Главная | Этнические конфликты

ПОЧЕМУ ИЗРАИЛЬ
ОТКАЗАЛСЯ ДОГОВАРИВАТЬСЯ О МИРЕ С ЛИВИЕЙ?

Причина отказа Израиля от нормализации отношений с Ливией кроется не только в нежелании портить отношения с США и ЕС. Нескрываемо враждебное отношение Израиля к Ливии в последние годы объясняется предложениями Каддафи по поводу израильско-арабского урегулирования. Ничего плохого далёкая Ливия Израилю не делает, но её лидер время о времени выступает с идеями, резко контрастирующими с политикой, как правых, так и левых израильских правительств.

Когда натовские самолеты уже вовсю бомбили ливийские города и в некоторых районах обосновались загадочные «повстанцы», у правителя Ливии Муаммара Каддафи возникла идея... открытия в Триполи израильского посольства. Согласно сообщению кувейтской газеты «А-Раи», в конце апреля текущего года Каддафи отправил в Израиль специального посланника, который предложил не только установление полноценных дипломатических отношений с еврейским государством, включая открытие израильского посольства в Триполи, но и заключение союза между двумя странами. Как пишет газета, посредником между Каддафи и израильским правительством выступил австрийский бизнесмен еврейского происхождения (имя не называется), который поддерживает тесные связи с сыном ливийского лидера Сейфом аль-Исламом Каддафи. А миссия посланника была возложена на офицера ливийской разведки Мухаммеда Исмаила, арестованного семь лет назад в Саудовской Аравии по подозрению в организации покушения на короля Абдаллу и вскоре отпущенного на свободу. Посланник вылетел в Израиль из Туниса на личном самолёте Каддафи, встретился с рядом израильских политиков, но ото всех получил отказ. Никто, как пишет «А-Раи», не согласился на установление дипломатических отношений «с шатким правящим режимом», никто не захотел «портить отношения с США и ЕС». «Предложение поступило слишком поздно, и оно не соответствует интересам текущего момента», — сказали ему. И посланник вернулся ни с чем.

Подтверждения правдивости изложенной «А-Раи» версии нет. Пресс-секретарь израильского МИДа Игаль Палмор назвал публикацию вымыслом. Но в интервью корреспонденту ИА Walla, Палмор, исходя иронией и сарказмом, сказал фразу, весьма непривычную для израильского уха: «если бы поступило подобное предложение от Ливии, оно было бы отвергнуто с порога, но, так как, предложения не было, то не было и отказа». Нужно прожить в Израиле много лет, чтобы почувствовать, насколько странное заявление позволил себе болтливый пресс-секретарь министерства иностранных дел.

Заключение мирного договора с любой арабской страной всегда считалось в Израиле приоритетной задачей. В 1994 году были заключены дипломатические отношения с Иорданией, за которые тогдашний премьер-министр Ицхак Рабин обязался ежегодно поставлять иорданцам 50 млн. кубометров пресной воды ¾ воды реки Ярмук, и этот договор выполнялся в самые засушливые годы. Ради мира с Иорданией Израиль ликвидировал свою текстильную промышленность, и, ценой роста собственной безработицы, перенёс предприятия на восточный берег Иордана — чтобы жители Хашимитского королевства «насладились плодами мира». От этого удара периферийные «текстильные» районы Израиля не оправились до сих пор. За мир с Сирией израильские правительства готовы отступить с части стратегически важных Голанских высот, а возможно даже спуститься до берега Кинерета. И, даже если бы Ливан предложил подлинный мир в обмен на обширные районы Верхней Галилеи, в Израиле, наверняка, начали бы серьёзное обсуждение подобной идеи на самом высоком уровне. Ведь мир — важнее всего!

Ливия же не требовала от Израиля ничего, кроме, разве что, закулисной поддержки в США и ЕС! Ни земли, ни воды, ни экономической помощи. Каддафи может уйти, но это не означает неизбежный разрыв дипломатических отношений с Ливией, тем более, если его преемники будут прозападной ориентации. После переворота в Египте мирный договор с Израилем не был разорван. Но самое главное — какими бы расчетами не руководствовался Каддафи, это не оправдывает заявление пресс-секретаря МИДА о категорическом отказе даже на гипотетическое предложение Ливией мира!

