Главная | Исторические дискуссии

ПОЛИТИКА И СУБКУЛЬТУРЫ:
Расклад эпох, течений, лиц. Часть II

Пацифизм хиппи, конечно, не явился чем-то новым. Отказ от насилия и воинской повинности, непротивление злу с помощью смекалки, смеха и его «забарывание» таким образом, с давних времен проповедовались различными личностями, религиозными и общественными группами в разных странах мира в том числе и в России. «Оригинальным в хиппизме было игровое, иронически-театральное проявление антивоенного протеста.

Что произошло с субкультурами хиппи и «Новых левых» в 1970-х? Что касается последних, то начав с ненасильственных акций протеста, к началу 1970-х некоторые из «Новых левых» перешли к увлечению экстремизмом. Так немецкие «активисты» из «Фракции Красной Армии» (RAF) действовали основательно, стреляли в капиталистов, отнимали их деньги. Фильмы Фолькера Шлендорфа сполна отразили эмоциональный накал и страсти этих групп. «Новые левые» участвовали во всех массовых движениях «бурных» 1960-х — за универсальные свободы, за права студентов, за гражданские права черных и других меньшинств, против войны во Вьетнаме.

Во Франции, вошедшим во вкус Революции студентам, удалось даже добиться отставки правительства Шарля де Голля, остановить войну в Алжире. (Подробнее о событиях эпохи «красного мая», бунтующих персонажах тех лет и их мировоззрениях можно, например, прочитать в романе Робера Мерля «За стеклом» или у Ги Дебора в «Обществе спектакля» — авт.). Из недр «Нового левого» движения выросли субкультуры хиппи, движения феминизма, защиты прав сексуальных меньшинств, партии «зеленых». К началу 1970-х в движении «Новых левых» и субкультуре хиппи наступил глубокий кризис. С окончанием войны во Вьетнаме 27 января 1973 года они окончательно сходят на нет, оставив глубокий след в сознаниях поколения послевоенных бэби-бумеров. Получилось так, что массовые движения «Детей» и рассерженных «Новых левых» довольно быстро превратились в 1970-х из субкультур в культуры для «умных взрослых» и индивидуалистов. А как только это произошло, началось деление единого потока, генерируемого хиппи и «Новыми левыми» на множество течений и подвидов.

Некоторые из них, как, например, движение РАСТАФАРИ, оформились во вполне самостоятельную субкультуру (о субкультуре растафарианства, имеющей свои политические и музыкальные пристрастия, вполне процветающей и имеющей немало сторонников и в двадцать первом веке, стоит рассказать отдельно — авт.). В музыке возникают арт-рок, глэм-рок, хард-рок...в живописи и литературе начинает доминировать авангард и так далее. Предреволюционное состояние молодежи в Америке и Европе оказалось дисциплинирующим фактором для правящих политических элит. Поэтому грядущие перемены в политике и в социуме не заставили себя долго ждать. Но прежде чем посмотреть на социальные перемены и изменение политической обстановки, происходившие в начале 1970-х годов в США и Западной Европе, я бы хотел сказать дополнительно несколько слов о достижениях и разочарованиях, связанных с эпохой ХИППИ.

Итоги культурного и политического дискурса эпохи хиппи

Не секрет, что субкультура хиппи была во многом тем, что может быть описано как «низовая смеховая культура» по М. Бахтину. Или, до определенного периода, как выразительная тусовка «простецов» и детей. Будучи связанной с элитарными интеллектуальными течениями своего времени, субкультура хиппи перенесла традиции средневекового карнавала в ХХ век. Традиции сумбурные, яркие, характеризующиеся выворачиванием привычного мира, словно одежды, наизнанку, освобождением от социальных условностей, табу и поведенческих клише, ритуальным заголением, выпадением из реального времени. Такой буквальный перенос выглядел, конечно, гораздо скромнее средневековых и языческих разгулов древних празднеств плодородия (связь с которыми осознавалась теми же Моррисоном или Хендриксом — авт.), но он все равно давал выход гедонистическим карнавальным стихиям, (которые никуда не делись и в ХХ веке — авт.), после чего все возвращалось к строгому и размеренному существованию.

В. Шалабин в эссе «Телега о трехчленной фортуне» справедливо отмечал, что «в то же время, свободно смешивая стили, этнические традиции и вероучения, творчески ориентированные хиппи неосознанно действовали вполне в духе высоколобых постмодернистских теоретиков». Умберто Эко в работе «Постмодернизм, ирония, занимательность» 1980 года писал: «С 1965 года по сей день окончательно прояснились две идеи. Во-первых, что может возродиться под видом цитирования других сюжетов. Во-вторых, что в этом цитировании будет меньше конформизма, чем в цитируемых сюжетах». Такое «цитирование сюжетов» (исторических, мифологических, мистических, философских и пр. — авт.) весьма характерно для хиппизма, как и вообще пестрая постмодернистская эклектика.

