Главная | Геополитика

УКРАИНСКИЙ ЦУГЦВАНГ,
ИЛИ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ШАХМАТЫ ЯНУКОВИЧА

Если оперировать шахматной терминологией, то положение Януковича-евроинтегратора выглядит как классический цугцванг, когда нейтральных или выгодных ходов для шахматиста нет вообще, а каждый шаг приводит к ухудшению позиции. Ощущая давление со стороны ЕС, соратники президента предсказуемо заявили, что евроинтеграция и суд над Тимошенко не должны смешиваться. Но здесь уже не мог отступить Евросоюз, в свое время провозгласивший героями деятелей «оранжевой революции».

Осенью 2011 года, после долгих не всегда успешных попыток самоидентификации, украинское государство оказалось на том же перекрёстке, с которого двадцать лет назад начались поиски своего места под солнцем. Что делать? С кем Украине выгоднее сближаться? С Европой или Россией? Вот тот вековечный вопрос, который так и не удалось кардинально разрешить за все годы украинской независимости.

Изначально вопрос не был особенно сложен. Если 70% населения Украины говорит по-русски, если существует огромное количество культурных, экономических, торговых и родственных связей между Россией и Украиной, выбор интеграционного направления с точки зрения логики выглядит очевидным. Однако такой вектор категорически не устраивал украинскую элиту, которая предлагала и долгое время пыталась внедрять свой вариант внешней политики. В рамках этого сценария Россия должна была играть роль партнера, у которого на основании общей истории и родства можно было бы просить кредиты, скидки на энергоносители и т. д. А объединяться, интегрироваться и согласовывать свою деятельность украинская держава планировала совсем с другими странами и блоками.

Собственно, вокруг такой стратегии сформировалось всё то, что сейчас называется «украинской идеологией». Для обоснования исторических претензий к России официальный Киев всячески продвигал гипотезы о разнообразных геноцидах и притеснениях, которые Украина претерпела от северного соседа. А также описания богатейшей самобытной украинской культуры, которая, якобы, была Россией уничтожена. За эту страшную потерю для всего человечества, разумеется, подразумевались отдельные компенсации.

Такая концепция долгие годы была жизнеспособной. Тем более, что Россия до определённого времени действительно пыталась финансово идти Украине навстречу, рассчитывая на ответную лояльность Киева по другим вопросам.

Идеологическая работа по вступлению в европейскую семью заключалась в том, что контингент украинских историков и культурологов неустанно находил «свидетельства» в пользу следующих фактов: Украина — древнее европейское государство и подлинный центр Европы, а связи Киева с Брюсселем — исторически более прочные, нежели с Москвой. Украинские официальные лица заявляли и заявляют до сих пор, что без Украины Европа будет «неполноценной», европейская интеграция не будет завершена, и главная цель ЕС реализована не будет. Собственным же гражданам сообщалось — жить хорошо можно лишь в Евросоюзе. Причём понятие «жизнь в ЕС» выглядело эдаким коктейлем из немецких зарплат, скандинавского соцобеспечения, греческого трудового ритма, испанской сиесты, итальянских морских пейзажей и всеобщей безопасности под крылом НАТО.

Негативные же стороны Евросоюза, весьма ярко проявившиеся в последнее время, игнорировались вовсе. Ну а для того, чтобы европейцы не очень сопротивлялись таким теоретическим построениями, Киев последовательно «сдавал» национальные украинские интересы Брюсселю, на совершенно неравных условиях предоставляя Евросоюзу доступ на свой внутренний рынок, залезая в кредитную «яму» и следуя мнению ЕС даже в сугубо суверенных делах Украины, как языковая политика.

И вот, кажется, сейчас вся тщательно пестуемая конструкция знаменитой украинской «многовекторности» зашаталась, и вполне может обрушиться непосредственно на наших глазах. Ведь, по состоянию на данный момент, украинская идеология и элита зашли в совершенно безвыходный логический тупик.

Всё началось в 2005 году, когда Ющенко решил отказаться от проверенной временем концепции «у России просим деньги, а идём в Евросоюз» и развернулся к Европе полностью. С его подачи, правительством Юлии Тимошенко были разорваны прежние договорённости о поставках российского газа по фиксированной сниженной цене. Официально — для того, чтобы окончательно разорвать все контракты, которые были «непрозрачны» и содержали в себе некие бонусы для Украины. По сути — для того, чтобы получить определённый контроль над финансовыми потоками, связанными с закупкой газа.

Цели были сугубо утилитарны, но идеологически все было подано так, что произошло «отбрасывание последних цепей» привязывавших европейскую Украину к «тоталитарной» России. Украинскими чиновниками тогда было сказано немало слов в том смысле, что «мы — европейцы, и хотим европейские контракты», и расторжение прежних договорённостей преподносилось как очередной шаг к Европе. Именно это решение «аукается» Украине в виде действующей сейчас запредельной (и постоянно растущей) цены в 450 долларов за тысячу кубометров газа, которая, однако, является безупречной с юридической и финансовой точек зрения.

