Главная | Информационные войны

ТЕГЕРАН ПОД ПРИЦЕЛОМ:
ПОЧЕМУ США БОЯТСЯ АТАКОВАТЬ ИРАН?

Если судить по тем событиям, которые особенно тщательно тиражировались в американских и европейских СМИ в последние два месяца, несомненным «фаворитом» информационной войны выглядит Иран. Разумеется, такое пристальное внимание к Ирану имеет свои причины и достаточно симптоматично. Ведь информационная война, как показывает практика последних лет, быстро трансформируется в войну классическую, с бомбовыми ударами и ракетными обстрелами.

Сначала Иран обвинили в заговоре и покушении на убийство саудовского посла в США, Аделя аль-Джубейра. В настоящее время трудно установить, имело ли покушение место. Но, исходя из подробностей, которые были озвучены американскими спецслужбами, этот заговор имел небывалый масштаб и редкую изощрённость. В нем присутствовали тайные исламистские организации Ирана, состоящие из частей элитного спецназа, мексиканские наркобароны, проницательный агент-одиночка американской разведки, случайно раскрывший заговор, и прочие красочные атрибуты шпионской истории.

Даже спецслужбы США не пояснили, зачем Ирану убивать посла Саудовской Аравии, тем более с такой нарочитой экзотикой. Посол аль-Джубейр является близким другом короля Абдаллы, отношения двух государств были бы весьма осложнены таким убийством, которое не давало Ирану совершенно никаких выгод. Кроме того, согласно новой порции сведений, одновременно с покушением на аль-Джубейра «рука Тегерана» намеревалась устранить еще и посла Израиля. Тегеран и Эр-Рияд, после некоторых обменов дипломатическими сообщениями на повышенных тонах, озвучили намерение обратиться в ООН. Иран требует опровержения клеветы, Саудовская Аравия — возмездия за планирование покушения.

История с покушением на послов не вызвала резонанса, сравнимого с убийством эрцгерцога Фердинанда. Намного результативнее в плане информационного воздействия был доклад МАГАТЭ, посвящённый ядерной программе Ирана, её особенностям и потенциальной угрозе.

Китай и Россия призывали МАГАТЭ не публиковать доклад, или по крайней мере, проверить содержащуюся в нём информацию. Тем не менее, доклад был официально озвучен без изменений. Тегеран назвал его попросту «лживым», а МИД России охарактеризовал доклад как «компиляцию известных фактов» и «жонглирование информацией». Для подобного вывода имеются основания, ведь текст доклада изобилует словами вроде «возможно», «потенциально», «не исключено» и прочими допущениями, к тому же выглядит явно тенденциозным. Тем не менее, по итогам доклада следовал недвусмысленный вывод — Иран готовит ядерное оружие.

На первый взгляд, шокирующий доклад МАГАТЭ — это точка гарантированного «невозврата». Прямая и явная угроза, очевидный повод для того, чтобы обрушиться на Иран всеми силами «мирового сообщества». Но — парадоксальная ситуация, страны Запада сейчас этого делать не желают. Министр обороны США Леон Панетта заявил, что нападение на Иран может привести к «непредвиденным последствиям», и добавил, что выступает за такие методы давления, как дипломатия и введение экономических санкций в отношении Ирана. С таким же заявлением выступил представитель Госдепартамента США Марк Тоунер. «Несомненно, мы будем рассматривать все способы усилить экономическое давление на Иран», — сказал он. А глава Министерства иностранных дел Франции Ален Жюппе предупредил Иран о том, что Франция готова применить «беспрецедентные санкции» в отношении Тегерана, если тот «откажется от серьезного сотрудничества с международным сообществом по ядерной проблеме».