Все израильские премьер-министры, начиная с Давида Бен-Гуриона, в инаугурационных речах и в выступлениях по самым торжественным случаям повторяли, что Израиль стремится к честному и справедливому миру со всеми арабскими странами и всегда готов начать переговоры с любой из них. В Декларации независимости Израиля сказано:

«Протягиваем руку мира и предлагаем добрососедские отношения всем соседним государствам и их народам».

И никто никогда не выдвигал требований демократизации в качестве условия для дипломатических отношений. На этой аксиоме выросли поколения израильтян, мечтающих, чтобы какая-нибудь арабская страна подружилась бы с Израилем «просто так», не потребовав за это «болезненных уступок». Почему же миролюбивая левая оппозиция не заинтересовалась подоплёкой публикаций в газете «А-Рам» и не потребовала объяснений от министра иностранных дел Авигдора Либермана? Немногочисленные комментаторы, уделившие внимание заявлению Палмора, единодушны в том, что Израилю-де негоже договариваться с Каддафи, даже если бы его режим был стабильным, как в прошлые годы. Но тем же аналитикам не мешает сотрудничество Израиля с прошлым и нынешним руководством ООП. Однако Каддафи, в отличие от нобелевского лауреата Ясера Арафата, не устраивал терактов в израильских школах и не отдавал приказ убивать израильтян. Арафату, скитавшемуся до Ословского мира без крыши над головой, боявшемуся покушения и ночевавшему в самолете, Израиль дал территорию и вооружил его армию. Арафата не впускали на территорию США, где он числился в списках террористов, но Израиль добился для него отмены запрета.

Чем Каддафи хуже? Что плохого для Израиля сулит продолжение его власти в Ливии? Может быть, режим его правления недостаточно демократичен? Но ведь Израиль сам не так давно заменил свой относительно демократический контроль в Иудее, Самарии и секторе Газа на террористическое квази-государство, практикующее публичные казни на площадях, и сочетающее законы шариата с уставами террористических организаций? На контролировавшихся Израилем территориях до Ословского мира было относительно спокойно, теперь же там голод, разруха и постоянные разборки между вооруженными формированиями. По сравнению с происходящим в финансируемой Израилем ПА, в Ливийской Джамахирии под руководством Каддафи долгие годы царили закон и порядок. Нам ли бросать в него камень?

Почему же МИД «с порога» против? Причина отказа Израиля от нормализации отношений с Ливией кроется не только в нежелании портить отношения с США и ЕС. Нескрываемо враждебное отношение Израиля к Ливии в последние годы объясняется предложениями Каддафи по поводу израильско-арабского урегулирования. Ничего плохого далёкая Ливия Израилю не делает, но её лидер время о времени выступает с идеями, резко контрастирующими с политикой, как правых, так и левых израильских правительств.

Муамар Каддафи — противник создания палестинского государства. Он предлагает объединить Израиль и территории на Западном берегу Иордана и в секторе Газа в единое арабско-еврейское государство. В этом случае, арабы останутся там, где они находятся сейчас, и еврейские поселения не будут разрушены. Арабы будут думать, что вся страна принадлежит им, и евреи будут думать точно так же. Исчезнет причина конфликта Израиля с соседними странами. Можно будет сократить военные расходы и численность армии. Прекратить миллиардные инвестиции в «Железный купол» и строительство «стены безопасности»...

Нужен ли израильскому руководству, претворяющему в жизнь идею «два государства для двух народов», партнёр, выступающий с подобными предложениями? Гораздо удобнее, если ему на смену придут «прозападные» силы, которые первым делом станут договариваться с ФАТХ и ХАМАС и призывать к «палестинской независимости». А официальные представители Израиля будут выступать с показушными протестами и изображать плохую мину при хорошей игре.

По этой же причине руководство Израиля на самом деле не обеспокоено про-палестинскими демаршами Турции. Гораздо хуже для него было бы, если бы на смену принципу раздела пришла идея мирного сосуществования.

Александр Лихтикман

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • В Израиле, одной рукой воюющем, а другой подкармливающем террор, возникло слишком много крупных и мелких интересантов, стремящихся поддерживать уровень конфликта уже не на маленьком, а на среднем огне. Если этого дракона не кормить деньгами и оружием и не вливать новую кровь, он начинает чахнуть. В этой ситуации израильское правительство решает повторить приём, действовавший в прошлые годы безотказно: пополнить ряды боевых организаций самыми оголтелыми и опытными террористами.

