Главная | Геополитика

ВОЙНА С ИРАНОМ МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ РЕГИОНАЛЬНЫЕ РАМКИ. Активность американских союзников в Закавказье потенциально опасна для России

Вне зависимости от того, как будут протекать политические процессы вокруг Ирана, военные ведомства Соединённых Штатов и сателлитов готовятся к тому, чтобы разрешать кризис силой оружия. Вдобавок к уже крейсирующим вокруг Ирана трём ударным авианосным группам, ВМС США прислали пополнение — атомную подводную лодку Annapolis и эскадренный миноносец Momsen. Израильские СМИ сообщают о том, что осуществляется переброска неких подразделений на остров Масира, на котором находится база ВВС США, расположенная недалеко от Ормузского пролива. В самом Израиле проходят мероприятия по тестированию системы противоракетной обороны страны. То, что в этом проекте задействовано около 10 000 военнослужащих армии США, тоже даёт повод для некоторых умозаключений.

На британскую базу Диего-Гарсия, расположенную в Индийском океане, было завезено большое количество бомб, предназначенных для поражения укрепленных бункеров. Это в дополнение к тем 387, которые уже содержатся на острове с марта 2010 года. Учитывая достаточно специфичную область применения данного вида оружия, использовать подобные боеприпасы где либо, кроме Ирана, не представляется возможным. Пополнение и без того существенных запасов новыми изделиями может быть вызвано тем обстоятельством, что, по сообщениям американских СМИ, недавно обнаружилась недостаточная для уверенного поражения бункеров Ирана «пробиваемость» у бомб старых типов.

По сведениям тех же израильских СМИ, передислокацию своих подразделений проводят Великобритания и Франция, перемещающие войска специального назначения, части ВМС и ВВС в Саудовскую Аравию и ОАЭ. Элитные боевые соединения арабских монархий Залива перемещены в те регионы государств, где расположены основные месторождения нефти. Что можно воспринимать как обоснованную предусмотрительность на тот случай, если Иран решит ударить по этим объектам.

Примечательно, что до сих пор не поступало информации о передислокации бронетехники. Пока что вокруг Ирана выстраивается «классическая» атакующая группировка нашего времени — подавляющее морское и воздушное превосходство, в то время как сухопутные операции ограничены точечными воздействиями сил специального назначения при поддержке «пятой колонны» изнутри.

Одновременно с этим, против Ирана формируется ещё один фронт. Пока что достаточно аморфный, но его определённо стоит учитывать. На Кавказе происходит ряд событий, которые, как минимум, допускают двойное толкование.

Итак, в рамках проекта развития госпитального сектора Грузии страховые медицинские компании строят в регионах страны 150 новых больниц. В декабре 2011 года было открыто порядка 30 новых больниц и медицинских центров. Открытие новых медицинских учреждений — дело, безусловно, благое. Но грузинские оппозиционеры, например представитель партии «Народное собрание» Элизбар Джавелидзе, уточнили — реализуется сугубо американский проект, США выделяют на него 5 миллиардов долларов и непосредственно курируют. К тому же, помимо гуманитарного строительства, правительство Михаила Саакашвили, по данным оппозиции, весьма плотно занято обустройством аэропортов и аэродромов, рассматриваются варианты милитаризации порта Кулеви, в котором предполагается обустроить мощности для базирования подводных лодок. Лазику рассматривают как площадку для будущего американского военного лагеря, а уничтоженный в августе 2008 года аэродром в Марнеули отстроен и расширен.

Бывший ректор Национальной академии Грузии, экс-глава штаба сухопутных войск Гиорги Тавгвиридзе, достаточно влиятельный общественный деятель, хоть и не признаёт перевода инфраструктуры Грузии на военные рельсы, но выражает собственный взгляд на предстоящую войну, которая воспринимается им как неизбежность. «У нас нет роскоши, быть нейтральными. Конечно же, угроза для Грузии существует в любом случае, однако, наличие в регионе ядерного государства, в котором царит религиозный фанатизм, представляет большую угрозу в будущем, чем краткосрочная военная кампания против Ирана. Если Грузия включится в эту кампанию, угрозы того, что она станет целью Ирана, будет меньше. Иран обладает малыми ресурсами, ему не до Грузии и все эти ресурсы направит против 5-го флота США и Израиля», — заявил агентству «ПирWели» Тавдгиридзе.

