Главная | Геополитика

ЕВРАЗИЙСКИЙ ПЛАН ВЛАДИМИРА ПУТИНА:
Борьба за Россию, борьба за Центральную Азию

«Евразийский план Путина» явился реакцией российской национально ориентированной элиты и национально же ориентированного капитала на сложившееся положение дел. В определенной степени — это попытка переломить ситуацию, остановить процесс вытеснения России с ее геополитических рубежей и втискивания страны в границы «Московского княжества».

«Возвращение» Владимира Владимировича Путина на пост Президента РФ, которое он буквально через несколько дней «отметил» статьей «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня»1, стало предметом оживленного обсуждения у политических элит Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Обсуждения оживленного, но отнюдь не публичного. Впрочем, к непубличности в этих странах (справедливости ради замечу, что Кыргызстан здесь все же приятное исключение) любой аналитик уже привык. С одной стороны, это создает определенные неудобства, вынуждая порой вступать на зыбкую тропу «сомнений в виде версий», с другой — заставляет тщательнее отслеживать «будни» центральноазиатской политики, запасать факты и высказывания впрок, потому как в нужный момент они, внешне хаотичные и несвязанные, все равно сложатся в понятную картину.

Изложенный в статье Путина план вполне понятен. Задача-максимум: создание Евразийского союза — «мощного наднационального объединения», которое «смогло бы стать одним из полюсов современного мира». И задача-минимум: Евразийский союз должен послужить «своего рода центром дальнейших интеграционных процессов»: «Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров, и прежде всего стран Содружества. При этом не собираемся кого-либо торопить или подталкивать».

Вот фраза о том, что «не собираемся торопить и подталкивать» — это из области благопожеланий. Также к области благопожеланий относятся заверения о том, что Евразийский союз не собирается «ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять». При всей дипломатической округлости формулировок, статья Путина — это российский ответ на план «The New Silk Road», активно продвигаемый США2.

Разумеется, само появление этой статьи — уже повод для оптимизма. Ведь к чему пришла Россия на пост-советском пространстве? За двадцать лет, прошедших с момента распада СССР, политическая элита РФ сделала все для того, чтобы оттолкнуть от себя постсоветский Кавказ и постсоветскую Центральную Азию. Все разговоры о некоей интеграции бывших советских республик так и остались разговорами, эти республики уверенно двигались к все большей независимости от России, и Россия всем, чем могла, способствовала этому движению. Все заявления первых лиц РФ о приоритетности и первостепенности развития отношений с СНГ оказались пустышкой, Москва демонстративно отказывалась инвестировать в создание новых отношений.

Создавалось впечатление, что ориентированная на Запад часть правящей российской элиты в отношении Центральной Азии отказалась от проведения самостоятельной внешней политики. Гораздо предпочтительнее для этой элиты было получение статуса «особого партнера», который на принципах аутсорсинга осуществлял функции по профессиональной поддержке и сопровождению интересов Запада в Центральной Азии. Разумеется, не задаром, а в обмен на инвестиции в «модернизацию». Более того, часть этой самой правящей элиты уже на полном серьезе начало поговаривать о том, что исторической ролью России в Центральной Азии может и должно стать привнесение на Восток западных ценностей через структуры СНГ и ОДКБ3.

Итогом такой политики стало то, что Россия стремительно утрачивает не только политическую, но уже и культурную привлекательность для населения бывших среднеазиатских республик.

Итогом стало то, что из-за деиндустриализации, обвала высокотехнологичных и наукоемких отраслей (в первую очередь, разумеется, речь о ВПК), снижении научного потенциала — сегодня России практически нечего предложить своим центральноазиатским партнерам из того, что не могли бы предложить им другие игроки в этом регионе в большем объеме, лучшего качества и на более выгодных финансовых условиях.

И, наконец, итогом этой политики стало то, что интересы России в данном регионе свелись, по сути, к двум вещам — обуздание наркотрафика и недопущение волны миграции, вызванной дестабилизацией ситуации в регионе. Согласитесь, такие интересы — это далеко не стратегический уровень, особенно в сравнении с интересами в регионе США и Китая.

Как представляется, «Евразийский план Путина» явился реакцией российской национально ориентированной элиты и национально же ориентированного капитала на сложившееся положение дел. В определенной степени — это попытка переломить ситуацию, остановить процесс вытеснения России с ее геополитических рубежей и втискивания страны в границы «Московского княжества».

Разумеется, что подобный курс вызовет яростное сопротивление и внутри страны, и на Западе. Ну, рассуждения Запада об «изначальной агрессивности и экспансионизме России» — дело привычное и обыденное. Любой шаг России, кроме одностороннего отказа от ядерного оружия и предоставления в один день суверенитета всем своим территориям — добрых слов на Западе не заслужит. Carthago delendam esse, Карфаген должен быть разрушен...

Гораздо интереснее те силы, которые нерушимой стеной встанут на пути «ЕвразПлана» в России. И речь здесь не о вечно правых, вечно оппозиционных, которые по примеру того же Запада любое действие государства будут трактовать как наступление тоталитаризма и грядущую смерть всевозможных свобод. Они существуют лишь тем, что к их телодвижениям приковано внимание СМИ, а это будет продолжаться до бесконечности, как-никак «витрина демократии и либерализма», наш отчет Западу. Противостоять Путину будут силы гораздо более серьезные и менее публичные. На борьбу с Евразийским Союзом поднимется западноориентированный российский капитал. И будет иметь для этого все основания.

