Главная | Геополитика

ГУБИТЕЛЬНЫЙ СОЮЗ. Договор о стратегическом партнерстве между США и Афганистаном: возможные последствия

Соглашения о стратегическом партнерстве, которые Афганистан уже подписал с Индией, намерен подписать с Великобританией и готовится заключить с США, будут означать только одно: Афганистан полностью встраивается в американскую конструкцию Большой Центральной Азии. Более того — он соглашается стать инструментом проведения политики США в регионе, рычагом, с помощью которого США и их союзники будут манипулировать стабильностью в регионе, регулировать с пользой для себя уровень угроз для приграничных с Афганистаном государств.

Как бы ни пытались сторонники Карзая и официальные лица в Вашингтоне и Лондоне говорить о том, что подписание этих соглашений есть свидетельство возросшей самостоятельности Афганистана на международной арене — все обстоит с точностью до наоборот. Эти соглашения — практически калька Гандамакского договора 1879 года, лишавшего Афганистан права на проведение самостоятельной внешней политики и ставившего тогдашнего афганского эмира Якуб-хана под контроль британского представителя в Кабуле.

Во всех трех договорах есть одна общая черта, которая говорит о многом: и США, и Великобритания, и Индия намерены оказать содействие Афганистану в подготовке его армии, сил безопасности и спецслужб, их военно-техническому оснащению. Кроме того, соглашения предусматривают «оказание помощи» в области повышения квалификации афганских государственных чиновников, улучшение системы управления, экономическое сотрудничество и «улучшенный финансовый режим».

Что это означает? То, что на территории Афганистана управление будут осуществлять лица, благосостояние и карьерный рост которых будет определять не личные качества, честность и патриотизм, не стремление к возрождению Афганистана, а степень преданности США и Великобритании. Более того, по факту правительство Афганистана будет не в состоянии управлять своими вооруженными силами и спецслужбами, потому как на командных должностях в них будут находиться только те лица, которые прошли «проверку на преданность» у американских и британских инструкторов, которые будут осуществлять повседневную служебную деятельность по «присмотром» западных советников. Ну и, самый важный итог этих соглашений, — создание на территории Афганистана американских военных баз на долгосрочную перспективу, что, собственно, и одобрила ноябрьская Лойя-джирга.

Правда, вопрос о базах еще должен быть одобрен в афганском парламенте, но это уже не более чем формальность. Разумеется, в парламенте найдутся те, кто выступит с резкой критикой соглашения, разумеется, некоторые пункты соглашения будут опротестованы — но в целом оно будет принято. Споры вокруг него сведутся к торговле, к стремлению части афганских элит получить от Карзая и США более высокую плату за свое согласие.
Чем обернутся эти стратегические соглашения для региона — вопрос достаточно очевидный. Ничего хорошего они региону не принесут. Как минимум три последствия этих соглашений можно спрогнозировать прямо сейчас, что называется с ходу. Да еще и поручиться, что прогноз этот сбудется с максимально возможной долей вероятности.

Во-первых, территория Афганистана будет активно использоваться силами специальных операций США и Великобритании для проведения диверсионной деятельности против Ирана и Пакистана. Авиаудар по пакистанским пограничникам 26 ноября, в ходе которого погибли 25 военнослужащих, за который США даже не извинились — это то, что широко известно, больно уж громкое вышло дело. Менее известно, что в 2007 году британская SAS активно оперировала на юго-востоке Ирана, а силы спецопераций США координировали террористическую деятельность боевиков «Джундалла».

Скажете, что это пропаганда? Да нет, это сведения из английских и американских источников, которые ни правительство Великобритании, ни правительство США не опровергли. Собственно, что тут опровергать, если Джордж Буш лично обратился к Конгрессу США с просьбою выделить 400 миллионов долларов для финансирования обучения, оснащения и деятельности «антиправительственных групп на территории Ирана». После заключения соглашений и размещения на территории Афганистана американских военных баз эта террористическая деятельность против Ирана и Пакистана, поддержка антиправительственных сил в этих странах, только усилятся.

