Главная | Геополитика

РОССИЯ И НАТО НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ

Критическое рассмотрение деятельности НАТО в целом возможно именно в контексте реальных дел, которые осуществляет эта организация — а сегодня это военные операции в Афганистане и Ливии. И именно здесь Россия, если она еще хочет быть влиятельной державой, должна обратить внимание на те ошибки и просчеты Альянса, которые приводят к сильной политической дестабилизации — в том числе у границ РФ. Именно Россия должна быть главным и самым беспощадным критиком действий этой военно-политической организации, чьи действия на некоторых направлениях создают угрозу глобальной безопасности.

Не так давно мне довелось принять участие в опросе, проводимом atlantic-community.org, и посвященном отношениям России и НАТО. С целью выяснить отношения российской интеллектуальной элиты, были опрошены 103 человека — представители российских ВУЗов и исследовательских центров.

Наибольший оптимизм у респондентов вызвало сотрудничество России и НАТО по операции в Афганистане — две трети это сотрудничество поддерживают, а 17% считают, что Россия должна оказывать НАТО еще большую поддержку. Именно этот пункт вызвал у меня наибольшее недоумение и заставил поднять несколько важных вопросов в контексте отношений России и НАТО в Афганистане.

Вопрос первый. Можно ли спустя 10 лет начала операции говорить об успехах НАТО в Афганистане? Наконец-то состоявшееся недавно убийство Осамы Бен Ладена вряд ли может считаться значительным успехом, поскольку главной задачей Североатлантического альянса была вовсе не месть за события 11 сентября. Обратимся к первоисточникам, из которых следует, что официальной задачей сил НАТО в Афганистане является установление контроля действующего афганского режима над всей территорией Афганистана. Эта задача невыполнима без уничтожения Талибана. За 10 лет пребывания НАТО в Афганистане разгром Талибана так и не состоялся, несмотря на регулярные заявления высокопоставленных военных чиновников о выдающихся успехах Альянса.

Наоборот, все чаще идет речь об успехах талибов и уверенном контроле над рядом населенных пунктов. Более чем десятилетнее пребывание НАТО в Афганистане больше похоже на плохую дорогостоящую оккупацию, чем на эффективную антитеррористическую операцию, целью которой является спасение Афганистана от талибов и многолетней разрухи. На фоне непрекращающихся диверсий со стороны талибов, убийств видных политиков (бывший президент Раббани), случайных убийств мирных граждан и прочих недоразумений, само название Международных сил содействия безопасности (ISAF), которым блок НАТО командует в Афганистане, кажется насмешкой — учитывая вялый характер боевых действий, даже своей безопасности 132 000 военнослужащих ISAF содействуют с трудом.

Вялый характер боевых действий подтверждается незначительными цифрами потерь, что является вовсе не показателем удивительной неуязвимости солдат контингента, а фактом их пассивного присутствия, отсутствия серьезных сухопутных операций и слепая вера руководства в то, что силами авиации можно выигрывать все войны. Авиация уже долгих десять лет усердно бомбит афганскую землю, но реальных сдвигов этот военный «долгострой» так и не приносит. Повстанческая армия одной из самых отсталых в мире стран успешно противостоит самой мощной в мире военной машине. Успехи НАТО в Афганистане могут быть оценены как неудовлетворительные.

На сайте НАТО (NATO.int) раздел, посвященный операции НАТО в Афганистане пестрит фотографиями, где военные североатлантического альянса пожимают руки местным жителям. Очень неубедительная пропаганда, учитывая, как отрицательно настроена большая часть афганцев к военному присутствию НАТО и как успешно «разгромленный Талибан» при поддержке тех же мирных жителей заставляет сидеть за тройным кольцом обороны тех, кто пришел спасти страну от талибов. Поэтому солдат на фотографии перед камерой жмет руку афганскому старичку, в другой испуганно сжимает автомат.

Вопрос второй. Что реально получает Россия от абстрактного сотрудничества с НАТО в Афганистане? Об этом так часто говорят на высшем уровне, что уже мало кто сомневается, что сотрудничество России и НАТО на этом направлении является важным. Официальные источники НАТО подчеркивают, что одним из главных аспектов сотрудничества является деятельность по борьбе с наркотрафиком через границы Афганистана и центральноазиатских стран СНГ. Безусловно, именно наркотики, а не талибы являются угрозой безопасности России. Но если снова отбросить официальную шелуху, за которой стало так сложно увидеть суть проблемы, и попытаться критически оценить реальные результаты сотрудничества России и НАТО в борьбе с наркотиками, то приходишь к выводу что оно не только неэффективно, но даже контрпродуктивно — производство героина растет каждый год.

Страшная статистика говорит сама за себя — с 2002 года производство опиатов в Афганистане выросло в 44 раза. Только в этом году урожай опиумного мака в Афганистане показал 61% рост — и выразится он вовсе не в количестве булочек с маком, а в порциях героина, которые пересекут плохо охраняемую границу с Афганистаном и окажутся на территории России, занимающей первое место в мире по количеству героиновых наркоманов. Борьба с производством опиатов вряд ли может быть непосильной задачей для самой мощной в мире военно-политической организации. Учитывая любовь НАТО к ковровым бомбардировкам, вопрос уничтожения маковых плантаций, видных даже из космоса, не представляется сложным.

