Главная | Геополитика

США И «ТАЛИБАН»:
ПРОТИВ КОГО НАПРАВЛЕНО ВНЕЗАПНОЕ ПРИМИРЕНИЕ?

Пересмотру подвергнется главенствующая в последние годы концепция, согласно которой вооруженные силы США должны быть способны вести одновременно две войны. Любопытно, однако, что «врагов» у США становится все больше и больше. Помимо стратегических противников — России и Китая, есть Сирия и Иран, возможность нанесения ударов по которым всерьез рассматривается в краткосрочной перспективе. А это, как минимум, два театра военных действий. Если американские военные готовы сражаться лишь на одном, кто же возьмет на себя ответственность за другой?

Судя по всему, правительство Соединённых Штатов приняло решение начать новый год с кардинальных изменений в идеологии своей внешней политики. Прежняя концепция «борьбы с терроризмом», с которой США жили, по крайней мере, последние 10 лет, начиная с террористического акта 9/11, похоже, сдается в архив.

Оказывается, афганские талибы, друзья покойного бен Ладена, вовсе не враги США. С таким сенсационным заявлением выступил вице-президент США Джозеф Байден, сообщивший, «сам по себе «Талибан» нам не враг. Это важно. Президент никогда не заявлял, что «Талибан» угрожает нашим интересам. Проблемы начнутся, если это движение будет представлять угрозу для правительства, которое помогает нам бороться с плохими парнями».

Это заявление наделало немало шуму. В первую очередь, в самих США, где публика стала закономерно задавать вопросы — а ради чего, в таком случае, армия на протяжении 10 лет находится в Афганистане, и с кем, собственно, ведутся боевые действия, в результате которых погибло около 3000 солдат международной коалиции?

В контексте предвыборной борьбы высказывания Джо Байдена были использованы республиканцами-претендентами на пост президента США. Они обвинили Обаму в мягкотелости и предательстве «героических усилий всей нации». В связи с этим, мнение Джо Байдена пришлось дополнительно комментировать. Пресс-секретарь президента США Барака Обамы Джей Карни выступил с пояснением слов вице-президента: «Байден говорил о том, что в то время, как мы ведем борьбу с «Талибаном», движение не является целью операции в Афганистане. Наша главная цель — победа над «Аль-Каидой» и помощь в стабилизации страны. Это то, чем мы занимаемся».

Вполне возможно, что теперь придётся комментировать и эти пояснения. Ведь многим будет сложно понять — как можно бороться с тем, кто не является целью борьбы? И как можно отделить «Талибан» от «Аль-Каиды», учитывая то, что Усама бен Ладен лично финансировал «Талибан», а семьи бен Ладена и главы «Талибана» муллы Омара связаны родственными связями.

Джо Байден сообщил, что «президент никогда не заявлял, что «Талибан» угрожает нашим интересам». Осталось лишь уточнить — какого именно президента имел в виду Джо Байден? Развязавший войну в Афганистане экс-президент США, Джордж Буш-младший, оставил солидное наследие из высказываний относительно «Талибана». Так, находясь в Афганистане в декабре 2008 года, он назвал «Талибан» «сеющей смерть и упорной силой» и вообще, не скупился на эпитеты. В чём его горячо поддержал президент демократического Афганистана Хамид Карзай, заявивший: одна из главных задач международного сообщества после свержения талибов и состояла в предоставлении Афганистану возможности встать на ноги. Дополнительно, Джордж Буш отметил, что только «благодаря свержению «Талибана» стало возможным построить в Афганистане «сотни дорог, больниц и школ». Таким образом, отношение прошлого президента США к талибам никак нельзя назвать дружественным, а влияние «Талибана» на внутреннюю политику Афганистана — положительной.

Более того, администрация экс-президента регулярно направляла «Талибану» ультиматумы. Первый из которых прозвучал 20 сентября 2001 года. Джордж Буш, в обращении к объединенной сессии обеих палат Конгресса и американскому народу, обнародовал требования Соединенных Штатов Америки к движению «Талибан». Первоочередным требованием США к Афганистану была «выдача властным органам Соединенных Штатов всех лидеров «Аль-Каиды», которые прячутся на вашей земле», также президент Буш потребовал освободить всех иностранцев, включая американских граждан, которых противозаконно удерживает в тюрьмах движения «Талибан».