Август 2008 года показал, что страсть к «краткосрочным военным кампаниям» может выйти боком, обернувшись потерей армии и части территории. Тем не менее, жажда реванша очевидна. «Меня раздражает, когда слышу: „осетинские братья“, „абхазские братья“, „наш путь лежит через возвращение сердца абхазов“. Это абсурд, ребячество, бессмыслица. Такого не бывает. Никаких друзей и братьев не существует. Это сепаратисты. Территорию надо возвращать силой. Кто хочет, останется, им надо создать условия, чтобы остались. В том, как будешь обращаться с возвращенными, выражается твоя цивилизованность, как нации», — заявляет Тавдгиридзе в интервью газете «Ахали таоба», под заголовком «Уважающее себя государство давно бы испарило Кокойты. Почему Грузия отказывается наказать сепаратистов».

Так что вероятная агрессия против Ирана, в котором будет задействована и Грузия, имеет шанс перекинуться и на другие регионы. Что, как нетрудно догадаться, заставит реагировать Россию. Тем более, что 30 января состоялась встреча президентов Саакашвили и Обамы, по итогам которой был сделан ряд интересных комментариев.

Американский политолог, сотрудник Института Хадсона Дэвид Саттер говорит: «Раз уже назрела кризисная ситуация в самой России, значит, будет искушение пойти на внешнюю агрессию, или по крайней мере создать образ врага в лице Соединенных Штатов, — сказал Саттер в интервью Русской службе Би-би-си. — Поэтому учитывая, что ситуация может стать более щекотливой, наверное, имеет смысл Обаме встретиться с Саакашвили». Получается, что нельзя исключать повторения 080808 — когда напала Грузия, но в агрессии обвинили Россию. Раз уж американские политологи начали заранее готовиться к такому варианту. Грузинский визави Саттера, тбилисский политолог Ника Читадзе комментирует ситуацию со своей стороны: «В вопросах противоракетной обороны Россия заняла радикальную позицию в отношении НАТО и Соединенных Штатов Америки, — сказал Читадзе в интервью Русской службе Би-би-си. — Кроме того, Россия продолжает сотрудничать с Ираном и противиться введению новых санкций в рамках Совета Безопасности ООН, поддержка со стороны России Сирии — всё это указывает на то, что политика перезагрузки не принесла успеха. Я думаю, что администрация Обамы осознала, что Россия является одним из главных геополитических конкурентов США и, соответственно, один из приоритетов — это установление более тесного сотрудничества с государствами постсоветского пространства, которые граничат с Россией».

Получается, что Грузия не только готова выступить транслятором американского «ракетно-бомбового» внимания к ядерной программе Ирана, но и считает вполне возможным поспособствовать своим географическим положением устранению геополитического противника своего сюзерена.

«Укусить» Иран пытается не только Грузия. 1 февраля депутаты азербайджанского парламента решили одновременно учесть опыт Грузии и обозначить стратегию развития своего государства. По мнению парламентариев, учитывая, что значительная территория на севере Ирана населена азербайджанцами, нынешнюю Азербайджанскую Республику следует переименовать в Республику Северный Азербайджан. И, соответственно, способствовать воссоединению с Южным. Заодно депутат Гудрат Гасангулиев, призвал дать политическую оценку Туркманчайскому и Гюлистанскому договорам XIX века, заключённым между Россией и Ираном, по которым были разделены территории, населенные азербайджанцами. Гасангулиев также добавил, что «Азербайджану пришло время объединиться по модели Южной и Северной Кореи». Такая идея нашла отклик и в правящей партии «Ени Азербайджан». Депутат Сиявуш Новрузов сослался на примеры Кореи и Кипра и заявил, что «было бы целесообразным, если бы Азербайджан, как расколотое государство, назывался бы Северным Азербайджаном». Как видно, к Ирану уже обозначены и территориальные претензии. Причём под самым благовидным предлогом — воссоединения разделённых народов.