  • Препятствий, ограничивающих претензии Азербайджана на региональную гегемонию всего четыре: Россия, Иран, ситуация с Нагорным Карабахом и прохладное отношение США к попыткам военного решения карабахской проблемы. В устранении этих препятствий заинтересован не только Азербайджан, но и Израиль.

  • Для США гибель Каддафи — это обыденное явление, поскольку в Вашингтоне вообще не принято церемониться с неугодными лидерами. Для Евросоюза же, претендующего на воплощение не колониально-агрессивной, а гуманистической модели западной цивилизации, смерть Каддафи под пытками является полным моральным банкротством. После которого становится понятно, что разница между Вашингтоном и Брюсселем — лишь в риторике, и не более того.

  • С момента инцидента с «Флотилией свободы» заметно активизировались курдские боевики, осуществившие дерзкие нападения на военные объекты Турции. Несколько военных операций бойцов ПРК против турецкой армии привели к серьёзным потерям среди турецких военнослужащих, проходящих зачастую перед боями лишь двухнедельную подготовку, что делает их лёгкой мишенью для бойцов ПРК, имеющих многолетний опыт вооружённый борьбы.

  • Законы информационной войны неумолимы. Об обвинениях, предъявленных Каддафи в феврале-марте этого года, сегодня уже мало вспоминает. Похоже, эта история из той же серии, что и «поиски оружия массового уничтожения» в 2003 году, послужившие поводом для американского и британского вторжения. Или «массовая казнь мирных албанцев» сербскими силами безопасности в косовском поселке Рачак в 1999-м. При этом вопрос о моральной ответственности западных политиков, дипломатов, медиа-холдингов и т. д. даже не стоит на повестке дня. Глобальный Запад живет по принципу «цель оправдывает средства» и уверен в том, что победителей не судят.

В этом разделе

«Горячий август», который, судя по всему, только начинается в Британии, может иметь далеко идущие идеологические последствия. Миф о Британии как о «полюсе глобальной аристократии», олицетворяемой претендующей на мировую роль Виндзорской династией, как о старейшем правовом обществе, жизнь в котором построена по традиционным, но справедливым правилам игры, может навсегда кануть в лету. Сквозь фасад глобального финансового регулятора и центра притяжения мировых элит просвечивает изнанка третьего мира с его кровоточащими социальными язвами.

 

Гагаузия не будет одинокой в своём противостоянии властям Республики Молдова: она может стать общей точкой приложения сил России и Турции, в равной степени не заинтересованных в ликвидации этого образования. На евразийском пространстве может возникнуть ещё одна горячая точка — Гагаузия.

 

Можно лишь посочувствовать косовским сербам. Их игнорирует и Евросоюз, и США, и президент Сербии Борис Тадич. Стоит ли говорить, что никакие мирные переговоры, в которых мнение одной стороны не интересно вообще никому, просто не могут увенчаться успехом?

 

Неужели посольство США в Пакистане всерьёз полагает, что закрытая вечеринка для меньшинств, вызвавшая практически единогласное негодование в стране, как-то способствует росту симпатий к США? Или же цель американской дипломатии заключается в том, чтобы нанести Пакистану еще одно оскорбление, а затем провоцировать конфликт и новую войну?

 

Причина отказа Израиля от нормализации отношений с Ливией кроется не только в нежелании портить отношения с США и ЕС. Нескрываемо враждебное отношение Израиля к Ливии в последние годы объясняется предложениями Каддафи по поводу израильско-арабского урегулирования. Ничего плохого далёкая Ливия Израилю не делает, но её лидер время о времени выступает с идеями, резко контрастирующими с политикой, как правых, так и левых израильских правительств.

 

Обращение к идеалам античности в пику христианству отнюдь не случайно. Они отражают настроения нового мира, заблудившегося в сети «электронных джунглей». Мира без единого Закона, без единой Морали, без единой Истины. Для научного прогресса, всегда стремившегося понять единственную верную Истину и установить единственно правильный Закон, — для прогресса, строящегося на фундаменте христианского монотеизма, — этот неоязыческий мир является антагонистом.

 

.