Главная | Информационные войны

БАХРЕЙН И «ДЕЛО ВРАЧЕЙ»: Почему молчит Бернар Кушнер?

Будет ли сформирован в Бахрейне Переходный Национальный Совет, признанный всем миром в качестве законного правительства? Примет ли ООН резолюцию, осуждающую «геноцид врачей»? Станут ли члены королевской семьи Бахрейна персонами нон грата? Конфискуют ли зарубежные счета Бахрейна? Разумеется, нет. По крайней мере, до тех пор, пока в островном государстве находится американская военная база.

В этом году особенно модно стало освещать события на Ближнем Востоке. Причины, надо признать, имеются — блок НАТО союзные ему коллаборационисты прилагают титанические усилия, чтобы новости с Севера Африки и примыкающих территорий приходили непрерывно. Военные операции, пальмы, пустыня, бесчинства тиранов, героические повстанцы — и нефтяные контракты! — вот телевизионная картина 2011 года.

Между тем, если задаться целью найти на земном шаре регион, население которых страдает от слабости государства, коррупции и тирании, корреспондентам наиболее авторитетных западных СМИ не требуется лететь на край света. Достаточно съездить, к примеру, в Косово. Для корреспондентов из США задача вообще облегчается до предела — стоит лишь посмотреть на южного соседа за Рио-Гранде. Там, в удивительной стране Мексике, из-за угроз наркокартелей полицейские небольших городов в полном составе, от начальника управления до сторожа подают прошения об увольнении по собственному желанию.

Показательные расстрелы семей блоггеров и журналистов, всё ещё рискующих писать о состоянии мексиканских дел, уже никого не удивляют. Как будничная новость проходит известие о том, что мексиканские врачи и сапёры на полигоне извлекли из головы уличной торговки неразорвавшуюся гранату — одну из многих, пролетающих по улицам «мирных» мексиканских городов. Зато желание некоего гражданина занять пост начальника полиции в отдалённом городке считается истинной сенсацией. Школы города Акапулько 30 сентября охраняются воинскими подразделениями — местные картели потребовали от учителей передачи половины зарплаты в мафиозный «фонд». А губернатор Техаса Рик Перри официально просит президента Обаму рассмотреть возможность превентивно ввести американскую армию на сопредельную мексиканскую территорию, потому что отголоски чисто мексиканских дел сказываются и на Техасе. Рик Перри, кстати — возможный кандидат в президенты США от Республиканской партии.

Казалось, вот сенсации! Но ни Косово, ни Мексика не интересуют мировые СМИ. Которые, как уже не раз говорилось, в своей работе страдают от, скажем так, некой избирательности. Это касается как самого качества освещения событий, так и выбора стратегического — какие события, в какой стране мира, вообще требуется освещать. А какие — не освещать. Оставить в тени.

Когда при одинаковых, в принципе, стартовых условиях — в стране X произошли события Y, на которые правительство отреагировало путём Z, информационные итоги и реакция «мирового сообщества» оказываются совершенно различны, нельзя не заподозрить существования неких корректировщиков, по чьей указке и формируется «правильная» картина XYZ, доносимая посредством телевизора в каждый дом.

Если дело касалось Египта, Йемена, Сирии, Ливии и Туниса, пейзаж выглядел одинаково. Если судить по преподносимой с телеэкрана информации, уставшие от ужасов диктатуры люди где-то раздобыли флаги, международное признание авансом, патриотические майки и кепки, артиллерию с правительством, пригласили западных журналистов и направились свергать тирана и строить светлое будущее. Когда правитель оказывался не особенно обременён влиянием, авторитетом и ресурсами, свергался он легко. Судьба Хосни Мубарака тому примером. Ну а когда основная масса населения Ливии не смогла понять, что нормальная, сытая и стабильная жизнь на самом деле есть ничто без свободных выборов из двух и более кандидатов, пришлось проводить наглядную демонстрацию и разграничение ценностей на истинные и ложные, в трактовке блока НАТО. Ракетно-бомбовыми ударами формировался понятийный аппарат новой демократии по-ливийски: есть правитель Каддафи — есть бомбардировки, нет Каддафи — нет бомбардировок.