Ранее стало известно, что с 8 февраля по 1 марта в Сан-Антонио (США) пройдут курсы для капитанов сухопутных войск армии Азербайджана, 9-10 февраля в Гармише — заседание американо-азербайджанской рабочей группы по обороне, а 14 февраля Баку посетит группа военных экспертов США.

Военное строительства Азербайджана находится под дружественным вниманием Грузии. Как заявил уже упомянутый нами Тавгвиридзе по поводу армяно-азербайджанского конфликта, «в стратегическом плане для Азербайджана и, кстати, для Грузии, главной целью должно быть ослабление влияния России на Южном Кавказе. Это требует очень кропотливой и деликатной работы с государствами региона и с ведущими странами мира. В противном случае мы получим бесконечную кровополитную войну на Кавказе. Если к власти в Армении придут независимые от РФ силы, то с ними можно будет договориться и вернуть Карабах мирным путем. Не думаю, что Армения согласится на дальнейшую самоизоляцию и поставит под вопрос свое будущее из-за земель, которые ей не принадлежат. Ни одно государство не может развиваться, не имея нормальных отношений с соседями. Поэтому для Азербайджана и Грузии важно ослабить российское присутствие на Кавказе». Как видно, тезис о добрососедских отношениях — залоге процветания государства, в самом Азербайджане не очень-то приветствуют.

Что же получается в итоге? Против Ирана выстраивается еще один фронт — на этот раз в Закавказье. Он, безусловно, способен выполнять лишь функции обеспечения, не более того. Но при этом потенциально опасен и для южных рубежей России. Что лишний раз доказывает — едва ли война с Ираном будет проходить в чисто региональном формате. Куда больше шансов на то, что её последствия не смогут в точности предсказать даже инициаторы конфликта.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Ежемесячные обострения американо-иранских отношений на фоне вывода войск из Афганистана и Ирака дают почву для неутешительных прогнозов. Ожидание вторжения в Иран побуждает различных региональных геополитических игроков разрабатывать свои стратегии, при которых война на Среднем Востоке обернется для них различными внешнеполитическими бонусами и территориальными приобретениями. Если Ирак был хоть и разнородным, но целостным обществом, которое сложно разорвать на территориальные анклавы, то Иран представляет собой в этнополитическом плане удивительную мозаику, «нарезать» которую желают соседи усиливающегося регионального лидера. Причем это не только государства, но и дельцы от среднеазиатской наркоэкономики.

  • В тесном израильско-азербайджанском сотрудничестве нет ничего нового для израильской дипломатии. В 50-70-е годы вся внешняя политика Израиля строилась на системе стратегических союзов со странами, имевшими сложные отношения с тогдашним основным противником — арабским миром. Изменение геополитической ситуации диктует необходимость новых союзов, вызванных новыми для Израиля угрозами.

  • Статья в газете — органе ЦК КПК отражает, по крайней мере, позицию определенной части китайского руководства и не может быть случайной. В противостоянии с Ираном США и их союзникам придется учитывать тот факт, что Тегеран не останется в полной изоляции. Есть крупные геополитические игроки, для которых вопрос поддержки Ирана является, в стратегической перспективе, и вопросом обеспечения их собственной безопасности.

  • Препятствий, ограничивающих претензии Азербайджана на региональную гегемонию всего четыре: Россия, Иран, ситуация с Нагорным Карабахом и прохладное отношение США к попыткам военного решения карабахской проблемы. В устранении этих препятствий заинтересован не только Азербайджан, но и Израиль.

  • В последнее время в западных СМИ стало правилом хорошего тона сообщать о неминуемом нападении на Иран в самом ближайшем будущем — в месяцы, недели, а то и дни. Несмотря на то, что вероятность военного конфликта в Иране действительно существует, и, более того, высока, как никогда — придётся высказать мнение, что вряд ли это событие состоится в указанный период. Или, по крайней мере, в той форме, в которой она предполагается — как объёдинённый блицкриг Израиля и США с целью остановить иранскую ядерную программу.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.