Главная | Геополитика

ИГРА НА НЕРВАХ. СКОРЕЙ ВСЕГО, В БЛИЖАЙШИЕ МЕСЯЦЫ США И ИЗРАИЛЬ НЕ РЕШАТСЯ АТАКОВАТЬ ИРАН

В последнее время в западных СМИ стало правилом хорошего тона сообщать о неминуемом нападении на Иран в самом ближайшем будущем — в месяцы, недели, а то и дни. Несмотря на то, что вероятность военного конфликта в Иране действительно существует, и, более того, высока, как никогда — придётся высказать мнение, что вряд ли это событие состоится в указанный период. Или, по крайней мере, в той форме, в которой она предполагается — как объёдинённый блицкриг Израиля и США с целью остановить иранскую ядерную программу.

Прежде всего, само видение будущего конфликта у США и Израиля серьезно различается. Для Израиля, обладающего ядерным оружием де-факто, угроза возникновения такого боеприпаса у Ирана действительно выглядит как casus belli, повод для войны. Потому что возможный ядерный паритет с Ираном качественно меняет баланс сил в регионе, и без того настроенном по отношению к Израилю в высшей степени негативно.

Поэтому представители Израиля ведут себя крайне решительно. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху считает, что «Иран уже слишком близко подошел» к созданию атомной бомбы и для того, чтобы устранить угрозу со стороны Ирана, Израилю необходим превентивный удар по иранским ядерным объектам. Потому что, мол, Израилю «уже нет возможности ждать дальше».

Америка же в этой ситуации позиционирует себя в ином качестве. Во время встречи с Нетаньяху, президент США Барак Обама убеждал его, что Иран пока рано атаковать, уже примененных против Ирана, и будущих санкций достаточно для того, чтобы вынудить Иран отказаться от военной компоненты его ядерных программ. Кроме того, спецслужбы Соединенных Штатов пока не имеют веских доказательств того, что такие планы у Тегерана вообще существуют.

Безусловно, как элемент информационного противостояния, войны нервов, апокалиптические прогнозы играют свою роль. Снизить градус риторики — значит смириться с тем, что Иран (а также другие страны), могут развиваться без контроля США. Что, разумеется, неприемлемо для наиболее радикальных американских политиков, тем более болезненна такая ситуация перед выборами.

Потому обмен сигналами и угрозами продолжается. В США с большим энтузиазмом анонсировали новую крупнокалиберную бомбу, которая, по словам представителей Вашингтона, гарантированно способна поразить скрытые в скальной толще производственные объекты Ирана, имеющие непосредственное отношение к изготовлению ядерного оружия. В докладе генерал-лейтенанта американских ВВС Герберта Карлайла приводятся некоторые характеристики «супербомбы» — вес 13,5 тонн, теоретическая способность пробить 65 метров бетона. «Проникающая бомба — это великое оружие. Мы продолжаем его совершенствовать, и, если будет нужно, мы обязательно его используем», — добавляет генерал.

В ответ на «супербомбу» Карлайла, научные институты Ирана заявили, что создали достойный ответ — сверхпрочный бетон. В него, по сообщениям иранских СМИ, входят кварцевый порошок и «ноу-хау» — специальные волокна, превращающие бетон в материал, способный защитить подземные объекты от возможных бомбовых ударов. Как это традиционно бывает, заявлено о том, что новый бетон, хоть и пригоден как к мирному, так и к фортификационному строительству — не имеет себе равных. И способен стать, в буквальном смысле, непреодолимой преградой для агрессивных планов США и Израиля.

Однако в реальности ситуация может не дойти до войны. Ведь, в отличие от Израиля, США приходится в известной степени учитывать интересы своих арабских союзников, которые в любом случае не останутся в стороне от иранского конфликта, а также состояние мировой нефтяной торговли. Ведь в случае атаки на Иран, последнему вряд ли можно гарантированно помешать в осуществлении давнего плана — перекрыть Ормузский пролив. Не ради выигрыша в войне, а чтобы причинить максимальный ущерб своим противникам.

Блокада Ормузского пролива, в свою очередь, может самым серьезным образом сказаться на состоянии ЕС и европейской промышленности. Разумеется, только от перекрытия Ормузского пролива экономика ЕС не рухнет, но финансовые потери дополнят и без того существенные издержки на преодоление долгового кризиса.