Во-вторых, произойдет резкая активизация террористического подполья на территории Казахстана, Киргазии, Узбекистана и Таджикистана. Только несведующие люди могут говорить о том, что это подполье «исламское». На самом деле ядро этого подполья составляют люди, тесно связанные с резидентурами американских и английских спецслужб, работающими на территории Афганистана. Кстати, в этой связи хотел бы заметить, что разговоры о массовой поддержке населением центральноазиатских республик этого подполья, основанные на том, что якобы у афганских узбеков и таджиков общие интересы и общие устремления с их «братьями» по ту сторону границы — это не более чем широко распространенное заблуждение, миф, который искуственно подпитывается извне. Таджики и узбеки по обе стороны границы говорят про общую историю и язык, но их интересы и геополитическая ориентация расходятся все дальше. Население Таджикистана тяготеет к России, стремится попасть в интеграционное поле, а помыслы афганских таджиков все больше устремляются на Запад, откуда сейчас идет поток материальной помощи.

И в-третьих. Разговоры о том, что за время пребывания натовских войск в Афганистане, производство героина там выросло в несколько десятков раз, что сейчас там производится 90% потребляемых в мире опия — давно уже стали общим местом, шикарной темой для журнальных статей, детективных романов и киносценариев. Но за этим информационным мусором легко забывается суть проблемы.

В действительности речь идет о новой опиумной войне, которую ведут Соединенные Штаты против остального мира. Афганский опиум стал элементом внешнеполитической стратегии США, более того — он стал инструментом экономики. Это отдельная и огромная тема, поэтому ограничусь цитатой из подлинного документа — отчета влиятельного аналитического Центра США — CIC (Committee on Institutional Cooperation), посвященного стратегии в отношении использования афганского опия: «Опять же, есть возможность направить действия по борьбе с незаконным оборотом наркотиков конкретно против повстанчества путём выборочного осуществления мер, которое фактически не затрагивает коррумпированных властей и лиц, связанных с незаконным оборотом наркотиков и поддерживающим правительство». Это, по сути, как раз именно то, что представляет собой политика США в отношении оборота наркотиков в Афганистане — обеспечении обогащения от оборота наркотиков нынешней афганской администрации.

Стоит ли удивляться тому, что выращивание опийного мака и экстрагирование опия-сырца происходит сегодня на всей территории Афганистана, а в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, городах Кундуз и Файзабад создан замкнутый промышленный цикл, включающий в себя выращивание опиумного мака, экстрагирование опия-сырца, его переработку в морфий, основание героина и далее в конечный продукт — героин гидрохлорид его складирование и крупнооптовую реализацию на героиновых рынках пакистанского Читраля и афганского Кандагара.

Кстати, в том же Кандагаре вполне официально развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущие урожаи опийного мака. А до июля 2011 всем в Кандагаре заправлял глава местного провинциального совета — Ахмад Вали Карзай, сводный брат нынешнего афганского президента. Но это — частности. Более интересно другое. Большая часть прибыли, получаемой через оборот наркотиков, проходит через американские банки. И из этих средств США частично компенсируют свои расходы на ведение операций в Афганистане и на осуществление экспансии в регионе.

Описав эти последствия для региона от «стратегического партнерства», я хотел бы поставить другой вопрос, который редко задают эксперты и аналитики. А что в перспективе принесет это партнерство и Афганистану, и США? И вот тут нас ожидает неожиданный вывод: в перспективе это партнерство будет означать падение нынешней афганской администрации и серьезные социально-экономические проблемы для самих США.

В своем нынешнем виде, нынешние правители Афганистана — не более чем марионетки. При неограниченной финансовой и военной поддержке США и их союзников за десять лет им не удалось решить ни одной проблемы, стоящей перед афганским обществом. Сегодня оно раздирается глубокими социальными, политическими и национальными противоречиями. Пребывание на его территории иностранных войск будет эти противоречия только усугублять. События этого года в исламском мире показали, что правительство, держащееся на иностранных штыках, разъеденное коррупцией, думающее только о собственных интересах — обречено.