Решение опиумного вопроса не предполагает многолетних трудов и непомерных затрат. Есть примеры эффективных решений наркопроблем, которые демонстрируют те же США, расправляясь с плантациями в Колумбии. Есть пример из афганской истории — пример действий руководства Талибан, которое за короткий период сумело существенно сократить производство опиатов, поставив перед собой такую задачу на рубеже 2000-2001 годов. Тогда талибы смогли буквально за год в десять раз снизить урожай опиатов — с 2200 тонн до 185. Но после начала операции «Несокрушимая свобода» рост зелья уже никто не сдерживал — уже в 2007 году было собрано 8200 тонн опия-сырца. Свободы жители Афганистана не увидели, зато свободу почувствовали производители наркотиков, быстро воспользовавшись тем, что Талибан был сокрушен силами НАТО.

Трагикомичным является отсутствие у международных сил в Афганистане мандата на уничтожение плантаций опийного мака. За 10 лет международное сообщество на выдачу такого мандата не сподобилось. Впрочем, представители НАТО имеют убедительные аргументы и оправдания своего бездействия: «Мы не можем допустить того, чтобы люди одной из беднейших стран мира остались без средств к существованию и не получили ничего взамен». Эти полные сострадания слова произнесены представителем НАТО Джеймсом Аппатураем на расширенном заседании Совета Россия-НАТО в Брюсселе 24 марта 2010 года. Логика представителей НАТО понятна — альянс не хочет идти на непопулярные меры, которые вызовут гнев значительной и влиятельной социальной прослойки — крепких афганских наркофермеров. Ведь если лишить их скромного бизнеса, они перестанут любить НАТО, что на руку пресловутому Талибану, который, чего доброго, одержит победу в Афганистане.

Трудно объяснимой долгое время являлась и чрезмерная скромность российских политиков и общественных деятелей в обсуждении афганской темы. Да, все сетуют на рост наркомании, но при этом мало кто открыто связывает этот рост с присутствием НАТО в Афганистане, хотя более прямой зависимости представить себе трудно.

Впрочем, в последнее время некоторые российские чиновники набрались смелости и позволяют себе критиковать НАТО. В отличие от представителей российской интеллектуальной элиты, витающей в облаках и приветствующей «сотрудничество в Афганистане», они имеют дело с реальными проблемами. Но даже главный борец с наркотиками в России глава ФСКН В. Иванов — один из первых, кто начал говорить о «заслугах» НАТО в вопросах наркотрафика, все равно очень осторожен в высказываниях. Впрочем, намеки в его заявлениях очевидны: «Транснациональная организация наркогосударства и наркоэкономики в Афганистане отражает тот фундаментальный факт, что наркопроизводство в южных районах планеты неуклонно следует за геополитической напряженностью, образующейся, прежде всего, за счет иностранного военного присутствия

В последние месяцы к Иванову присоединился российский министр иностранных дел Лавров, с высокой долей раздражения отмечающий пассивность международных сил в Афганистане в вопросах борьбы с посевами опия. Но определенных границ вежливости российские политики не пересекают — ведь формально у России и НАТО плодотворное сотрудничество. На мой взгляд, эта вежливость совершенно неуместна — 40 тысяч ежегодно умирающих от героина россиян хороший повод перестать быть вежливыми. Представитель России в НАТО Д. Рогозин недавно выразился уже более продуктивно, но все равно очень аккуратно: «Надо договариваться, как говорится, по понятиям. Надо обуславливать предоставление помощи НАТО в Афганистане их помощью нам по героину1».

По всей видимости, Россия должна четко определиться с приоритетами — чего же она опасается в Афганистане, в чем видит стратегическую угрозу? Ответ на этот вопрос очевиден — главная угроза для России это афганский героин. И, может быть, если талибы не боятся испортить афганское «общественное мнение» о себе и смогут разобраться с тысячами гектаров посевов опиумного мака, как сделали это в 2000-2001 г., то России имеет смысл наладить сотрудничество с ними?

Что касается участия НАТО в гражданской войне в Ливии, то здесь ситуация куда более прозрачна, чем в Афганистане. НАТО во второй раз после Югославии принимает участие в свержении неугодных Западу режимов и снова делает это под прикрытием сомнительной по содержанию и очевидно продавленной на высшем уровне резолюции ООН, которая никаких прямых указаний на военное вторжение не дает. Пресечение полетов ливийской авиации и «защита мирных граждан» в итоге превращаются в банальную операцию по свержению режима суверенного государства со всеми вытекающими последствиями.

