Главная | Геополитика

АФГАНИСТАН: КЛЮЧИ К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ —
В РУКАХ РОССИИ, КИТАЯ И ИРАНА

Расширением военно-технического и «антитеррористического» сотрудничества со странами региона Вашингтон преследует еще одну цель, которую совершенно недооценивают правящие элиты Центральной Азии. Конечным итогом такого сотрудничества станет «перехват» США управления силовыми структурами этих государств, а значит — способность в любой момент отстранить от власти тех, кто, на взгляд Вашингтона, недостаточно «любит демократию».

В преддверии Боннской конференции по Афганистану масс-медиа вновь наполнены оптимистическими прогнозами и самыми светлыми ожиданиями. Меня всегда удивляла эта наивная вера, что в рамках подобных форумов могут быть приняты хоть сколько-нибудь важные политические решения. Скорее уж, речь и на этой, и на других пафосных площадках идет не о том, как вернуть ИРА к мирной жизни, а о формулировании интересов глобальных и региональных игроков, о попытке их согласования.

А то, что в отношении Афганистана противоречия интересов региональных (Россия, Иран, Китай и центральноазиатские республики) государств и внерегиональных игроков (США, Турция, Саудовская Аравия и отчасти — ЕС) начинают приобретать уже антагонистический характер — не вызывает сомнений, хотя и признается с большим трудом.

Следует признать, что, что используя уникальность геополитического положения Афганистана, США сумели создать механизм манипулирования региональной стабильностью.

Что мы видим сегодня? Десятилетие пребывания в стране натовских миротворцев не принесли многострадальному Афганистану мира и стабильности. Про увеличение объема наркотрафика говорить не буду, это стало уже общим местом. Более того, именно вторжение США в Афганистан и его фактическая оккупация окончательно закрепили за этой страной статус «несостоявшегося государства», внутренние элиты которого не способны прийти к мирному соглашению и вести созидательную работу.

И вот здесь уместно задать вопрос: «неспособны» или же лишены такой возможности? Сегодня старые стратегии британских колонизаторов полностью взяты на вооружение колонизаторами американскими. Разжигание противостояния афганских элит является необходимым условием политики США в регионе, потому как Афганистан нестабильный, Афганистан, в котором все воюют против всех — является единственным условием, при котором присутствие США в регионе выглядит мало-мальски оправданным в глазах «мирового сообщества», а точнее — союзников США, с которыми у Вашингтона в последнее время все не так уж и просто.

Закрепившись в Афганистане (а то, что США из него уходить никуда не собирается сегодня не видит только ленивый) и оформив это закрепление как волю «законного афганского правительства», то есть просьбы «карманного» Карзая и специально созванной для этих целей «карманной» Лойя Джирги, Вашингтон приступил к следующему пункту плана «The New Silk Road», а именно — к расширению своего присутствия в Центральной Азии, созданию баз на территориях центральноазиатских государств. Именно в этом конечная цель модернизации «Северной распределительной сети» (Northern Distribution Network — NDN).

План США в этом отношении выглядит изящно и предельно логично: создание полноценных военных баз на территории Узбекистана и Таджикистана, а также создание антитеррористического центра на территории Киргизии. Все эти элементы тесно увязаны между собой — военные базы становятся опорными пунктами присутствия в регионе, а антитеррористический центр будет базой проведения специальных операций на территории центральноазиатских государств под видом «борьбы с исламским экстремизмом».

«Исламский экстремизм в Центральной Азии» — это вообще очень интересный феномен. Его всплеск начинается как раз тогда, когда США необходимо обосновать расширение своего присутствия в регионе. Более того, «исламский экстремизм» всякий раз активизируется именно в тех государствах, в которых часть политических элит начинают слишком много говорить о нежелательности присутствия США в регионе.

Зная две этих закономерности «исламского экстремизма», можно с математической точностью предсказать, где в ближайшее время будет происходить в ближайшее время его рост: в Казахстане и Киргизии.

То, с какой скоростью происходит расширение присутствия США в регионе, лучше всего демонстрирует динамика американо-узбекских связей. Весной-летом 2011 в Ташкент зачастили американские делегации, представлявшие госдепартамент США, Конгресс, Белый дом, а также гости из Великобритании. В итоге к началу осени свернутые шесть лет тому назад отношения Узбекистана с Западом были восстановлены в полном объеме, а 22 сентября 2011 г. Конгресс США принял решение отменить ограничения на предоставление военной помощи Узбекистану, введенные в 2004 г.

Расширением военно-технического и «антитеррористического» сотрудничества со странами региона Вашингтон преследует еще одну цель, которую совершенно недооценивают правящие элиты Центральной Азии. Конечным итогом такого сотрудничества станет «перехват» США управления силовыми структурами этих государств, а значит — способность в любой момент отстранить от власти тех, кто, на взгляд Вашингтона, недостаточно «любит демократию». Ну а о том, что специалисты из спецслужб США будут осуществлять радиоэлектронную разведку стран пребывания, стремиться к контролю за системами связи и вдумчиво работать с агентурой из числа местных жителей — об этом и упоминать не стоит, это ясно по умолчанию.

