Главная | Исторические дискуссии

УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ: Распад СССР не принес
новым государствам экономического процветания

В 1991 году многие наивно полагали, что участники глобальной экономической игры только и ждут, когда смогут стать равноправными торговыми партнёрами для бывших республик СССР. И как-то само собой получится, что продукция, ими производимая, легко и гармонично впишется в мировой товарооборот, а действующие лидеры в этой области согласятся умерить свои прибыли и амбиции, лишь бы всем остальным было хорошо. Однако действительность оказалась несколько иной.

Первого июля произошло первое в новейшей истории России серьёзное интеграционное событие. Начиная с указанной даты, все внутренние границы фактически переносятся на внешние контуры границ России, Белоруссии и Казахстана, согласно договорённостям в рамках Таможенного союза. Полностью устранён «внутренний» таможенный, фитосанитарный и транспортный контроль. Оставлены лишь пограничный и миграционный. Соответственно, все ставки ввозных пошлин равны во всех странах-членах Союза.

Тема Таможенного союза имеет множество граней. И рассмотреть их все в формате публикаций вряд ли возможно. Тем не менее, попробуем обратить внимание на самое главное, пояснить первопричины и наиболее вероятные последствия создания Таможенного союза.

Прежде всего — неважно, под каким названием, ТС был просто необходим республикам бывшего СССР. Чтобы должным образом обосновать этот тезис, придётся ненадолго вернуться в наше общее недавнее прошлое. Экономика Советского Союза, как бы не хотелось доказать обратное апологетам «незалежностей» и «самостийностей», строилась как единый, равнозначный во всех своих частях, комплекс. И никоим образом не попадала под характеристики классической имперско-колониальной модели, в рамках которой все ценности и ресурсы стекаются в некую «метрополию», а «колонии» в качестве вознаграждения за уплывшие богатства, получают исключительно военные базы и вековечное угнетение.

Несмотря на очевидный факт того, что производственные комплексы каждой из республик СССР в точности соответствовали локальным, природным условиям, запасам полезных ископаемых, логистике и являлись взаимодополняющими — в суверенных пределах некоторых бывших республик вот уже 20 лет бытует иная точка зрения. Согласно которой, стоит только отделиться от всей остальной экономической системы, строившейся в течении нескольких поколений, и тут же наступит истинный рай на земле. И это не было пустыми словами.

Даже сейчас, несмотря на то, что сама жизнь недвусмысленно и однозначно, порой в очень жёсткой форме, показала полную несостоятельность подобных измышлений, до сих пор в бывших республиках существует целая плеяда политических деятелей определённого толка и их последователей, разделяющих концепции «самодостаточности». Вроде бы никто из недавно получивших независимость государств внезапно не разбогател. Тем не менее, до сих пор вполне комфортно себя ощущают на политической арене люди, убеждающие, что 15 слабых государств лучше, нежели одно сильное. Самое удивительное — многие верят. Хотя, если оценить ситуацию глазами геополитических противников СССР — да, для них подобная ситуация была куда предпочтительнее.

А как всё чудно представлялось! Стоит только «сбросить оковы», перестать «дотировать» и «кормить» остальные республики салом, хлопком, шпротами, вином, углём и так далее, согласно номенклатуре товаров, находящихся в прямой ассоциации с конкретными регионами общей страны — и тут же национальное благосостояние оторванного от соседей и наспех огороженного государственными границами участка превзойдёт самые смелые фантазии. Я не шучу, именно такого содержания листовки массово распространялись во время первых референдумов.

В 1991 году многие наивно полагали, что участники глобальной экономической игры только и ждут, когда смогут стать равноправными торговыми партнёрами для бывших республик СССР. И как-то само собой получится, что продукция, ими производимая, легко и гармонично впишется в мировой товарооборот, а действующие лидеры в этой области согласятся умерить свои прибыли и амбиции, лишь бы всем остальным было хорошо. Однако действительность оказалась несколько иной.

Оказалось, что производимая большинством предприятий продукция — либо не соответствует неким объективным критериям качества, либо стандартам, либо — и это чаще всего! — элементарно мешает уже сложившейся конъюнктуре. И никто не рад новым конкурентам. Ведь вся история Запада последних веков — это история непрерывной, непримиримой и не имеющей конца конкурентной войны, борьбы за сохранение существующих рынков сбыта, получения контроля над новыми, и расширения своего влияния любыми средствами. Даже мировые войны не мешали торговле и обогащению, которые суть главные основы, на которых стоит западная цивилизация.