К тому же, слова Барака Обамы о том, что США не имеют достаточных свидетельств наличия у Ирана программы по созданию ядерного оружия, действительно следует учитывать. После Ирака-2003 уже будет трудно оправдать агрессию существованием у государства-жертвы оружия массового поражения, предъявив в качестве доказательства своих слов лишь пробирку с неким белым веществом.

Вряд ли можно заподозрить США во внезапном миролюбии. Возникает впечатление, что воевать в ближайшем будущем с Ираном США попросту неудобно. По крайней мере, затевать столь масштабный проект накануне выборов было бы рискованно со стороны действующего президента Обамы. Не говоря уже о том, что вмешательство США с большой вероятностью приведёт к большой войне.

Непосредственное участие США в конфликте против Ирана потребует привлечения авианосных групп и региональных авиабаз, по которым, возможно, будет нанесен ответный удар Ирана. Это уже не локальный конфликт, а «война по полной программе», новый Вьетнам, которая, очевидно, станет главным событием двух последних президентских сроков. Уходящему президенту нужно будет каким-то образом оправдать жертвы среди американских военнослужащих, а будущему лидеру (если произойдет смена власти) придётся как-то реагировать на это событие постфактум.

Примечателен и тот факт, что риторика США, какой бы она не была агрессивной, постоянно демонстрирует возможность компромисса. В ней изрядное место занимают призывы «вернуться к переговорам» и предложения нейтрализовать иранскую ядерную программу невоенными способами.

Надо сказать, что такой подход для американской дипломатии — вещь достаточно непривычная. Заявления по Ливии и Сирии выдерживались в совершенно ином ключе. В отношении же Ирана военная операция рассматривается как крайняя мера, и представители Пентагона не упускаю случая подчеркнуть, что эта мера весьма невыгодна. А гражданские официальные лица, вплоть до Хиллари Клинтон, уверяют мировое сообщество в том, что стратегия принуждения Ирана к отказу от ядерной программы санкциями работает более чем успешно. Собственно, и Барак Обама заявил, что военный способ решения иранской проблемы пока «не стоит в повестке дня».

Разумеется, все эти заявления не являются гарантией мира. Однако, если все же будет принято решение остановить ядерную программу Ирана при помощи военной операции, США будут действовать чужими руками и постараются от неё максимально дистанцироваться.

Газета «Маарив» сообщает, что США намерены поставить Израилю достаточное количество бетонобойных «супербомб», а также самолёты-заправщики, способные обеспечить необходимую для поражения иранских объектов дальность полёта бомбардировщиков.

С другой стороны, неизвестно, захочет ли сам Израиль атаковать Иран в одиночку. «Время, отделяющее нас от возможного военного удара по Ирану, не исчисляется днями или неделями, но оно и не вопрос долгих лет», — заявил премьер-министр Нетаньяху по итогам беседы с Бараком Обамой. Он добавил, что хотя Израиль продолжает размышлять о возможности нанести удар по объектам атомной промышленности Ирана, это произойдет лишь в том случае, если Иран «продолжит сопротивляться нажиму западных держав». Другими словами, без прямой поддержки США, в индивидуальном порядке, таскать для заокеанского союзника каштаны из огня Израиль не планирует.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Если судить по тем событиям, которые особенно тщательно тиражировались в американских и европейских СМИ в последние два месяца, несомненным «фаворитом» информационной войны выглядит Иран. Разумеется, такое пристальное внимание к Ирану имеет свои причины и достаточно симптоматично. Ведь информационная война, как показывает практика последних лет, быстро трансформируется в войну классическую, с бомбовыми ударами и ракетными обстрелами.

  • Совместные санкции ЕС и США чувствительно ударят по иранскому нефтяному экспорту, сократив его, по разным оценкам, на 30-50%. Что приведет к потерям не только чисто финансовым, ведь большое количество нефти Иран поставляет на основе бартера, и ограничение поставок нефти вызовет некоторый дефицит. Например — бензина и дизельного топлива, которого в самом Иране производится недостаточно.

  • Известный доклад МАГАТЭ по Ирану, изрядную часть текста которого составляли слова вроде «вероятный», «возможный», «потенциальный» и «предполагаемый», выглядит особенно странно. Ведь в докладе МАГАТЭ недвусмысленно утверждалось, что Иран вот-вот осуществит первое испытание ядерного заряда. Однако министру обороны США об этом, оказывается, ничего не известно.