Вот только никто не сказал — а в чём будут выражаться эти санкции и возможно ли вообще их введение посредством ООН? Аналог санкций против Сирии, которую лишили возможности продавать нефть странам Евросоюза, в данном случае невозможен. Иран является одним из крупнейших мировых поставщиков нефти, и нефтяное эмбарго неизбежно поднимет стоимость нефти на мировых рынках. Со своей стороны, Россия заинтересована в сотрудничестве с Ираном в военно-технической и атомной областях, Китай же импортирует из Ирана большое количество нефти и никак не может одобрить прекращение этих поставок.

Примечательно то, что должностные лица из Вашингтона демонстрируют подчёркнутую мягкость. Объяснение такой непривычной линии поведения простое — все возможные, не идущие вразрез с интересами самих США, санкции против Ирана уже введены. В иранском государстве осталось лишь несколько «островков» свободно работающих с внешним миром, например — Центральный банк Ирана.

США, будучи абсолютно не заинтересованные в резком скачке цен на нефть, не вводили против ЦБ Ирана никаких санкций даже в самые напряжённые моменты межгосударственных отношений. Так, американский Сенат хоть и утвердил проект решения о введении санкций в отношении Центрального банка Ирана 2 декабря, против этого законопроекта выступил Барак Обама. При этом Обама сослался на то, что введение санкций может негативно отразиться на мировых нефтяных рынках.

Поэтому в принятом Сенатом документе подчеркивается, что предлагаемые меры вступят в силу лишь после того, как президент убедится, что в стране достаточно накопленных резервов нефти. Иран предсказуемо отреагировал обещанием принять меры, после которых цена нефти в мире вырастет вдвое.

Впрочем, правые американские политики делают по поводу Ирана заявления, которые заслуживают внимания сами по себе, давая представление о подходах к проблеме, бытующих в этих кругах. Так, недавно ставший фаворитом избирательной гонки у Республиканцев бывший спикер Палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич предложил «организовать тайные диверсии на крупнейшем иранском нефтеперерабатывающем предприятии». Он подчеркнул, что, если станет президентом, то будет устраивать подобные теракты «каждый день».

В свою очередь, другой потенциальный кандидат-республиканец, Рик Санторум заявил, что в случае своего избрания санкционировал бы тайные операции, в результате которых российские физики-ядерщики, принимающие участие в работе над ядерной программой Ирана, превентивно бы устранялись американскими спецслужбами. Очень бы хотелось узнать мнение американской общественности — имеют ли российские спецслужбы после таких заявлений право вывезти Рика Санторума для суда в Россию? На том же основании, на котором США осудили Виктора Бута, заподозрив его в деятельности, в результате которой могли бы пострадать американские граждане.

Существует ещё одна причина, по которой прямое военное вмешательство США маловероятно. Эта — исчезающее малая вероятность того, что Иран уже успел создать атомный заряд. Впрочем, США предпочитают вооружать на случай войны своих союзников в Персидском заливе. В настоящее время рассматривается вопрос о передаче высокоточных противобункерных боеприпасов Кувейту, Катару, Бахрейну и Саудовской Аравии.

Если ЕС и США находятся в патовой ситуации, и, по крайне мере не желают воевать своими руками, то существует государство, выбор которого крайне ограничен. Израиль и Иран — непримиримые враги. Прогресс ядерных разработок Ирана — это, в первую очередь, израильская «головная боль». У Израиля и в самом деле может найтись достаточно оснований для превентивной атаки по иранским атомным центрам. Исходя из данных, которые приводят израильские СМИ, по крайней мере, половина руководства Израиля настаивает на первом ударе.

Однако целей, ради которых этот удар будет наноситься, весьма сложно достичь. Объектов, подлежащих атаке — много, иранская ПВО — вполне достойный противник, кроме того, на атаку Израиля последует куда более весомый ответ Ирана, Сирии и всех сторон, враждебных Тель-Авиву. Даже вполне лояльная ранее Турция может не остаться нейтральной, что чревато большой войной на Ближнем Востоке.