Любая попытка «нехороших» правителей Востока предпринять действия по защите государства преподносилась как «геноцид собственного народа». Получив закономерный отпор от охраны военных складов, попытавшиеся их ограбить мятежники автоматически записывались в «жертвы режима». Попытки нападать с оружием на армейские части тоже не могли закончиться без жертв. Вот только одни выглядели «павшими от народного гнева сатрапами», а другие — «невинными жертвами обезумевшей военщины». Очевидные попытки обеспечить нормальное функционирование инфраструктуры больших городов, трудами сотрудников информационных агентств считались жесточайшими репрессиями и проявлениями звериной сущности действующего режима. Ну а если уж кто-то из митингующих попадал в тюрьму.... Неважно было, пламенный ли это революционер с томиком изречений местного пророка-общественника или мелкий мародёр, логично посчитавший, что в такой период грабить витрины проще всего — все одинаково входили в категорию узников совести. А мировое сообщество выражало готовность помочь этим «узникам» любыми средствами.

Так происходило до тех пор, пока подобные события происходили за пределами союзных США территорий. Наглядная иллюстрация тому — Бахрейн. Бахрейн и США демонстрируют глубокий уровень взаимодействия — администрация Обамы регулярно дотирует короля Бахрейна, который в благодарность предоставляет территорию для самой большой авиабазы США во всём регионе, а также место под дислокацию командования 5-го флота ВМФ США. Очевидно, поддавшись общему порыву, некие группы людей, вздумали в феврале 2011 года устроить протест и в Бахрейне. Дальнейшие события показали — есть страны, где демократии и реформ требовать нужно, а есть — где себе дороже. При подавлении мятежа в Бахрейне не церемонились вовсе — митинги разгоняли бронетехникой, вертолётами и стрельбой на поражение. По официальным данным, в ходе практически мгновенно подавленного мятежа арестовано было около полутора тысяч, а погибло более 30 человек. Куда больше было ранено, причём ранения были преимущественно огнестрельные. Для полного понимания ситуации следует уточнить, что всё население Бахрейна составляет примерно миллион человек.

И почему-то случилось так, что ведущие телеканалы не отправили, по примеру Ливии, своих звёзд первой величины для эмоционального освещения происходящего. Госсекретарь Клинтон не выступала с заявлениями о том, что король Бахрейна Хамад ибн Иса аль-Халифа «утратил легитимность». Зато в Бахрейн для принятия участия в урегулировании кризиса направляется помощник госсекретаря США Джефф Фелтман. Администрация президента США оперативно договаривается с соседними с Бахрейном государствами о предоставлении помощи королю Бахрейна в подавлении мятежа, если его собственных войск на это не хватит.

Особенностью бахрейнских событий является межконфессиональный конфликт. В этом государстве подавляющая часть населения исповедует шиитский вариант ислама. А правящая в Бахрейне семья короля Хамада аль-Халифа — сунниты. Так что конфликт в Бахрейне не только может считаться подавлением народного восстания, свободы слова и демократии, но имеет все признаки ущемления прав по конфессиональным признакам. Так, митингующие требовали положить конец дискриминации шиитов, которая особенно проявляется при устройстве на работу.

Особых протестов мирового сообщества «стабилизация» Бахрейна не вызвала. Точно так же без негатива были встречены и последующие события. Недовольные собирались на площади, под названием Жемчужная. Там ещё в феврале стоял памятник, ставший символом Манамы, столицы Бахрейна — шесть белых парусов, соединенных в виде пирамиды, на вершине которой лежал каменный шар, изображающий жемчужину. А в марте, чтобы это памятник не стал символом протестов, его уничтожили вчистую бульдозерами и прочей техникой. Заодно в Манаме была уничтожена древняя шиитская мечеть, служащая, якобы, «гнездом и штабом заговорщиков». Впрочем, снос главной столичной достопримечательности вообще выглядит мелочью на фоне того, что члены королевской семьи Бахрейна лично принимали самое деятельное участие в допросах протестующих!

Сначала немного предыстории. После разгона — а точнее, расстрела демонстраций, закономерно наступил этап поиска и наказания виновных. Главными врагами монархии и общественного спокойствия оказались... врачи госпиталей и больниц, куда следовали длинные потоки раненых разной степени тяжести. Обвинение (и последующий приговор) были построены на логической цепочке, прямо таки подкупающей своей простотой. Где было больше всего людей с пулевыми ранениями после попытки мятежа? Естественно, в больницах, отделениях хирургии и травматологии. Человек, находящийся в месте наиболее большой концентрации мятежников — сам мятежник. Пусть он хирург, травматолог, анестезиолог или сам главврач. Который при такой постановке вопроса и не главврач даже, а лидер преступной группировки.

