии к 2015 году вырастет с 13 до 50%.

Такое существенное увеличение доли юаня на рынке не может не сказаться на его стоимости по отношению к доллару. От которого банки и регуляторы Китая, на балансе которого находятся активы на сумму около трех триллионов долларов, старательно избавляются, одновременно проводя интенсивную работу по замене доллара, как средства международного обмена, на юань (по крайней мере, в азиатском регионе).

С учётом прошлогодних заявлений о том, что Китай намерен открыть в рамках Шанхайской фондовой биржи доступный для иностранных компаний финансовый центр, американским конгрессменам и президенту стоило бы озаботиться не тактикой, а стратегией. Вернуть производство в США — сложно и дорого, при этом, не исключено, к 2015 году значительная Азия может стать финансовой вотчиной Китая. Тогда Пекин вполне сможет согласиться на требования Вашингтона и поднять курс юаня до приятных США величин. Другое дело, что на конкуренцию двух экономик это решение уже никак не повлияет.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Переговоры Китая о помощи ЕС касаются прежде всего будущего места Пекина в мировой финансовой системе. Китай готов оказать Европе экономическую поддержку лишь в том случае, если ЕС пойдёт на ряд уступок. В частности, предоставит КНР больше влияния в МВФ, будет шире применять юань при международных расчётах, повысит экономический статус Китая в ВТО, избавит Пекин от назойливости в отношении валютных курсов и снимет действующее эмбарго на поставки европейского оружия.

  • Когда кризис пытаются безуспешно преодолеть на протяжении долгого времени, обязательно наступает стадия, на которой начинаются активные поиски виновных. Ведь удовлетворительно объяснить явное несоответствие предпринимаемых усилий и реально достигнутых результатов, можно, порой, лишь сославшись на происки внешних врагов.

  • Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

  • Китай начинает теснить доллар, сокращая его присутствие во всех международных расчётах, не относящихся непосредственно к США. Причём эта тенденция проявляется даже в тех регионах, которые полагались «традиционно» американской сферой влияния. Кроме того, Поднебесная последовательно насыщает кредитами в юанях кризисную Европу, дополнительно преследуя цели юридического признания юаня в качестве резервной мировой валюты.

  • США претендует на китайский рынок, но права покупателя в данном случае весьма ограничены. В США действует система законодательных запретов, которая сама по себе приводит к серьёзным трудностям для расширения американского экспорта на полуторамиллиардный рынок КНР. В свое время министр коммерции Китая Чэнь Дэмин призвал США смягчить ограничения на экспорт высокотехнологичных товаров в Китай, которые американским компаниям продавать... попросту запрещено.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.