Главная | Экономические интересы

СВЕРХДОХОДЫ ФЕДЕРАЛЬНОЙ РЕЗЕРВНОЙ СИСТЕМЫ. Риски в американской экономике возрастают

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

Получить столь фантастический объем прибыли позволили именно программы количественного смягчения, в рамках которых скупались «токсичные» ценные бумаги, в результате чего баланс ФРС увеличился с $800 млрд до $2,9 трлн.

Фактически, это делает ФРС крупнейшим держателем ипотечных производных ценных бумаг — CDO (collateralized debt obligations — обеспеченные долговые обязательства) и MBS (mortgage-backed securities — ипотечные ценные бумаги, выплаты по которым обеспечены ипотечным кредитом или пулом ипотечных кредитов).

Именно эти бумаги спровоцировали финансовый коллапс в США, который позже перерос в глобальный финансовый кризис в 2008 году. По сути, это — токсичные, пустые вложения банков, списанные с их балансов и перепакованные в ценные бумаги. То есть баланс ФРС напоминает позицию инвестора, который использует кредитные средства, при малом объеме собственных реальных ресурсов. Это позволяет ему демонстрировать фантастическую доходность. Правда, для поддержания столь высокого уровня доходов жизненно необходимо, чтобы рынок продолжал расти, иначе «банкротства» не избежать.

ФРС вливала ликвидность на финансовые рынки и одновременно поддерживала проблемные компании, выкупая у них ипотечные векселя, казначейские облигации и наиболее рискованные корпоративные бонды. Для продолжение получения фантастических доходов, ФРС вынуждена проводить одну программу количественного смягчения за другой.

Именно поэтому глава крупнейшего инвестфонда PIMCO Билл Гросс уверен, что еще один или два раунда количественного смягчения будут запущены в США. Пока идеи Билла Гросса не находят широкой поддержки среди аналитиков, но к его мнению рынок привык прислушиваться. Отметим, что Гросс является одним из самых опытных инвесторов, работающих с облигациями. Total Return Fund, принадлежащий PIMCO, управляет активами на $250 млрд.

Для того, чтобы продолжать свой курс в заданном направлении, представители ФРС вынуждены культивировать страхи по поводу того, что восстановление экономики США может оказаться лишь иллюзией. Поэтому все чаще и чаще от представителей регулятора можно услышать, что «тенденции к улучшению выглядят крайне хрупкими», и никакой уверенности в грядущей стабильности нет.

Впрочем, для подобных настроений есть и объективные причины. Например, объем промышленного производства Штатов в феврале не изменился, поскольку рост показателей в некоторых отраслях был полностью нивелирован спадом в горнодобывающей промышленности, который продолжается уже второй месяц подряд. А ведь производство до недавнего времени было локомотивом экономического восстановления.

Производство в горнодобывающем секторе упало на 1,2% в феврале, и, как это ни парадоксально звучит, причина этого кроется в падении цен на природный газ в США, который спровоцировал сокращение добычи. Также снизились объемы добычи угля.

Отстаивая необходимость поддерживать экономику «мягкой» денежно-кредитной политикой, представители ФРС отказываются серьезно воспринимать риск резкого роста инфляции. Но при этом, из-за активизации переговоров Израиля и США относительно нанесения удара по Ирану, а также в связи с закрытием иранским банкам доступа к международной системе SWIFT, взлетели цены на нефть и, соответственно, на бензин, что ударило по карману американцев. В результате февральский скачок в стоимости жизни в США стал максимальным за 10 месяцев и полностью нивелировал позитивный эффект от увеличения занятости.

В феврале наблюдался самый большой рост цен на бензин за год, он составил 6%. По этой причине потребители меньше тратили денег на другие товары и услуги. Как бы то ни было, представители ФРС пытаются убедить всех, что скачок цен на горючее носит временный характер, а вероятность того, что инфляция выйдет из-под контроля, минимальна.

Это — скорее вынужденная позиция, так как признание того факта, что инфляционный риск возрастает, практически означало бы для ФРС, что она остается без единственного оставшегося инструмента — накачки рынка ликвидностью, что является основным содержанием третьего раунда количественного смягчения.

Подключаться к этой борьбе уже вынуждены такие «тяжеловесы», как министр финансов США Тимоти Гайтнер, который считает, что ужесточение денежной политики только навредит экономике и на данном этапе необходимо сосредоточиться на укреплении экономического роста страны.

Помимо этого, через несколько месяцев закончит действовать операция «Твист», запущенная ФРС в конце сентября 2011 года с целью увеличить средней срок обращения бумаг и снизить доходность бондов, находящихся на балансе регулятора. В реальности увеличение среднего срока обращения гособлигаций США на один месяц приводит к росту доходности по 10-летним US Treasuries на семь базисных пунктов.

Возможность проведения QE необходима для сдерживания роста доходности длинных облигаций. Но, с другой стороны, существует серьезная опасность в продолжении сохранения сверхмягкой денежно-кредитной политики, поскольку это может оказать крайне губительные последствия для экономики США.

Как отметил глава Сент-Луиса Джеймс Буллард, текущая ситуация напоминает 1970 г., когда для восстановления экономики также применялись агрессивные методы смягчения монетарной политики. В результате в мировой экономике наступила инфляционная катастрофа, и понадобились десятилетия, чтобы полностью успокоить рост цен. При этом ФРС надо быть осторожной и на этом фронте, чтобы борьба с инфляцией не сказалась на безработице.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Греческая тема отвлекла инвесторов от других, не менее сложных проблем, связанных с долговым кризисом, однако жестокая реальность вновь заставит вспомнить о серьезном кризисе в банковском секторе. Пока позитивная динамика на рынках еще будет некоторое время сохраняться на фоне растущего потока ликвидности, представляемого регуляторами для поддержки реальной экономики. Однако, такая динамика будет сохраняться только в том случае, если регуляторы продолжат придерживаться мягкого курса. Как только ЕЦБ и ФРС решат «выдернуть» средства обратно или просто остановить «печатный станок», рынки вновь повторят обвал мая 2011 года.

  • Едва ли мы увидим резкое снижение цен на золото, однако, после роста в текущем году, оно уже не столь привлекательно, как это можно услышать из различных биржевых вестников. На рынке есть инструменты, которые способны показать и уже показывают более высокую доходность, и многие основания указывают, что один из таких инструментов — серебро.

  • Для начала хотелось бы сразу обозначить главный тезис материала: Китай уже давно не вторая, а первая экономика планеты. В то время, как все чаще появляются все новые и новые данные о проблемах в монетарной политике США, в сводках макростатистики КНР фиксируется фантастический прирост производства стали, чугуна, цемента.

  • Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

  • Затянувшаяся греческая эпопея со списанием долгов фактически провалилась: представители частных держателей долговых бумаг Греции не соглашаются на условия «обмена». Ничего странного в таком поведении нет, частные инвесторы давят на руководство Греции путем затягивания переговоров, так как времени на решение остается очень мало.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.