Как сообщали бахрейнские СМИ, бдительные правоохранители смогли обнаружить в больницах «склады медикаментов, оружия и боеприпасов». Ничего нельзя сказать об оружии, но обнаруженный склад медикаментов в больнице, это, и в самом деле, подозрительная находка. Самое же интересное то, что обвинили врачей также в краже этих медикаментов и... в незаконном нахождении в госпитале во время беспорядков. Жаль, с учётом особенностей бахрейнского суда, никто не смог задать вопрос стороне обвинения — а где, по их мнению, должен находиться врач-хирург во время беспорядков, когда больницы (есть такая устоявшаяся традиция у человеческой цивилизации) привлекают к себе огромное количество раненых с пулевыми ранениями? И, очевидно в качестве «десерта», врачей обвинили ещё и в том, что они сознательно не оказывали помощь раненым и спасли меньше людей, чем следовало, по мнению бахрейнского суда. 20 медицинских работников были посажены на сроки до 15 лет.

Впрочем, на суде врачи рассказали немало интересного. Например о том, что в пытках врачей участвовала лично принцесса Бахрейна Нура бинт Ибрахим Аль-Халифа, Об этом пишет The Times, со ссылкой на самих заключенных. Аль-Халифа девушка деятельная, служит секретным агентом полиции по борьбе с наркотиками. По словам врачей, в ходе допроса принцесса избивала их палкой и резиновым шлангом, а также прикладывала им к лицу оголенный электрический провод. По словам 36-летней Нады Даиф, принцесса Нура выбивала из нее показания в марте. «Она ударила меня по лицу, а потом стала избивать и оскорблять, называя «шиитской свиньей». Со слов потерпевшей, она сначала не видела своих мучителей, поскольку на ее глаза была надета повязка. Однако под конец допроса женщина, которую тюремщики называли принцессой, сдернула повязку с ее глаз, и тогда Нада увидела ее лицо.

Велика мудрость бахрейнского суда и правящей династии. Вердикты их взвешены, помыслы чисты, и беспокойства международных правозащитных органов не вызывают, равно как и протестов организаций спортивных. Молчат «Врачи без границ», молчит выдающийся гуманист Бернар Кушнер. Мировой общественности до жертв пыток в Бахрейне нет никакого дела.

Еще один яркий Двое гандболистов сборной Бахрейна — братья Али и Мохаммед Мирза — приговорены к 15 годам тюремного заключения каждый за участие в антиправительственных демонстрациях, хранении оружия, кражу денег, а также за то, что сожгли ферму, принадлежавшую одному из членов правящей в стране суннитской династии. Столь велико было коварство преступников, что все эти бесчинства они совершили в период своих выступлений на международных соревнованиях.

Будет ли сформирован в Бахрейне Переходный Национальный Совет, признанный всем миром в качестве законного правительства? Примет ли ООН резолюцию, осуждающую «геноцид врачей»? Станут ли члены королевской семьи Бахрейна персонами нон грата? Конфискуют ли зарубежные счета Бахрейна? Разумеется, нет. По крайней мере, до тех пор, пока в островном государстве находится американская военная база.

Александр Вишневский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • На днях в Бахрейне прошел очередной этап «Формулы-1», сопровождающийся массовыми протестами оппозиции, пользующейся поддержкой большинства населения страны. По устоявшейся традиции, во всех государствах, не являющихся сателлитами США, мировые СМИ практикуют исключительно широкое освещение демонстраций и народных волнений. Однако в Бахрейне, который по факту является «непотопляемым авианосцем» США и базой Пятого флота, контролирующего Персидский залив, освещение «Формулы-1» чудесным образом свелось к чисто спортивной тематике.

  • Прислушается ли к требованиям шиитов Бахрейна и правозащитных организаций руководство «Формулы-1»? Есть опасения, что возможная выгода перевесит гуманитарные сообажения. Глава «Ф-1» Берни Экклстоун заявил, что если какая-нибудь команда решит выйти из гонки, она нарушит контрактные обязательства и будет оштрафована.

  • Силы ливийских мятежников, боровшиеся против Муаммара Каддафи, виновны в военных преступлениях. Такие сенсационные выводы содержатся в докладе экспертной комиссии ООН, содержание которого стало известно журналистам Assosiated Press 2 марта. Доклад был подготовлен комиссией под руководством канадского судьи Филиппа Кирша, для изучения преступлений, совершаемых в ходе вооруженного конфликта в Ливии.

  • Рекрутированные ранее для выполнения «грязной работы» талибы и подобные им международные террористы едва ли останутся без дела. Открытие своего официального представительства в Катаре лидеры движения «Талибан» воспринимают как появление первого зарубежного представительства «Исламского эмирата Афганистан», самопровозглашённого талибского государства, признанного в свое время Пакистаном, Саудовской Аравией и ОАЭ. Получается, что десятилетие войны между США и «Талибаном» явно приносится в жертву каким-то другим целям.