Эта проблема досталась в наследство пришедшему на смену Ющенко Януковичу. Сложно сказать, почему Киев не воспользовался периодом «весны» в украино-российских отношениях для кардинальной корректировки контракта, потенциальная опасность которого была очевидна для любого экономиста средней руки, и ограничился фиксированной скидкой на постоянно растущую величину. А именно — выторговав у Москвы скидку в 100 долларов на газ в обмен на продление пребывания Черноморского флота РФ в Севастополе до 2042 года.

Образовалась своеобразная идеологическая коллизия. С одной стороны, Украину в совершенно невыгодные условия загнали Ющенко и Тимошенко. Янукович действовал исходя из тех возможностей, которые у него имелись, скидка была Украине всё же выгодна, а большинство населения Украины ничуть не возражало против Черноморского Флота. Тем не менее, национально-озабоченная часть украинского общества, отлично разбирающаяся в расовых теориях, заговорах и геноцидах, но весьма слабо знакомая с математикой и экономикой, немедленно обвинила Януковича в повороте к Москве и русофилии, сформировав вокруг Януковича образ «агента Кремля». Возник прецедент — как оказалось, ценность тех или иных шагов с точки зрения евроинтеграции совершенно нетождественна реальной выгоде для украинского государства.

Надо признать, что особенных причин для подобных обвинений не было. Как и его предшественники, Виктор Фёдорович вспоминал о России и русском населении Украины исключительно в период предвыборных кампаний, подобно деятелям из прежних элит, предпочитал видеть себя в качестве респектабельного европейского чиновника. И потому оставил европейский «дрейф» Украины в прежнем состоянии, мягко отвергая все предложения Москвы о реанимации Единого экономического пространства, паритетного обмена доступами к газотранспортным системам и месторождениям.

В итоге. Украина честно получала скидку в 100 долларов, но стоимость газа неуклонно росла. И со временем приобрела такие значения, которые плохо нивелировались предоставленным бонусом. Цена энергоносителей начала угрожать украинской промышленности, благосостоянию граждан и, как следствие, электоральным перспективам самого Януковича. Контакт нужно было менять.

Как и в любом документе такого рода, в самом контракте прописана процедура цивилизованного расторжения договора. Однако такой вариант Киев не устраивает. Ведь придётся выплачивать некие штрафы компании «Газпром», и заключать новый контракт, что потребует времени и дополнительных средств. Проще было снова продемонстрировать «фирменный» поворот украинского внешней политики на 180 градусов, и попытаться договориться с Москвой вне юридического поля.

Однако Россия перестала испытывать желание дотировать Украину безо всякой видимой отдачи. И успешная ранее переговорная стратегия «скидки в обмен на декларативное братство» актуальность утратила. Несколько месяцев украинские должностные лица по привычке взывали к Москве, после чего решили снова развернуться к Европе, попытавшись решить дело в международных судах и постаравшись заручиться поддержкой в европейских властных коридорах. Легко догадаться, что в преддверии финального разбирательства с «Газпромом» было бы полезно обнаружить некие обстоятельства, бросающие тень на легитимность заключённого контракта между украинской компанией «Нафтогаз» и российским концерном «Газпром».

Как известно, эти обстоятельства нашлись. Безусловно, мы не в праве даже подозревать нынешние украинские власти в том, что дело Юлии Тимошенко имеет политический фундамент. Но остаётся фактом — посадив Тимошенко, украинский суд помог президенту Януковичу как стороне на переговорах по расторжению газового контракта и кандидату на выборах. Однако одновременно нанёс удар по нему, как по политику, ведущему Украину в Евросоюз.

В итоге США, Европа и Россия выказали своё неудовольствие ходом процесса над экс-премьером. Европейцы свернули контакты с Януковичем, был отменён саммит Украина-ЕС, переговоры об ассоциативном членстве Украины в ЕС отодвинуты на неопределённый срок, начались попытки отобрать у Украины с немалым трудом добытое ею право принимать чемпионат Евро-2012.

Если вычленить юридическую суть из процесса Тимошенко, то её уличили в совершении деяний, нанесших ущерб экономике Украины. Формально всё было сделано верно, и преступника настигла кара. Однако забота об украинской экономике снова самым пагубным образом отразилась на евроинтеграции.