Говоря об «афганском узле» и проблемах расширения присутствия США в регионе, нельзя не упомянуть столь скользкую и деликатную тему, как наркотрафик и производство наркотиков в Афганистане. Точнее — рост объемов как наркотрафика, так и производства опиатов. Некоторые мои российские оппоненты достаточно часто повторяют, что «США в Афганистане делают работу за Россию», защищая, в том числе, и ее интересы в регионе. Вот этот аргумент из тех, о которых российская пословица говорит — «дурак мечтами богатеет».

Это какие же такие российские интересы США защищает? Объем наркотрафика растет, управляемый «исламский экстремизм» расползается по приграничным государствам, глава афганского управления геодезии и картографии Фазыл Ахмад Хедайят заявляет о территориальных претензиях администрации Хамида Карзая к Ирану и Пакистану и намекает на необходимость пересмотра существующих границ с бывшими советскими республики, что, по сути, закладывает будущие конфликты с непредсказуемым исходом. Надо иметь какой-то уж совсем необычный ум, чтобы утверждать, что такое развитие ситуации отвечает интересам России!

Интересы России в регионе прямо противоположны, как я уже сказал — антагонистичны интересам США. России нужна стабильная Центральная Азия, России нужно максимальное сокращение наркотрафика и уничтожение опиумных плантаций, которые в ходе натовского присутствия официально стали источником доходов как декхан, так и проамериканской афганской администрации. Более того, США заинтересованы в увеличении объемов наркотрафика и посевных площадей.

Интересы России, как видим, антагонистичны интересам США, но полностью совпадают с интересами Ирана и Китая. Только три страны, только три региональных игрока (Россия, Иран и Китай) однозначно заинтересованы в мирном и стабильном Афганистане. Но если интерес Китая в афганском урегулировании достаточно ограничен (по большому счету, для Китая стабильность Афганистана важна как фактор обеспечения безопасности Синьцзян-Уйгурского автономного района), то интересы России и Ирана в этом вопросе совпадают полностью. Когда глава внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбар Салехи говорит, что «экспансионистские планы США и продление американского присутствия в Афганистане под предлогом якобы желания искоренить экстремизм никоим образом не будут способствовать обеспечению и укреплению безопасности ни в самой стране, ни в регионе», он выражает позицию, соответствующую также и российским интересам.

Возвращаясь к оценке перспектив Боннской конференции по Афганистану, приходится констатировать, что это мероприятие, участие в котором заявили около ста государств, окажется очередной «тусовкой» (перс- sohbat bihasel), на которой не будет принято ни одно серьезное решение. По той причине, что действительное решение афганской проблемы лежит в русле сотрудничества России, Ирана и Китая и их эффективного противостояния экспансионизму США.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Соглашения о стратегическом партнерстве, которые Афганистан уже подписал с Индией, намерен подписать с Великобританией и готовится заключить с США, будут означать только одно: Афганистан полностью встраивается в американскую конструкцию Большой Центральной Азии. Более того — он соглашается стать инструментом проведения политики США в регионе, рычагом, с помощью которого США и их союзники будут манипулировать стабильностью в регионе, регулировать с пользой для себя уровень угроз для приграничных с Афганистаном государств.

  • Путин возвращается не для укрепления стабильности/фиксации застоя (подчеркнуть нужное в зависимости от политической ориентации). Путин возвращается в преддверии возникновения конфликтов по периметру азиатских границ.

  • Несмотря на огромную финансовую помощь, оказываемую Америкой Пакистану, в последнее время в этой стране зреют антиамериканские настроения, произведены аресты пакистанцев, помогавших ЦРУ в розыске и обнаружении «террориста №1». То, что США «теряют» Пакистан, очевидно, но тот факт, что эта страна может быть в любой момент принята в ШОС, делают ситуацию в регионе для Соединеных Штатов критической. Если же к этому добавить планируемый вывод войск США и их союзников из Афганистана, который также «дрейфует» в сторону ШОС, становится очевидным изменение баланса сил в регионе. Одновременно находит таким образом разрешение и проблема давнего противостояния Пакистана и Индии, которая также имеет все шансы стать членом Шанхайской Организации Сотрудничества.

  • «Евразийский план Путина» явился реакцией российской национально ориентированной элиты и национально же ориентированного капитала на сложившееся положение дел. В определенной степени — это попытка переломить ситуацию, остановить процесс вытеснения России с ее геополитических рубежей и втискивания страны в границы «Московского княжества».

  • Критическое рассмотрение деятельности НАТО в целом возможно именно в контексте реальных дел, которые осуществляет эта организация — а сегодня это военные операции в Афганистане и Ливии. И именно здесь Россия, если она еще хочет быть влиятельной державой, должна обратить внимание на те ошибки и просчеты Альянса, которые приводят к сильной политической дестабилизации — в том числе у границ РФ. Именно Россия должна быть главным и самым беспощадным критиком действий этой военно-политической организации, чьи действия на некоторых направлениях создают угрозу глобальной безопасности.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.