Во-первых, как уже говорилось, политика создания Евразийского Союза вызовет противодействие Запада, от которого этот капитал зависим. Любой конфликт с Западом для этого капитала смертелен, потому как разрушает основу его существования — получение сверхприбыли от безоглядной распродажи ресурсов. Создание Евразийского Союза потребует от России шагов, в представлении Запада, почти «преступных». Ночным кошмаром Вашингтона является укрепление регионального сотрудничества России (а в перспективе — Е-Союза) с Китаем и Ираном и включение в это сотрудничество Пакистана. Уже сегодня США пытаются противостоять возможности такого блока, достаточно успешно создавая «особые отношения» с Индией и стремясь включить ее в стратегическое партнерство по Афганистану. Именно так следует расценивать соглашение о стратегическом партнерстве Индии и Афганистана, подписанное Карзаем и Сингхом в этот вторник, 4 октября4. И если правительство Израиля требует от представителей российского Еврейского Конгресса оказать давление на руководство РФ в целях ужесточения позиции России по Ирану, то можно себе представить, какого уровня будет давление на зависимый от Запада российский бизнес в деле реализации «ЕвразПлана».

Во-вторых, что, на мой взгляд, гораздо более важно, реализация идеи Е-Союза потребует наращивания внешнеполитического потенциала России, то есть — расходов на проведения внешней политики, включая себя и расходы на оборону. Единственный источник финансирования здесь, как бы ни пытались уверить нас в обратном, — ограничение сверхдоходов российского капитала, в первую очередь — завязанного на экспорт сырья и энергоресурсов. Что происходит, когда кто-то пытается покуситься на святое, на доходы олигархических структур — думаю, что никому объяснять не надо.

И, наконец, в-третьих: российский бюрократический аппарат устроен таким образом, что положительно воспринимает только увеличение штатов и расширение полномочий в разрешительной/запретительной сфере. Справедливости ради замечу, что так устроен любой аппарат. Но не в каждом государстве он обладает такими возможностями для бесконтрольного саботажа решений Президента и правительства. И ладно бы полномочия, проект Евразийского Союза, помимо выдвижения требований к качеству работы этого аппарата еще и ведет к снижению его доходов, получаемых в ходе реализации права запрещать либо разрешать.

Спешу сообщить, что это лишь контуры антипутинского, антиЕ-Союзного блока внутри страны. Но есть и более важное обстоятельство. Реализация столь амбициозного плана, фактически — создания новой страны, потребует мобилизации всего общества, в первую очередь — вокруг реиндустриализации. Российские сторонники интеграционных процессов зачастую забывают, что объединение возможно только тогда, когда экономика страны, являющейся ядром объединительных процессов, успешна и динамично развивается. Когда страна-объединитель становится привлекательной в технологическом, научном, социальном и культурном аспекте. Собственно, создание Евразийского Союза невозможно без глубоких преобразований внутри России. Готова ли она к этому — большой вопрос, рассмотрение которого вне рамок данной статьи. Существует ли план таких преобразований, причем, план не на уровне деклараций, а как программа действий для всего государства? Для меня это вопрос открытый...

В самом начале статьи я уже говорил, что фраза о том, что во внешней политике Евразийский Союз не собирается «ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять» — не более чем благопожелание. Противостоять придется — и в первую очередь, противостоять придется политическим элитам некоторых центральноазиатских государств. Задача эта, по своей масштабности и сложности мало чем уступает противостоянию на внутрироссийских фронтах борьбы за Евразийский Союз.

Игорь Панкратенко

1 «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», Известия, 3 октября, 2011.
2 The United States’ «New Silk Road» Strategy: What is it? Where is it Headed? Sept. 29, 2011.
3 «ОДКБ: ОТВЕТСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ».
4 «Karzai Sets Closer Ties With India on Visit», By Tom Wright & Margarita Stancati, The WALL STREET JOURNAL, Oct.5, 2011.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Путин возвращается не для укрепления стабильности/фиксации застоя (подчеркнуть нужное в зависимости от политической ориентации). Путин возвращается в преддверии возникновения конфликтов по периметру азиатских границ.

  • Препятствий, ограничивающих претензии Азербайджана на региональную гегемонию всего четыре: Россия, Иран, ситуация с Нагорным Карабахом и прохладное отношение США к попыткам военного решения карабахской проблемы. В устранении этих препятствий заинтересован не только Азербайджан, но и Израиль.

  • Читатели сайта WIN.ru уже знают, что недавние события в арабском мире ни в коем случае не были стихийными выступлениями народа, стремящегося к свободе. Это организованные из-за границы операции, направленные на дестабилизацию общества по образцу цветных революций, произошедших в последнее десятилетие в некоторых странах Восточной Европы. Одно недавние события пролили свет на манипуляции некоторых зарубежных организаций и целую индустрию, в которую эта деятельность переросла.

  • Противостоять идее евразийской интеграции Молдавии будет явное меньшинство, которое окажется неспособным переломить ситуацию. Главное — предоставить Молдавии и её политической элите внятную евразийскую перспективу, которая стала бы для этой страны более привлекательной, чем перспектива евроинтеграции. Тем более, что Евросоюзу и так пока нечего предложить постсоветским странам, кроме вечного отирания в предбаннике.

  • Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.