Главная | Экономические интересы

BRICS БРОСАЕТ ВЫЗОВ ЗАПАДУ?

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

Главным итогом саммита стало подписание руководителями банков развития стран-участниц двух межгосударственных соглашений о предоставлении взаимных кредитов в национальных валютах и обязательство приоритетного обслуживания транзакций банков стран BRICS. При этом было декларировано намерение разработать схему расчётов, которая позволила бы обойтись без непременного, по факту, присутствия американской или европейской валюты в качестве валют-«посредников». Кроме этого, индийская сторона выступила с предложением о создании единого банка развития стран BRICS с рабочим названием «Юг-Юг», и министерства финансов БРИКС договорились без промедления приступить к проработке этого предложения.

Помимо этого, страны BRICS выразили убеждение том, что назрела необходимость в структурных реформах Международного валютного фонда, прежде всего для избавления МВФ от фактической подконтрольности США. Система управления МВФ, по мнению BRICS, должна начать соответствовать объективной геополитической картине, учитывать очевидное перераспределение ресурсов и влияния в пользу развивающихся стран, а также усиление этого тренда в дальнейшем. BRICS выступает за увеличение резервов МВФ, в первую очередь — за счёт вливания туда собственных денег. При этом китайская сторона особо подчеркнула, что желаемая реформа МВФ должна начаться с повышения уровня представительства развивающихся стран. Что, как нетрудно догадаться, прямо связано с озвученным ранее намерением Китая ввести юань в корзину валют МВФ.

Также организация BRICS призвала страны Запада избегать для косметического «лечения» финансового кризиса преобладающего использования банальной денежной эмиссии, и других аналогичных по своему значению действий, которые приводят к избытку ликвидности в мировой финансовой системе. Нетрудно заметить, что принятые BRICS решения затрагивают наиболее фундаментальные вопросы текущего момента. Среди них — монополия единственной мировой валюты, а также тщательно оберегаемое статус-кво, при котором в мире существует один полюс силы, регулярно пользующийся отсутствием конкуренции. Представляют ли решения саммита БРИКС опасность для действующего мирового порядка? Безусловно. Одно только согласованное желание членов BRICS нарастить своё присутствие и влияние в МВФ способно вызвать существенное беспокойство у тех государств, которые до сих пор использовали Фонд с учётом, в первую очередь, собственных выгод.

Разумеется, страны BRICS и раньше постепенно теснили ведущих финансовых игроков с прежних позиций. Они уже добились увеличения своего представительства во Всемирном банке с 43,97 до 47,19%, а в МВФ — с 39,5 до 42,29%. Как видно, совсем недалёк тот час, когда виртуальный «контрольный пакет» финансов — а, значит, и политического влияния — окажется в руках именно BRICS. Для плавной трансформации уже есть все причины. Страны BRICS не только меньше всего пострадали от кризиса, они могут похвастаться стабильным экономическим ростом, который хоть и снизился по сравнению с прошлыми годами, однако выглядит весьма оптимистично на фоне Европы и США.

Итоговая резолюция саммита говорит лишь о том, что процесс изменений системы управления мировыми финансами необходимо проводить более активно, и для более эффективного восстановления мировой экономики нужно передать больше прав тем, кто имеет достаточно ресурсов для их реализации. Ведь, при самом пессимистичном для BRICS прогнозе, организация выйдет на лидирующие экономические позиции в мире к 2050 году, не говоря уже о том, что на территории BRICS сосредоточены основные природные и человеческие ресурсы планеты.

Планируется усилить позиции BRICS и на другой международной площадке — G20. Следующим шагом после перехода на расчёты в национальных валютах должно стать использование этого финансового «плацдарма» в целях экономической и финансовой безопасности — использование национальных валют обеспечит защиту от возможного использования против членов BRICS санкций со стороны ЕС И США. Перестраховкой это не является — например, два из пяти членов BRICS, Китай и Индия, подвергаются такой угрозе из-за закупок энергоресурсов у неугодного Западу Ирана. То, что члены BRICS решили координировать свои действия при подготовке к будущему саммиту G20, который состоится в июне, может выглядеть очередным показательным сигналом, весьма тревожным для «золотого миллиарда».

В поддержку инициативы ЮАР, лидеры BRICS заявили о своём решение поддерживать Африку при реализации крупных проектов по укреплению инфраструктуры и для обеспечения устойчивого развития стран континента, в том числе — в области здравоохранения и продовольственной безопасности. Было вынесено положительное решение о том, чтобы «оказывать поддержку в отношении процесса открытого выбора нового президента Всемирного банка». С учётом тлеющей войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке, была признана необходимость «наличия мощной глобальной системы управления», а также иметь возможность влиять на торговые споры в рамках ВТО. В совместном заявлении по Сирии, лидеры BRICS в очередной раз дали понять, что установление мира в стране возможно лишь при равной ответственности сторон и взаимном, а не одностороннем прекращении боевых действий.