Всякая попытка насильственного изменения существующего порядка вещей включает в себя элементы карнавала. При любом социальном перевороте прошлые идеалы и ценности подвергаются пародированию и осмеиванию, появляются новые моды и стили, некоторые обращаются к рудиментарному идолопоклонству. Но в революции праздник быстро превращается в оргию ритуального и самодостаточного насилия! Игры человечества в свободу от условностей и законов зачастую наивны и кратковременны. Насилие же почти всегда эффективно, реально и убедительно в своей лютой ненависти ко всему. Начинаясь с как бы вполне оправданных и очевидных мер, деления на «своих и чужих», насилие незаметно переходит грань разумного и становится доминирующей силой в решении любых вопросов. Последующие следствия в виде тотального страха, недоверия и ненависти приводят к печальным последствиям для генерирующих их социумов. И к краху породивших их государств.

Однако, как справедливо отмечает тот же В. Шалабин и другие исследователи вопроса «в хиппизме оказалось гораздо больше от карнавала, чем от революции»! Революция провозглашалась, а карнавал лишь подразумевался, идя рука об руку к постмодернистскому алтарю субкультур и политик середины и конца ХХ века. «Текст битловской песни «Revolution» перекликается по смыслу со строками известного поэта русского Серебряного века Максимилиана Волошина, написанными во время гражданской войны в России. «Благоразумным — возвратитесь в стадо, бунтовщику — пересоздай себя!». Древний рецепт — начинать переустройство «постылой окружающей действительности» с преобразования собственного сознания и жизни — был воспринят огромным количеством людей, став для некоторых их них руководством к действию.

Хиппизм и социальное творчество

Пацифизм хиппи, конечно, не явился чем-то новым. Отказ от насилия и воинской повинности, непротивление злу с помощью смекалки, смеха и его «забарывание» таким образом, с давних времен проповедовались различными личностями, религиозными и общественными группами в разных странах мира в том числе и в России (достаточно вспомнить известные русские народные сказки — авт.). «Оригинальным в хиппизме было игровое, иронически-театральное проявление антивоенного протеста. Когда агрессивный протестный политический пафос «Новых левых» был дополнен, (а иногда подменен — авт.), дерзким эпатажем, маскарадом и смехом почти на грани цинизма (например, в случае Кена Кизи и его «проказников», учинивших скандал на «Дне Вьетнама» в университете Беркли, описание которого можно посмотреть в статье «Психоделия: откуда в никуда» в журнале Забриски Rider-1 или в скандальных эскападах Джона Леннона и Йоко Оно, нашумевших на весь мир в начале семидесятых — авт.).

Напоследок процитирую Ю. Лотмана, который в послесловии «Выход из лабиринта», написанном им к роману У. Эко «Имя Розы», очень точно, на мой взгляд, подметил особенности, присущие субкультуре хиппи. Лотман писал: «...свободное комбинирование деталей в новых, запрещенных для существующей модели культуры сочетаниях есть творчество... Если мир, данный человеку, отражается в системе знаков, то творчество, создавая новые, неслыханные знаки, дестабилизирует старый мир и творит новый. Поэтому у творчества — два лица: смех и мятеж. Родство их раскрывается общим слиянием в стихии карнавала». Смех против войны — не новая идея. Любовь против войны — абстрактно. А вот эпатажная и смешная ругань оказывается подчас столь же, (если не более убедительны — авт.), чем хождения строем с плакатами и протестами. Хиппи продемонстрировали этот посыл более чем убедительно.

Роман Егоров

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Ги Дебор, ставший основателем Ситуационистского Интернационала, сыграл важную роль в организации студенческих революционных волнений в Париже весной 1968 года. Идеи, выдвигавшиеся Дебором, битниками и некоторыми другими деятелями культуры и политики, вроде Альбера Камю, Джорджа Оруэлла, Герберта Маркузе, Антонио Грамши, Теодора Адорно, Жан-Люка Годара, Вильгельма Райха, Льва Троцкого, Мао Цзедуна нашли себе теоретическое и практическое применение в середине и конце 1960-х в разгар движения «Новых Левых» и хиппи. Из теоретического наследия, вышеперечисленных философов, писателей, политиков впоследствии черпались не только лозунги «Новых Левых», но и стержневые постулаты философии и идеологии некоторых близких им по духу современных мировых политических трендов, вроде партии «зеленых» в Германии.

  • Когда говорят «молодежные бунты», все почему-то сразу вспоминают 1960-е и хиппи. Совершенно упуская из виду тот факт, что в шестидесятых это была уже вторая волна «молодежных бунтов», (даже не «бунтов», а настоящих Студенческих, «молодежных» революций — авт.), последовательно изменивших мир и политические тренды навсегда и бесповоротно. Первые же «молодежные бунты» — не имевшие четких программ, неловкие, угловатые и грубые начались именно в 1950-х.