  • Запад ведет с Тегераном жесткую ядерную игру с очень высокой ставкой. Но, как в каждой игре, на руках у каждого свои карты. Преимущества Запада очевидны, иранские же карты явно слабее, но при искусной игре результат вовсе не очевиден. Британский историк Найалл Фергюсон, например, считает, что конфликт с Ираном может вбить клин между Европой и Израилем.

  • Анализ причин и условий, приведших к возникновению конфликта геополитического уровня вокруг Ирана, неизбежно наводит на мысли о роли дипломатии во внешней политике. Каждый, кто изучал международные отношения, конечно, знает, что дипломатия — это средство осуществления политики. К сожалению, современные внешнеполитические ведомства самых разных стран часто забывают эту азбучную истину.

В этом разделе

Недавно завершился визит вице-премьера России Дмитрия Рогозина в Кишинёв и Тирасполь. Это был первый визит высокого российского чиновника, который 21 марта был назначен специальным представителем президента России по Приднестровью и главой российско-молдавской межправительственной комиссии с российской стороны.

 

В статусе колонии Индия производила около 1 процента мирового ВВП. Пятьдесят лет независимости, обретённой после идейного краха европейского нацизма, позволили стране достичь пятипроцентной планки и опередить (пока по валовому производству) бывшую метрополию. Столетие независимости, согласно прогнозам, Индия будет встречать на третьем месте в глобальном экономическом рейтинге, производя не менее 10-12 процентов мировых товаров. И все эти хозяйственные успехи вчерашней нищей колонии, равно как освоение древней азиатской страной передовых ракетно-космических технологий — результат того гигантского исторического поворота, который произошёл в 1945 году.

 

Заявление Клинтон говорит о том, что если обеспечить легитимность вторжения в Сирию по линии ООН будет невозможно, то рассматривается возможность атаковать Сирию как... «агрессора», осуществившего «нападение на Турцию».

 

Третье место националистов на выборах 2012 года и почти двукратное удвоение числа избирателей дает основание для далеко идущих прогнозов. Ведь на выборах 2017 года, при такой динамике роста приверженцев и числа сторонников среди молодёжи, Марин Ле Пен действительно получит шанс победить на выборах президента.

 

Вопрос о военно-морской базе российского флота в сирийском Тартусе часто поднимается сегодня в мировых СМИ. Что дает этот объект сирийцам и как он влияет на их настроения? Автор этих строк лично посетил Тартус и получил ответы на эти и другие вопросы от губернатора провинции Тартус Атефа аль-Наддафа.

 

Обстановка вокруг оспариваемого сразу несколькими странами архипелага Спратли (по-китайски Наньша) в Южно-Китайском море остается острой. После очередного инцидента, произошедшего 10 апреля, между китайскими и филиппинскими военными моряками, Пекин и Манила в который раз обменялись резкими дипломатическими нотами, где стороны подчеркнули, что острова является их «неотъемлемой территорией».

 

Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

 

Митт Ромни демонстрирует крайне агрессивную внешнеполитическую доктрину. Он уже объявил «вымирающую Россию» геополитическим противником США номер один, призвал ужесточить политику США по отношению к Ирану, КНДР и другим «странам-изгоям», как их называют в Вашингтоне. Обама, по мнению Ромни, проявляет во внешней политике нерешительность, не присущую великой державе США, и вообще, действующий президент — наивный слабак, которого хитроумные китайцы и русские водят за нос.

 

Первые результаты перемирия между армией Сирии и вооруженными отрядами мятежников, наступившего 12 апреля в 7:00 по московскому времени, подтвердили озвученные ранее пессимистичные прогнозы. О прекращении огня и спокойной жизни в Сирии пока говорить не приходится.

 

План Аннана действительно мог бы стать началом урегулирования в Сирии. Для этого нужно было бы выполнить только одно единственное условие — уговорить враждебную Асаду сторону выполнять условия перемирия, и обеспечить контроль над этой процедурой. Но, поскольку формальные и фактические руководители сирийской оппозиции на мирное урегулирование не настроены, говоря словами Виктории Нуланд, «давление на Башара Асада будет наращиваться».

 

.