Остается только поразиться наивности или циничности главы НАТО Андерса Фог Расмуссена, заявляющего, что в ходе время операции НАТО в Ливии, не пострадал ни один представитель гражданского населения2. Это после мощных бомбардировок Триполи и Сирта, после подтвержденного и доказанного участия военнослужащих некоторых государств-членов НАТО в наземных боевых действиях? Поистине геббельсовские нотки в устах высших представителей НАТО заставляют задуматься о том, куда вообще катится идея атлантической коллективной безопасности. И как эта «безопасность» насаживается в далеких от Атлантики странах.

Примечательно, что сразу после убийства М. Каддафи командование НАТО спешит сообщить о прекращении операции в Ливии, фактически расписываясь в том, что именно это и было главной задачей Альянса. Уже сейчас понятно, что страна погрузится в пучину гражданской войны и межплеменных междоусобиц. Эти проблемы всесильный Альянс решать не собирается. Уничтожив инфраструктуру Ливии и гарантировав многомиллионные контракты на восстановление европейским и американским подрядчикам, НАТО уберется восвояси, уверяя всех в своей блестящей победе.

В самом деле, войны на Востоке в современном информационном обществе стало очень легко выигрывать — достаточно регулярно информировать общество о тяжелых, но неизбежных боях со вселенским злом, в правильную сторону направляя телекамеры надежных информационных агентств и компаний, умело скрывая потери, прикрываясь боевиками из частных военных компаний и местными наемниками.

Войска НАТО уйдут. Но что они оставят после себя? Обещанные стабильность и демократию? Опыт показывает — анархию и хаос. Безусловно, в отношениях НАТО и России есть вопросы, которые кажутся куда более важными — например, вопрос расширения НАТО на Восток или развитие ПРО. Но на мой взгляд, критическое рассмотрение деятельности НАТО в целом возможно именно в контексте реальных дел, которые осуществляет эта организация — а сегодня это военные операции в Афганистане и Ливии.

И именно здесь Россия, если она еще хочет быть влиятельной державой, должна обратить внимание на те ошибки и просчеты Альянса, которые приводят к сильной политической дестабилизации — в том числе у границ РФ. Именно Россия должна быть главным и самым беспощадным критиком действий этой военно-политической организации, чьи действия на некоторых направлениях создают угрозу глобальной безопасности.

Было много сказано о том, что груз прошлого не должен сказываться на сегодняшних отношениях России и НАТО и не нужно находиться под влиянием истории Холодной войны. Но вместо «инерции» и исторических страхов сегодня мы имеем перекос в другую сторону, выражающийся нарочитом публичном изображении «ценного партнерства» при очевидных несовпадениях и даже конфликте интересов. Еще можно понять дипломатов, но как быть с представителями «интеллектуальной элиты»? В истории нашей страны уже были периоды, когда внешняя политика строилась на идеологических догматах, с игнорированием государственных интересов. Ничем хорошим это не заканчивалось.

Гумер Исаев

1 А. Габуев Россию оставляют один на один с афганским героином. «Коммерсантъ» 26.03.2010.
2 Le Journal du Dimanche.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • «Конец перезагрузки». «Начало новой холодной войны». Так подавляющее большинство экспертов отреагировали на заявление Дмитрия Медведева относительно намерения США развернуть элементы системы противоракетной обороны в Восточной Европе.

  • В ноябре 2011 года, после перекрытия Пакистаном маршрутов транспортных поставок в Афганистан, для размещённого в этом государстве американского контингента возникло два негативных фактора. Наряду со снабжением объединённого военного контингента НАТО, насчитывающего больше 130 тысяч человек, необходимо решать ещё более насущную задачу. Каким образом вывезти из Афганистана огромное количество материальных ресурсов, техники, вооружения и прочего имущества армии США и союзных войск?

  • Пакистанские СМИ и большинство политиков сегодня единодушны: Война с террором для Пакистана — чужая война. Он воюет не за свои интересы, а за интересы США. На этом фоне звучат маргинальные голоса либеральных интеллектуалов, утверждающие, что вступив в войну за чужие интересы, Пакистан теперь воюет уже за свои. Обе точки зрения, несмотря на внешнюю противоположность, имеют право на существование, хотя истина, как обычно находится где-то посередине.

  • Соглашения о стратегическом партнерстве, которые Афганистан уже подписал с Индией, намерен подписать с Великобританией и готовится заключить с США, будут означать только одно: Афганистан полностью встраивается в американскую конструкцию Большой Центральной Азии. Более того — он соглашается стать инструментом проведения политики США в регионе, рычагом, с помощью которого США и их союзники будут манипулировать стабильностью в регионе, регулировать с пользой для себя уровень угроз для приграничных с Афганистаном государств.

  • Аналитики одного из солидных исследовательских институтов Запада North Institute еще в 2008 году прогнозировали риск создания континентального альянса между Россией и Китаем, который может захотеть установить контроль над северными природными ресурсами посредством создания евразийского энергетического коридора. Подобное беспокойство демонстрирует следование американских ученых доктринам отцов англо-саксонской геополитики, одержимых навязчивым страхом отстранения Америки от контроля над территорией Арктики и от роли мирового лидера.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.