Вопросы, которые были обсуждены на саммите в Нью-Дели, затрагивают буквально все проблемные аспекты современности, причём принятые решения и высказанные общие взгляды резко отличаются от тех, которые до сих пор было принято считать незыблемыми. Что, разумеется, не может обойтись без негативной реакции со стороны тех, кто комфортно себя ощущает при текущем положении вещей.

Показательны комментарии, опубликованные по итогам саммита. Итальянская Corriere della Sera пишет, что «китайцы и другие члены BRICS уверены, что становятся сердцем будущего устройства, которое возглавят сегодняшние бедные страны. Между пятью странами все еще существуют многочисленные неурегулированные вопросы, но осознание того, что они являются великими нарождающимися экономиками, укрепляет их единство». The Times настроена куда менее дружелюбно. Старейшая британская газета сообщает об опасности объединения BRICS, поскольку организация состоит из «плохих» государств, которые смеют противостоять текущей политической доктрине, например — накладывать вето на резолюции по Сирии. Россия видится редактору The Times Роджеру Бойесу главным мотиватором BRICS, и потому он призывает «укоренить Россию в Европе и не поддерживать мутные идеи Москвы по поводу BRICS, нового Интернационала», дать России «альтернативное место в мировой системе — в качестве партнера ЕС, признающего свои европейские корни и европейские ценности».

Примерно в той же манере выразился один из корифеев геополитики США Збигнев Бжезинский, который последовательно декларирует тезис о крайней опасности альянса России, Индии и Китая, который надо предотвратить, даже если для этого понадобится идти на большие жертвы — вплоть до того, что придётся сотрудничать с Россией равноправно. Таким образом, Запад все острее осознает опасность конкуренции существующей иерархии экономических и финансовых центров со стороны BRICS. Было бы странно надеяться на то, что «кощунственные» действия России, Бразилии, Индии, Китая и ЮАР останутся без ответа. Так громко заявив о своих планах, членам BRICS придётся следовать рекомендации китайского лидера Ху Цзиньтао — укреплять и углублять политическое доверие друг к другу.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Переговоры Китая о помощи ЕС касаются прежде всего будущего места Пекина в мировой финансовой системе. Китай готов оказать Европе экономическую поддержку лишь в том случае, если ЕС пойдёт на ряд уступок. В частности, предоставит КНР больше влияния в МВФ, будет шире применять юань при международных расчётах, повысит экономический статус Китая в ВТО, избавит Пекин от назойливости в отношении валютных курсов и снимет действующее эмбарго на поставки европейского оружия.

  • США и Евросоюз требуют от Китая ревальвации юаня, но китайские власти отвергают это требование, утверждая, что такое решение приведет к банкротству китайских предприятий и соответственно росту безработицы и социальной нестабильности, чего в Пекине опасаются больше, чем недовольства торговых партнеров. В качестве контраргумента в дискуссии с США Китай выдвигает обвинения в неконтролируемой эмиссии американского доллара, что, по мнению КНР, и спровоцировало дисбаланс мировой экономики.

  • Несмотря на продолжающиеся реформы и финансовую устойчивость, Китай сталкивается с постоянным нарастанием уязвимости банковского сектора. Также значительные риски в себе несет «пузырь» на рынке недвижимости, который может дестабилизировать экономику страны и вызвать системный сбой в работе коммерческих банков. Нынешняя модель роста, связанная с относительно негибкой макроэкономической политикой, а также с высокой ролью государства в распределении кредитных средств на всех уровнях, ведет к росту объема обязательств. Это может сыграть негативную роль в случае необходимости быстрой переориентации на внутренний спрос и новые сектора экономики.

  • Мечты о членстве в ЕС поддерживаются Брюсселем лишь в той степени, в которой это выгодно как самому Евросоюзу, так и определённой прослойке политиков в тех странах, где евроинтеграция возведена чуть ли не в статус государственной религии и наделена сакральным смыслом. Украина для ЕС выступает в качестве удобной буферной зоны, которую в ЕС не примут, но готовы использовать для решения широкого спектра задач, в первую очередь экономических. Для Евросоюза Украина является рычагом, одна из основных задач которого — влиять на Россию в вопросах энергетики.

  • Представитель Национального университета обороны, генерал-майор Чжан Чаочонг сообщил о том, что «в случае нападения на Иран коалиции США и Израиля китайская армия предпримет меры для защиты союзника, несмотря на возможность начала Третьей Мировой войны». Тегеран — крупный поставщик энергоресурсов для Пекина. В Китае, кажется, прекрасно осознают, к каким последствиям для национальной экономики приведёт возможное прекращение энергопотоков.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.