Единственная возможность, которая остаётся у Израиля, ЕС и США для того, чтобы «притормозить» Иран — ассиметричные ответы. И в этом отношении работа, кажется, ведётся. Информационные структуры Ирана, имеющие непосредственное отношение к ядерной программе, подвергаются атакам высокоэффективных вирусов. Год назад вирус Stuxnet нанес существенный ущерб центрифугам, использующимся для обогащения урана. Сейчас гражданские и военные специалисты Ирана пытаются взять под контроль новый вирус Duqu, который нацелен на сбор защищённой информации.

Военной инфраструктуре Ирана наносится ущерб и иного рода. В результате двух взрывов, произошедших 12 ноября на складе боеприпасов в Бигданехе, погибли по меньшей мере 27 человек. Как отмечает израильская газета «Гаарец», на военной базе дислоцируются части, которые готовили к запуску иранские тактические ракеты «Шахаб», способные достичь территории Израиля, и вызывающие особое беспокойство израильского руководства. В числе погибших оказался генерал Корпуса стражей Хасан Могаддам, который считался одной из ключевых фигур в военной сфере страны, а сама база была практически разрушена.

Министр обороны Израиля Эхуд Барак сообщил, что он не осведомлен о конкретных масштабах разрушений, причиненных инцидентом, однако отметил, что «было бы неплохо, если бы подобное повторилось».. Оно и повторилось — 28 ноября очередной взрыв прозвучал в Исфахане, на территории ядерного центра, где находились центрифуги для обогащения урана. Поступали обрывочные сведения и о третьем взрыве, в самом Тегеране. 12 декабря взорвался завод в провинции Язд. Несмотря на то, что завод позиционировался как металлургический, израильские СМИ связывают его с переработкой урана.

Таким образом, классический сценарий «арабской весны» в случае с Ираном вряд ли возможен. Пока заинтересованные стороны пробуют ослабить Иран атаками иного рода, не влияющими на стоимость нефти. Прогнозы о скорых военных действиях Израиля против Ирана имеют шанс стать реальностью только в том случае, если руководство Израиля получит убедительные данные о том, что ядерное оружие у Ирана действительно есть. Но вряд ли эта война, целью которой будет обеспечение безопасности Тель-Авива, ограничится лишь ограниченным столкновением и последствиями, которые можно предсказать.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • В последнее время в западных СМИ стало правилом хорошего тона сообщать о неминуемом нападении на Иран в самом ближайшем будущем — в месяцы, недели, а то и дни. Несмотря на то, что вероятность военного конфликта в Иране действительно существует, и, более того, высока, как никогда — придётся высказать мнение, что вряд ли это событие состоится в указанный период. Или, по крайней мере, в той форме, в которой она предполагается — как объёдинённый блицкриг Израиля и США с целью остановить иранскую ядерную программу.

  • Известный доклад МАГАТЭ по Ирану, изрядную часть текста которого составляли слова вроде «вероятный», «возможный», «потенциальный» и «предполагаемый», выглядит особенно странно. Ведь в докладе МАГАТЭ недвусмысленно утверждалось, что Иран вот-вот осуществит первое испытание ядерного заряда. Однако министру обороны США об этом, оказывается, ничего не известно.

  • Запад ведет с Тегераном жесткую ядерную игру с очень высокой ставкой. Но, как в каждой игре, на руках у каждого свои карты. Преимущества Запада очевидны, иранские же карты явно слабее, но при искусной игре результат вовсе не очевиден. Британский историк Найалл Фергюсон, например, считает, что конфликт с Ираном может вбить клин между Европой и Израилем.

  • Не исключено, что Парчин привлекает внимание Запада не только по «ядерной» причине, но еще и потому, что здесь находится один из ключевых пунктов иранской оборонки.

  • Совместные санкции ЕС и США чувствительно ударят по иранскому нефтяному экспорту, сократив его, по разным оценкам, на 30-50%. Что приведет к потерям не только чисто финансовым, ведь большое количество нефти Иран поставляет на основе бартера, и ограничение поставок нефти вызовет некоторый дефицит. Например — бензина и дизельного топлива, которого в самом Иране производится недостаточно.