Сейчас президент Янукович просто вынужден идти на конфронтацию с ЕС. От него требуют явно пойти на поводу у Евросоюза и выпустить осужденную Тимошенко, чего Янукович, как глава суверенного государства, в принципе не может себе позволить. Сама Юлия Владимировна, выйдя на свободу, автоматически соберёт под свои знамёна всех, кто недоволен Януковичем. Одновременно действующий президент будет поставлен в слабое положение — станет очевидно, что на него можно давить, как внешним силам, так и внутренним, и добиваться успеха.

Если оперировать шахматной терминологией, то положение Януковича-евроинтегратора выглядит как классический цугцванг, когда нейтральных или выгодных ходов для шахматиста нет вообще, а каждый шаг приводит к ухудшению позиции. Ощущая давление со стороны ЕС, соратники президента предсказуемо заявили, что евроинтеграция и суд над Тимошенко не должны смешиваться. Но здесь уже не мог отступить Евросоюз, в свое время провозгласивший героями деятелей «оранжевой революции».

Демонстративно было отменено ранее анонсированное приглашение Януковича в Брюссель. На это украинский президент заявил, что коль его не примут в Брюсселе, то он способен «полететь и дальше». Исходя из событий, происходящих на этом фоне, вряд ли Виктор Фёдорович намеревался пересекать Атлантику, маршрут его намечен в совершенно другом направлении. После обидных слов из Брюсселя, официальный Киев в очередной раз повернулся к России. На всех уровнях звучат слова о том, что Таможенный союз Украине всё-таки выгоден, и если Европа будет продолжать настаивать на освобождении Тимошенко, то Украина вступит в ТС. Причём вместо обычной, финансовой мотивации дружить с Россией, теперь появилась и другая, идеологическая.

ЕС в сложившихся условиях тоже предстоит нелёгкая задача. Получается, что давить на Януковича следует именно с такой силой, которая не толкнула бы его бесповоротно в сторону России, и вместе с этим вынудила освободить Тимошенко. Задача, прямо скажем, ювелирная, и едва ли Брюссель с ней справится.

Официальный Киев оказался в не менее сложной ситуации. С одной стороны, нельзя держать Тимошенко в тюрьме, это угроза евроинтеграции и всей государственной идеологии, кропотливо созданной за последние 20 лет. Выпустить ее — тоже нельзя, это персональная угроза действующему президенту и его союзникам.

Пересматривать газовые контракты с Россией в судебном порядке — трудно, практически невозможно. Не пересматривать их — тоже нельзя, украинская экономика не выдержит такого давления на протяжении длительного времени. От чего-то, таким образом, обязательно придётся отказаться, и едва ли выбор президента Януковича будет лёгким.

Андрей Полевой

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Если бы европейские чиновники не решили покритиковать Украину самостоятельно, то их следовало бы об этом попросить. Благодаря высказываниям из Европы, должностные лица Украины впервые заговорили понятными большинству населения словами. Как по волшебству, возникло ясное понимание преимуществ ТС и необязательной выгоды Зоны свободной торговли, разница между действительными экономическими выгодами и некими теоретическими бонусами.

  • Теперь украинский президент находится в полном тупике. Европа и Россия имеют возможность критиковать его за устранение конкурента, евроинтеграция отодвигается вовсе. Даже оправдание Тимошенко особенно не поможет. Выпущенная на свободу Тимошенко тут же станет кумиром тех, кто недоволен Януковичем.

  • Возможно, решение о вхождении Украины в ЕЭП и ТС уже принято и будет столь же неожиданным для украинцев, как были неожиданными «харьковские соглашения» о продлении базирования Черноморского Флота России в Севастополе. Как в 2010 году, так и сегодня, Украина неспособна оплатить растущие цены на газ, а значит, придётся чем-то пожертвовать. Дело остаётся за малым, объяснить украинцам, что выполнение всех требований «чернобыльцев», бюджетников возможно только за счёт развития добрососедских отношений с Россией, о чём и говорил Янукович на прошлых выборах.

  • Часто приходится слышать такое сравнение, что Янукович пытается усидеть на двух стульях. Увы, если это и стулья, то оба электрические, на которых сидеть крайне неприятно. Одновременно создать две зоны свободной торговли с Европейским Союзом и Россией можно только тогда, когда Украина развалится на две части. Данный сценарий весьма вероятен, но до его реализации украинским политикам придётся ещё немного потерпеть. Прежде всего, надо создать именно зону свободной торговли с Евросоюзом, чтобы прикончить собственного производителя более конкурентоспособным импортным товаром.

  • Будущий бюджет Украины будет выглядеть убедительно и привлекательно для МВФ лишь в том случае, когда стоимость газа для Украины упадёт до 230 долларов с нынешних 400-450. Автоматически возникает вопрос — что же Украина намеревается предложить «Газпрому» ради снижения стоимости газа вдвое? Согласие на торговлю в рублях выглядит, скорее, как разумная попытка «малой кровью» получить возможность оперировать хоть чем-то в газовых переговорах.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.