О торговых контрактах между американскими и германскими компаниями, которые неукоснительно соблюдались, сколько бы солдат той и другой страны не уничтожало друг друга можно написать толстенную книгу. Достаточно сказать, что американская компания «Стандард ойл» всю войну исправно снабжала Гитлера нефтью. Американские танкеры везли нефть на Канарские острова, а оттуда уже немецкие танкеры доставляли её в Гамбург. Как бы «волчьи стаи» подлодок адмирала Дёница не свирепствовали в Атлантике, ни один танкер «Стандарт ойл» не подвергнулся нападению. Такая мелочь, как вступление самих США в войну против Германии на торговле отразилась слабо. Так, в 1944 году Германия получила от США (через ту же Испанию) 1100 тонн вольфрама. Англичане отставали мало, можно написать ещё одну толстую книгу, на сей раз — о совместных предприятиях. Ничто не должно мешать торговле.

Доходило до форменных анекдотов. Когда 5 сентября 1939 года бывший первый лорд Адмиралтейства Эмери предложил британскому министру авиации Вуду организовать поджог Шварцвальда, чтобы лишить немцев строевого леса, тот возмущённо ответил: «Не может быть и речи даже о том, чтобы бомбить военные заводы в Эссене, являющиеся частной собственностью, или линии коммуникаций, ибо это оттолкнуло бы от нас американскую общественность».

Другими словами, это исконная западная традиция — воспринимать даже злейших противников в первую очередь как рынок, видеть во взаимодействии с ними возможность для торговли и обогащения.

Между тем, после возведения границ на бывших республиканских, а ныне государственных рубежах, прежнее функционирование единого экономического комплекса стало невозможным. Точнее, оно полностью прекратил своё существование. И весьма быстро оказалось, что оставив у себя часть некогда общего добра, богатства достичь не особенно легко. Более того, ценность этой части не есть величина постоянная. Меняется мир, меняются приоритеты. Самым грустным примером неумолимой поступи перемен можно считать украинскую газотранспортную систему. 20 лет назад она была непобедимым аргументом в переговорах, важнейшей частью торговой связи между газовыми и нефтяными месторождениями и их европейскими потребителями.

Сейчас же ГТС представляет собой сомнительной стратегической ценности комплекс, который рискует вообще потерять своё значение в среднесрочной перспективе. Похожим образом обстоит дело и с металлопрокатом, традиционно развитым на Украине, благодаря железорудным бассейнам Кривого Рога и мощной производственной базе, оставшейся от СССР. И двадцати лет независимости не прошло, как производственные гиганты, вроде «Криворожстали» после нескольких приватизаций и переприватизаций окончательно стали собственностью индийского концерна «Аркелор Миттал» за сумму, которая при любом подсчёте выглядит мизерной. Деньги были тут же использованы на повседневное латание дыр в бюджете, а лидер украинской металлургии остался в собственности у иностранного концерна.

Андрей Полевой

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Создание Евразийского союза, о котором говорил Владимир Путин, может придать новые мировоззренческие контуры интеграции на постсоветском пространстве. Продвижение геополитической границы в условиях сложной демографической ситуации в странах ТС позволит увереннее чувствовать себя в отношениях с соседями на Западе, Юге и Востоке. Таможенный Союз восстанавливает то, чего так не хотели американцы в 1992 году — новое пространство в Евразии.

  • Прекращение функционирования единого торгово-промышленно-экономического комплекса СССР стало для торговой экспансии Запада небывалым чудом и подарком. На экономической карте мира, белых пятен на которой к началу 1990-х годов не оставалось совершенно, в мгновение ока обнаружилось ничем не заполненное гигантское пространство размером с шестую часть суши. Потенциальный рынок, какого не было со времён Опиумных войн в Китае.

  • Во время встречи руководителей стран СНГ в Санкт-Петербурге, лидеры 8 из 11 стран СНГ согласовали новый договор о зоне свободной торговли. Симптоматично то, что интерес к ЗСТ стран СНГ проявили Киргизия, Армения и Молдавия, которые, если верить апологетам ВТО, в силу своего давнего пребывания в этой организации, кажется, должны были бы уже решить все свои торговые проблемы.

  • 8 февраля нынешнего года правительство Германии приняло новую стратегию внешней политики под названием «Способствовать глобализации — развивать партнерства — разделять ответственность». Эта стратегия основана на сближении с нужными экономическими партнерами на базе единой политической цели. Умелое манипулирование политической целесообразностью, поиск совместных политических целей служит реализации экономических интересов Германии.