Но и для США пришло время задуматься о том, что несет для них Афганистан. И дело здесь не в угрозе военного поражения, а в возникновении глубоких язв на теле самой Америки. Минобороны США и частные подрядчики в Афганистане все более погружаются в болото коррупции, перенося «афганские» способы казнокрадства и на территорию самих Штатов. Активное использование частных военных компаний ведет к деградации американской армии, а вслед за ней и всего общества, что уже было в ходе войны во Вьетнаме.

Игры с опием — это обоюдоострое оружие. Сегодня США пока в состоянии ограничивать ввоз опиатов в собственную страну. Но где гарантия, что так будет всегда? Сегодня 90% потребляемого героина — афганского происхождения, и часть его потребителей составляет приехавшие в США за последние годы, а значит с каждым днем увеличивается опасность «героинизации» и самих Штатов.

И, наконец, часто сменяющих друг друга администраций США всегда не хватает времени для осмысления исторического опыта. История прошедшего века неоднократно показывала, что те силы, которые американцы любовно взращивали, которые, по их замыслу, должны были отстаивать американские интересы по всему миру — в большинстве своем обращались против самих США. И когда Америка уже праздновала победу над очередным поверженным противником — она с удивлением обнаруживала противника еще более беспощадного, сильного и непримиримого. Вот такой исторический опыт. Пора задуматься?

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Расширением военно-технического и «антитеррористического» сотрудничества со странами региона Вашингтон преследует еще одну цель, которую совершенно недооценивают правящие элиты Центральной Азии. Конечным итогом такого сотрудничества станет «перехват» США управления силовыми структурами этих государств, а значит — способность в любой момент отстранить от власти тех, кто, на взгляд Вашингтона, недостаточно «любит демократию».

  • Подкуп племенных вождей на Джирге происходил в явной спешке. И вместо чеков и «единственно правильной валюты» Карзаю пришлось вручить им обещания, что, во-первых, их кланы будут избавлены от «ночных зачисток» и проверок, а во-вторых — американские военные не будут вмешиваться в племенную торговлю опиумом в Пакистане, ограничившись работой с крупными производителями. Любопытно, знают ли американские налогоплательщики, что их средства используются именно на такие цели?

  • Пакистанские СМИ и большинство политиков сегодня единодушны: Война с террором для Пакистана — чужая война. Он воюет не за свои интересы, а за интересы США. На этом фоне звучат маргинальные голоса либеральных интеллектуалов, утверждающие, что вступив в войну за чужие интересы, Пакистан теперь воюет уже за свои. Обе точки зрения, несмотря на внешнюю противоположность, имеют право на существование, хотя истина, как обычно находится где-то посередине.

  • Критическое рассмотрение деятельности НАТО в целом возможно именно в контексте реальных дел, которые осуществляет эта организация — а сегодня это военные операции в Афганистане и Ливии. И именно здесь Россия, если она еще хочет быть влиятельной державой, должна обратить внимание на те ошибки и просчеты Альянса, которые приводят к сильной политической дестабилизации — в том числе у границ РФ. Именно Россия должна быть главным и самым беспощадным критиком действий этой военно-политической организации, чьи действия на некоторых направлениях создают угрозу глобальной безопасности.

  • В ноябре 2011 года, после перекрытия Пакистаном маршрутов транспортных поставок в Афганистан, для размещённого в этом государстве американского контингента возникло два негативных фактора. Наряду со снабжением объединённого военного контингента НАТО, насчитывающего больше 130 тысяч человек, необходимо решать ещё более насущную задачу. Каким образом вывезти из Афганистана огромное количество материальных ресурсов, техники, вооружения и прочего имущества армии США и союзных войск?

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.