Вашингтон требовал немедленно и навсегда закрыть все учебные лагеря террористов в Афганистане и выдать всех террористов соответствующим властным органам. Кроме этого, США потребовали предоставления «полного доступа к учебным лагерям террористов, чтобы мы могли проследить, что эти лагеря больше не работают». По словам президента США, «Талибан» должен действовать, и действовать немедленно. Потому как все эти требования «не подлежат обсуждению и не являются предметом переговоров». Тогда Джордж Буш во всеуслышание объявил, что Соединенные Штаты объявляют войну «не народу Афганистана, а возглавляемой Усамой бeн Ладеном организации «Аль-Каида» и режиму «Талибан».

Как известно, движение «Талибан» на ультиматум не отреагировало, после вторжения США перешло на нелегально-партизанское положение, и развернуло масштабную террористическую войну против армии США и всех ее реальных и потенциальных союзников. Количество жертв этого противостояния сложно подсчитать. По очень мягкой оценке американских источников, количество убитых мирных жителей составляет около 40 000 человек. Примерно треть из них погибла после авиаударов международной коалиции, большинство стало жертвой терактов и диверсий, осуществлённых боевиками «Талибана».

Удивительно, почему правление президента Сирии Башара Асада воспринимается США как «политическое зло», а деятельность «Талибана» — как нечто, по своей сути, нейтральное? Сирийского лидера обвиняют в недемократичности и авторитаризме, подавлении свободы слова и т. д. Но, как известно, на подконтрольных «Талибану» территориях царит террор, и даже расстрелы детей — отнюдь не единичные явления. Причём поводы для убийств самые разные — от принадлежности к семьям, отдельные члены которой работают в официальных органах власти, до изучения английского языка. Дискриминация же женщин и любых меньшинств осуществляется «Талибаном» последовательно и систематически. 99% женщин на территориях «Талибана» неграмотны.

Так или иначе, вице-президент Байден и пресс-секретарь президента США Джей Карни отныне считают, что «Талибан» не является врагом США. Правда, талибы об этом, кажется, не догадываются, продолжая атаковать американские конвои и блокпосты. С другой стороны, за 10 лет боевых действий претензий к талибам у американских избирателей тоже накопилась масса. Так почему же администрация США делает такой резкий поворот сейчас?

Резкие пируэты во внешней политике США случались. Так, после своего избрания на высший государственный пост, президент Трумэн объявил все договорённости президента Рузвельта недействительными, и распорядился планировать войну против Советского Союза. Вторая мировая не перешла сразу в Третью только потому, что американские же генералы разъяснили президенту — Советский Союз слишком силён, и без него победа над Японией выглядит делом крайне непростым. Да и общественное мнение вряд ли поддержит настолько быструю смену внешнеполитических ориентиров во время войны с Германией.

Организация объединенных наций, согласно своим документам, числит «Талибан» среди самых опасных террористических организаций. Свои претензии к талибам есть даже у ЮНЕСКО. 26 февраля 2001 года мулла Омар издал декрет о разрушении всех неисламских памятников в стране. Следствием этого указа было уничтожение двух гигантских статуй Будды в скалах Бамиана, которые датировались III и VI веками. Теперь, надо понимать, вся информационная машина США и сателлитов будет направлена на «обеление» «Талибана» и поиск убедительных аргументов в пользу того, что талибы не так плохи.

Хотя задача эта будет нелёгкой. Как, например, быть с посевами опиумного мака, которые при талибах уничтожались, а после их свержения, во имя интересов ЦРУ, взошли небывалыми всходами, сделав Афганистан мировым лидером по поставкам героина? Дошло до того, что штаб-квартиру «Талибану» на время переговоров с США готов предоставить Катар. Хамид Карзай, который несколько лет назад был полностью солидарен с президентом Бушем в своих антипатиях к талибам, «приветствовал» это решение Катара и начало мирного урегулирования между США и «Талибаном».

