Главная | Экономические интересы

ВЕНГРИЯ НА ВИРАЖЕ: «ДОЖМЕТ» ЛИ ЕВРОКОМИССИЯ ОРБАНА?

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

Начиная свои реформы, Орбан не мог предвидеть столь острой атаки на Венгрию и столь негативной реакции финансовых рынков. Рынки не поверили Орбану. МВФ под давлением Европейской Комиссии предъявляет все новые ультиматумы Будапешту. Кризис затрагивает интересы сотен тысяч венгерских семей, набравших кредитов в швейцарских франках, курс которых растет как на дрожжах. Венгрия подвергается критике всей Европы, высмеивающей Орбана и называющей его фашистом. В ответ звучит также все более острая риторика Орбана. Он говорит прямо: «Еврокомиссия нас шантажирует». Но это только риторика. Венгерскому премьеру пришлось уступить Брюсселю в вопросах о независимости Центробанка и Закона о СМИ. Профессор Янош Хорват, профессор экономики, бывший советник Орбана, ныне живущий в США так комментирует ситуацию:
«Он в очень трудной ситуации. Орбан понимает, что должен быть одновременно тверд, и склонен к компромиссам. Это профессиональный политик и хорошо знает правила игры. Твердости от него ждут в Венгрии, а склонности к компромиссу — в Брюсселе. Премьер должен объяснить Западу, что только он в состоянии сохранить стабильность и мир в Венгрии».

Среди сторонников Орбана в партии ФИДЕС тоже нет единства. Часть из них недовольна уступчивостью венгерского правительства по отношению к ЕС, часть же считает, что Орбан недостаточно отстаивает национальные интересы. Прислушается ли Орбан к своему окружению? На этот вопрос трудно ответить. Один из близких к нему советников описывает ситуацию в правительстве следующим образом:
«Он выслушивает всех, но каждому задает свои трудные вопросы. Иногда он даже в ответ на „Добрый день“ отвечает „нет“. Выходишь от него разочарованный, поскольку понимаешь, что переубедить его не удалось. А он вызывает другого советника и в разговоре с ним использует твои же аргументы. Никто не знает, какое решение он в результате примет».

Советники премьера были уверены, что во время очередного визита в Брюссель премьер начнет очередную войну с Еврокомиссией, а он, вместо этого, встретился с Баррозу и пообещал уступки в некоторых ключевых вопросах. Перемены в Венгрии идут с такой скоростью, что большинство граждан не успевают в них сориентироваться, новые законы плохо прописаны и содержат фактические ошибки, которые нуждаются в исправлении. В результате — хаос и огромное количество недоразумений. Эта спешка, по признанию людей из окружения премьера, проистекает из опыта предыдущего премьерства Виктора Урбана. Тогда все новации вводились очень осторожно, и множество замыслов остались нереализованными просто из-за нехватки времени. Теперь же поставлена задача ввести все изменения в течение первых двух лет каденции правительства. Прохождение новых законов через парламент с этой целью ускорено путем внесения законопроектов непосредственно депутатами партии Фидеш, чтобы избежать длительной процедуры согласований в министерствах и ведомствах, которая сопутствует внесению законопроектов правительством.

Орбан имеет солидный кредит доверия в своей партии, там верят в его политическую интуицию, эффективность и решимость, но его манера руководства делает его все более одиноким и отталкивает от него ближайших соратников. Венгры рассказывают, что атмосфера в стране перед выборами была совершенно необычной. В каждой деревне, в каждом местечке, в каждом городском районе собирались люди и обсуждали политические новости, спорили об экономике, читали стихи. Такие «гражданские кружки», пусть и не связанные напрямую и организационно с ФИДЕС, являлись по существу его политической поддержкой. Когда Европа атаковала Орбана, эти «гражданские кружки» организовали марш в его поддержку. В нем участвовало около полумиллиона человек из 10 миллионов населения страны. Пропорционально это выглядело так, как если бы на улицы Вашингтона вышли бы 12 миллионов американцев. Люди вышли на этот марш по собственной воле, без всякой организации. Это была реакция венгров на прямую телепередачу с заседания Европейского парламента, где состоялась жесткая атака на венгерское правительство. В толпе виднелись плакаты «Не хотим быть колонией!» Это впечатлило Брюссель. Европейская риторика в отношении Венгрии несколько смягчилась.

Политика Орбана расколола венгерское общество. Половина венгров поддерживает его в противостоянии с Европой, половина более склонна к компромиссу. «Патриоты» считают, что Орбан ведет страну в правильном направлении, заботится о национальных интересах страны, «западники» уверены в том, что Орбан отдаляет Венгрию от Европы, их раздражает правовой хаос и частые перемены в законодательстве. Многое сегодня зависит от того, удастся ли Виктору Орбану сплотить общество, примирить противоречивые интересы различных групп населения. Это очень сложная задача и успех в ее решении вовсе не очевиден. Но у Виктора Орбана репутация человека, который отлично чувствует себя в сложных ситуациях. Как говорят о нем люди, близко его знающие, его призвание — это разрешение конфликтов и ответ на вызовы. Главное, чтобы масштаб конфликтов и вызовов не превысил масштаб личности Орбана.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Едва ли не главный возмутитель европейского спокойствия в последнее время — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Он покусился на основополагающие ценности западного либерального общества и фактически поставил под сомнение целостность границ. Фигура он сложная и противоречивая. С одной стороны, он реваншист, с другой — политик, отстаивающий национальные интересы своей страны и своего народа. Он не побоялся бросить вызов самому ЕС, и одним этим заслужил подробного анализа своей весьма многогранной личности.

  • Орбану и его соратникам придётся приложить немало сил, чтобы сохранить новую конституцию страны. Гомосексуалистам не нравится «брак как союз мужчины и женщины», феминисткам — запрет на аборты, брюссельским бюрократам — усиление национального правительства, входящим в ЕС Словакии и Румынии — фактическое посягательство на их границы. Будапешт сегодня напоминает осаждённую крепость. Будем с интересом наблюдать, как Орбан и его единомышленники будут её оборонять, и что им удастся отстоять.

  • Согласно всем законам развития кризисов, экономические разногласия в Евросоюзе переходят в политические споры. Отдельные государства всё чаще приходят к выводу, что идеологические стандарты, которые предлагает Брюссель всем членам ЕС, в ряде случаев являются неактуальными. И, наряду со спасением евро, Евросоюзу явно предстоит встретиться с кризисами иного рода.

  • Венгрия после подавления восстания 1956 года потом ещё почти 33 года строила социализм. Правда, Яноша Кадара оправданно считают самым большим демократом среди руководителей соцстран. Больше свобод, чем в Венгрии, не было нигде, недаром её прозвали «самым весёлым бараком». Да, мадьяры желали выйти из-под опеки СССР, однако тесное взаимодействие с ним принесло не только негатив. При советском содействии были возведены многие промышленные объекты, Советский Союз после событий 1956 года предоставил Венгрии безвозмездную многомиллиардную помощь. Венгерские товары имели в СССР стабильный рынок сбыта.

  • 23 октября исполнилось 55 лет с момента начала вооружённого антикоммунистического выступления в Венгрии. События 1956 года были впоследствии использованы для демонизации СССР, а затем и России. Между тем, основания для применения силы в тот момент у Советского Союза, очевидно, были. Впрочем, у мадьяр тоже была своя правда, и примирить её с логикой Москвы до сих пор не удаётся. Поэтому трагедия 1956 года отчасти остаётся частью практической политики, в рамках которой только и могут быть найдены решения исторических коллизий.

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.