  • Ситуации в Сирии и Ливии во многом схожи. Но, с точки зрения стратегии, Ливия, похоже, является «закуской», а основным блюдом следует считать именно Сирию. Взоры Каддафи были обращены на Африку, он балансировал между Америкой, ЕС и Китаем и никакой угрозы США и их союзникам уже давно не представлял. Иное дело — Сирия, тесно связанная с Тегераном и в полном объеме сохранившая завязавшиеся еще полвека тому назад, во времена СССР, отношения с Москвой.

В этом разделе

С неделю тому назад на обочине мирового информационного пространства появились робкие всплески слухов о неудачной попытке государственного переворота в одной из самых удивительных стран арабского мира — Катаре. Это государство, численность населения которого равна населению Удмуртской Республики в составе РФ (1 700 000 человек) в последнее время начало претендовать на роль лидера обновленного Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, тесня на этом направлении авторитет Королевства Саудовской Аравии.

 

На днях в Бахрейне прошел очередной этап «Формулы-1», сопровождающийся массовыми протестами оппозиции, пользующейся поддержкой большинства населения страны. По устоявшейся традиции, во всех государствах, не являющихся сателлитами США, мировые СМИ практикуют исключительно широкое освещение демонстраций и народных волнений. Однако в Бахрейне, который по факту является «непотопляемым авианосцем» США и базой Пятого флота, контролирующего Персидский залив, освещение «Формулы-1» чудесным образом свелось к чисто спортивной тематике.

 

Несмотря на парадоксальность, и даже явную абсурдность заголовка, эти четыре слова — чистая правда. Одна из самых совершенных правовых систем в мире — американская — подвергается сильнейшему давлению со стороны антиконституционной, с американской точки зрения, религиозной правовой системы — исламской. Пока наступление шариатского права носит локальный характер, на федеральном уровне это незаметно, но в отдельных штатах ситуация явно выходит из-под контроля.

 

Площадка для будущей Висагинской АЭС размещена в 2 (двух!) километрах от белорусской границы. И поводов для беспокойства это строительство даёт намного больше — реактор, который предполагается строить в Литве имеет достаточно примитивную конструкцию, однотипен реакторам «Фукусимы», отличается дешевизной постройки и недостаточным по сегодняшним меркам уровнем надёжности. Тем не менее, свою АЭС Литва полагает «самой безопасной в регионе».

 

Контролировать Сеть пытаются не только «авторитарные режимы», но и сами западные демократии. Правда, большинство государств мира пытаются лишь защитить свой информационный суверенитет, в то время как США проводят активную политику по проникновению в интернет-пространство других стран.

 

После того, как были подведены официальные итоги выборов президента Российской Федерации, наступило время реакции. Обычно она выражалась в чисто абстрактных, положительных или умеренных оценках, но иногда выводы принимали более конкретные и осязаемые формы.

 

Вина Мэннинга, который, в отличие от «героев» Вьетнама, Ирака и Афганистана никого не убивал, а лишь пытался открыть глаза миру на преступления своих коллег, для американского государства бесспорна. В отличие от Бэйлса, Вутрича и Келли, он едва ли сможет рассчитывать на снисхождение.

 

С учётом информации о том, что в США с теми или иными нарушениями зарегистрировано порядка 50 миллионов человек, введение американского аналога российской системы контроля за выборами действительно может привести к громким сенсациям.

 

Силы ливийских мятежников, боровшиеся против Муаммара Каддафи, виновны в военных преступлениях. Такие сенсационные выводы содержатся в докладе экспертной комиссии ООН, содержание которого стало известно журналистам Assosiated Press 2 марта. Доклад был подготовлен комиссией под руководством канадского судьи Филиппа Кирша, для изучения преступлений, совершаемых в ходе вооруженного конфликта в Ливии.

 

Как минимум, с 2000 года идёт обобщение и использование новых наработок, позволяющих свергать неугодные Госдепартаменту и Пентагону режимы. Существует целая индустрия по дезинформации, манипулированию общественным мнением, причём действующие по заказу активисты, реальные или виртуальные, обладают прикрытием, разработанным структурами американского ВПК. Что самое удивительное — до сих пор находятся люди, которые искренне уверены в «стихийности» народных протестов, а проходящие под эгидой Пентагона операции психологической войны рассматривают как «свободное выражение общественного мнения».

 

.