В этом разделе

С неделю тому назад на обочине мирового информационного пространства появились робкие всплески слухов о неудачной попытке государственного переворота в одной из самых удивительных стран арабского мира — Катаре. Это государство, численность населения которого равна населению Удмуртской Республики в составе РФ (1 700 000 человек) в последнее время начало претендовать на роль лидера обновленного Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, тесня на этом направлении авторитет Королевства Саудовской Аравии.

 

На днях в Бахрейне прошел очередной этап «Формулы-1», сопровождающийся массовыми протестами оппозиции, пользующейся поддержкой большинства населения страны. По устоявшейся традиции, во всех государствах, не являющихся сателлитами США, мировые СМИ практикуют исключительно широкое освещение демонстраций и народных волнений. Однако в Бахрейне, который по факту является «непотопляемым авианосцем» США и базой Пятого флота, контролирующего Персидский залив, освещение «Формулы-1» чудесным образом свелось к чисто спортивной тематике.

 

Несмотря на парадоксальность, и даже явную абсурдность заголовка, эти четыре слова — чистая правда. Одна из самых совершенных правовых систем в мире — американская — подвергается сильнейшему давлению со стороны антиконституционной, с американской точки зрения, религиозной правовой системы — исламской. Пока наступление шариатского права носит локальный характер, на федеральном уровне это незаметно, но в отдельных штатах ситуация явно выходит из-под контроля.

 

Площадка для будущей Висагинской АЭС размещена в 2 (двух!) километрах от белорусской границы. И поводов для беспокойства это строительство даёт намного больше — реактор, который предполагается строить в Литве имеет достаточно примитивную конструкцию, однотипен реакторам «Фукусимы», отличается дешевизной постройки и недостаточным по сегодняшним меркам уровнем надёжности. Тем не менее, свою АЭС Литва полагает «самой безопасной в регионе».

 

Контролировать Сеть пытаются не только «авторитарные режимы», но и сами западные демократии. Правда, большинство государств мира пытаются лишь защитить свой информационный суверенитет, в то время как США проводят активную политику по проникновению в интернет-пространство других стран.

 

После того, как были подведены официальные итоги выборов президента Российской Федерации, наступило время реакции. Обычно она выражалась в чисто абстрактных, положительных или умеренных оценках, но иногда выводы принимали более конкретные и осязаемые формы.

 

Вина Мэннинга, который, в отличие от «героев» Вьетнама, Ирака и Афганистана никого не убивал, а лишь пытался открыть глаза миру на преступления своих коллег, для американского государства бесспорна. В отличие от Бэйлса, Вутрича и Келли, он едва ли сможет рассчитывать на снисхождение.

 

С учётом информации о том, что в США с теми или иными нарушениями зарегистрировано порядка 50 миллионов человек, введение американского аналога российской системы контроля за выборами действительно может привести к громким сенсациям.

 

Силы ливийских мятежников, боровшиеся против Муаммара Каддафи, виновны в военных преступлениях. Такие сенсационные выводы содержатся в докладе экспертной комиссии ООН, содержание которого стало известно журналистам Assosiated Press 2 марта. Доклад был подготовлен комиссией под руководством канадского судьи Филиппа Кирша, для изучения преступлений, совершаемых в ходе вооруженного конфликта в Ливии.

 

Как минимум, с 2000 года идёт обобщение и использование новых наработок, позволяющих свергать неугодные Госдепартаменту и Пентагону режимы. Существует целая индустрия по дезинформации, манипулированию общественным мнением, причём действующие по заказу активисты, реальные или виртуальные, обладают прикрытием, разработанным структурами американского ВПК. Что самое удивительное — до сих пор находятся люди, которые искренне уверены в «стихийности» народных протестов, а проходящие под эгидой Пентагона операции психологической войны рассматривают как «свободное выражение общественного мнения».

 

.