Известно, что контакты США и боевиков-радикалов интенсифицируются в те моменты, когда Вашингтону нужны специалисты для решения задач, слишком «грязных» для вмешательства на государственном уровне. По сообщениям BBC от 5 января, США намерены существенно сократить численность своих вооруженных сил в рамках программы уменьшения дефицита федерального бюджета в предстоящее десятилетие.

Пересмотру подвергнется главенствующая в последние годы концепция, согласно которой вооруженные силы США должны быть способны вести одновременно две войны. Сообщается, что бюджет армии и корпуса морской пехоты будет сокращен на 10-15% в предстоящие 10 лет, что означает уменьшение их численности на «десятки тысяч солдат и офицеров».

Любопытно, однако, что «врагов» у США становится все больше и больше. Помимо стратегических противников — России и Китая, есть Сирия и Иран, возможность нанесения ударов по которым всерьез рассматривается в краткосрочной перспективе. А это, как минимум, два театра военных действий. Если американские военные готовы сражаться лишь на одном, кто же возьмет на себя ответственность за другой?

Не будут ли этой неизвестной величиной афганские талибы и их сторонники со всего арабского мира? «Талибан» — организация суннитского толка, воспринимает Иран как недружественное государство. Похожая ситуация и в Сирии, где у власти находятся алавиты, которым, как мы уже писали, радикалы угрожают геноцидом. Так, бывший депутат сирийского парламента, а ныне один из лидеров оппозиции Мамун аль-Хомси, распространяет сообщения, в которых он призывает общину алавитов Сирии прекратить оказывать поддержку президенту. В случае отказа, заявляет сирийская оппозиция, «Сирия станет для алавитов кладбищем».

В том случае, если предыдущие прогнозы относительно Сирии и Ирана были верны, то внезапное примирение США и Талибана становится вполне логичным. Не говоря о том, что «Талибан» можно использовать для давления на перекрывший американский транзит Пакистан и отдалённые районы Китая.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Пакистанские СМИ и большинство политиков сегодня единодушны: Война с террором для Пакистана — чужая война. Он воюет не за свои интересы, а за интересы США. На этом фоне звучат маргинальные голоса либеральных интеллектуалов, утверждающие, что вступив в войну за чужие интересы, Пакистан теперь воюет уже за свои. Обе точки зрения, несмотря на внешнюю противоположность, имеют право на существование, хотя истина, как обычно находится где-то посередине.

  • Рекрутированные ранее для выполнения «грязной работы» талибы и подобные им международные террористы едва ли останутся без дела. Открытие своего официального представительства в Катаре лидеры движения «Талибан» воспринимают как появление первого зарубежного представительства «Исламского эмирата Афганистан», самопровозглашённого талибского государства, признанного в свое время Пакистаном, Саудовской Аравией и ОАЭ. Получается, что десятилетие войны между США и «Талибаном» явно приносится в жертву каким-то другим целям.

  • Критическое рассмотрение деятельности НАТО в целом возможно именно в контексте реальных дел, которые осуществляет эта организация — а сегодня это военные операции в Афганистане и Ливии. И именно здесь Россия, если она еще хочет быть влиятельной державой, должна обратить внимание на те ошибки и просчеты Альянса, которые приводят к сильной политической дестабилизации — в том числе у границ РФ. Именно Россия должна быть главным и самым беспощадным критиком действий этой военно-политической организации, чьи действия на некоторых направлениях создают угрозу глобальной безопасности.

  • Для США гибель Каддафи — это обыденное явление, поскольку в Вашингтоне вообще не принято церемониться с неугодными лидерами. Для Евросоюза же, претендующего на воплощение не колониально-агрессивной, а гуманистической модели западной цивилизации, смерть Каддафи под пытками является полным моральным банкротством. После которого становится понятно, что разница между Вашингтоном и Брюсселем — лишь в риторике, и не более того.

  • США, в рамках стратегии, которую они сами предпочитают называть «самообороной», готовы идти на любые нарушения международного права в отношении тех государств, которыми правят их идеологические оппоненты. Однако пограничный инцидент в Пакистане показывает: даже союзные отношения с США с пугающей регулярностью оборачиваются значительными жертвами среди жителей страны — партнера, как гражданских лиц, так и военных. Особенно в том случае, если последние проявляют «дерзость» и пытаются отражать попытку нарушения государственной границы.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.