  • Мечты о членстве в ЕС поддерживаются Брюсселем лишь в той степени, в которой это выгодно как самому Евросоюзу, так и определённой прослойке политиков в тех странах, где евроинтеграция возведена чуть ли не в статус государственной религии и наделена сакральным смыслом. Украина для ЕС выступает в качестве удобной буферной зоны, которую в ЕС не примут, но готовы использовать для решения широкого спектра задач, в первую очередь экономических. Для Евросоюза Украина является рычагом, одна из основных задач которого — влиять на Россию в вопросах энергетики.

В этом разделе

По официальным данным, в 2006 году в неонацистских группировках США состояло порядка 100 000 человек, и это количество медленно увеличивалось. Как видно, такая тенденция никого не тревожит — главное, чтобы это не были социалисты или, того страшнее, коммунисты, угрожающие свободному рынку.

 

Согласно опросу «Польского радио», лишь менее пятой части поляков верят в теорию заговора против Качиньского. Отметают эту версию и нынешние руководители Польши. Дай Бог, чтобы трагедия под Смоленском стала прологом к тому, что два славянских государства наконец-то разберутся с непростыми вопросами истории. Разберутся спокойно и без истерики. Хотя на фоне рождения нового мифа сделать это будет крайне трудно.

 

Впервые в истории США официальные структуры этой страны обвили СССР в том, что он посмел бомбить объекты на территории, занятыми войсками фашистской Германии. Причём представители американского посольства отдавали себе отчёт, что Эстония в те годы была оккупирована нацистами, а «стальная решимость бороться» явно была направлена не против немцев.

 

Сегодня в это трудно поверить. Документы несостоявшейся операции Northwoods, опубликованные через установленный американским законодательством пятидесятилетний срок рассекречивания архивов, могут либо шокировать, либо вызвать недоверчивую улыбку. Ровно 50 лет назад ЦРУ совместно с Объединенным Комитетом Начальников Штабов США планировали нападение на собственную страну. 13 марта 1962 года министр обороны США Роберт Макнамара представил план операции на утверждение президенту Джону Кеннеди.

 

Полученный нами результат чрезвычайно далёк от цифр «альтернативных историков», получающих прямо-таки мазохистское удовольствие при умножении числа жертв СССР в Великой Отечественной войне.

 

Вот уже двадцать лет яблоком раздора для российской интеллигенции является оценка боевых потерь Советской армии в 1941-45 годах. Официальные цифры на этот счёт опубликованы коллективом генерал-полковника Григория Кривошеева в книге «Гриф секретности снят...» Согласно учётным сведениям нашего армейского ведомства, безвозвратные потери в Великой Отечественной войне составили 8 миллионов 668 тысяч человек. Эту цифру в штыки встречает значительная часть историков и публицистов. Они убеждены, что победа 1945 года была оплачена гораздо более дорогой ценой.

 

Поучительный геополитический провал потерпел Запад ровно сто лет назад. Тогда европейское общественное мнение возлагало надежды на Русскую революцию, призванную покончить с авторитарной «варварской» монархией и привести к власти либеральную элиту. Однако широко разрекламированная элита оказалась всего лишь тонкой культурной плёнкой на поверхности чуждого Западу, бурлящего моря. В результате демократизации русского общества на смену династии Романовых (весьма лояльной европейским державам) пришёл самый радикальный в мировой истории антизападный режим, до основания потрясший всю атлантическую цивилизацию. Очень похожие процессы назревают сегодня на Ближнем Востоке.

 

Да, Запад прогрессивная цивилизация. Самая прогрессивная на Земле. Но, видимо, понятия «Прогресс» и «Агрессия» имеют не только филологическое родство. Феноменальная тяга к новому — отличительная черта западных людей — не ограничивается тягой к новым знаниям, но также распространяется на новые земли, новые богатства, новых рабов. Вершиной этой эволюционной линии стала гитлеровская Германия.

 

Русские оказались единственным народом Евразии, освоившим континентальную сердцевину, Хартленд, и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу «евразийской центрифуги». Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как «Движение встречь солнцу» совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам.

 

Уникальность метода Бакрадзе состоит в том, что последствия, на которые указал российский президент, объявляются причинами. Поэтому Россия, одержавшая в Южно-Осетинской войне убедительную победу и, соответственно, получившая бонус в виде стабильности и дружественных соседей на своих южных рубежах, признаётся единственным виновником конфликта. Грузия от этой войны не получила ничего, кроме позора и унижения — значит, она ни в чем не виновата.

 

.