  • Скорее всего, ситуация будет развиваться следующим образом: выдающийся демократ Барак Обама будет на словах поддерживать выступающих. Однако полиция и ФБР начнут постепенно арестовывать лидеров «беспорядков». Требуя полной свободы и неприкосновенности для организаторов массовых волнений в других государствах (особенно в тех, которые имеют с США геополитические или экономические противоречия), Америка вовсе не собирается следовать этому правилу внутри страны.

  • Как от действий правительства, так и от самой структуры финансовой системы США пострадало немало американцев. И, как и 40 лет назад, возникают очаги протестов и митинги. Они пока не стали действительно массовыми, американские СМИ предпочитают игнорировать сам факт их проведения. Таковы уж законы информационного пространства эпохи постмодерна: несколько тысяч митингующих на Ближнем Востоке — героический протест народа против прогнившего тиранского режима, то же явление на территории США — кучка сумасшедших, угрожающих общественному порядку и национальной безопасности.

  • Разрыв между бедными и богатыми в США и Европе за последние 20 лет резко увеличился. Богатые становятся все богаче, а бедные — беднее. Происходит стремительное сокращение среднего класса, который является опорой демократического устройства. Возникает вопрос: как заставить бедных голосовать на выборах за представителей имущих классов? Это будет делать все сложнее, поэтому очевидно, что в скором времени мы увидим попытки постепенного свертывания демократических процедур.

В этом разделе

По официальным данным, в 2006 году в неонацистских группировках США состояло порядка 100 000 человек, и это количество медленно увеличивалось. Как видно, такая тенденция никого не тревожит — главное, чтобы это не были социалисты или, того страшнее, коммунисты, угрожающие свободному рынку.

 

Согласно опросу «Польского радио», лишь менее пятой части поляков верят в теорию заговора против Качиньского. Отметают эту версию и нынешние руководители Польши. Дай Бог, чтобы трагедия под Смоленском стала прологом к тому, что два славянских государства наконец-то разберутся с непростыми вопросами истории. Разберутся спокойно и без истерики. Хотя на фоне рождения нового мифа сделать это будет крайне трудно.

 

Впервые в истории США официальные структуры этой страны обвили СССР в том, что он посмел бомбить объекты на территории, занятыми войсками фашистской Германии. Причём представители американского посольства отдавали себе отчёт, что Эстония в те годы была оккупирована нацистами, а «стальная решимость бороться» явно была направлена не против немцев.

 

Сегодня в это трудно поверить. Документы несостоявшейся операции Northwoods, опубликованные через установленный американским законодательством пятидесятилетний срок рассекречивания архивов, могут либо шокировать, либо вызвать недоверчивую улыбку. Ровно 50 лет назад ЦРУ совместно с Объединенным Комитетом Начальников Штабов США планировали нападение на собственную страну. 13 марта 1962 года министр обороны США Роберт Макнамара представил план операции на утверждение президенту Джону Кеннеди.

 

Полученный нами результат чрезвычайно далёк от цифр «альтернативных историков», получающих прямо-таки мазохистское удовольствие при умножении числа жертв СССР в Великой Отечественной войне.

 

Вот уже двадцать лет яблоком раздора для российской интеллигенции является оценка боевых потерь Советской армии в 1941-45 годах. Официальные цифры на этот счёт опубликованы коллективом генерал-полковника Григория Кривошеева в книге «Гриф секретности снят...» Согласно учётным сведениям нашего армейского ведомства, безвозвратные потери в Великой Отечественной войне составили 8 миллионов 668 тысяч человек. Эту цифру в штыки встречает значительная часть историков и публицистов. Они убеждены, что победа 1945 года была оплачена гораздо более дорогой ценой.

 

Поучительный геополитический провал потерпел Запад ровно сто лет назад. Тогда европейское общественное мнение возлагало надежды на Русскую революцию, призванную покончить с авторитарной «варварской» монархией и привести к власти либеральную элиту. Однако широко разрекламированная элита оказалась всего лишь тонкой культурной плёнкой на поверхности чуждого Западу, бурлящего моря. В результате демократизации русского общества на смену династии Романовых (весьма лояльной европейским державам) пришёл самый радикальный в мировой истории антизападный режим, до основания потрясший всю атлантическую цивилизацию. Очень похожие процессы назревают сегодня на Ближнем Востоке.

 

Да, Запад прогрессивная цивилизация. Самая прогрессивная на Земле. Но, видимо, понятия «Прогресс» и «Агрессия» имеют не только филологическое родство. Феноменальная тяга к новому — отличительная черта западных людей — не ограничивается тягой к новым знаниям, но также распространяется на новые земли, новые богатства, новых рабов. Вершиной этой эволюционной линии стала гитлеровская Германия.

 

Русские оказались единственным народом Евразии, освоившим континентальную сердцевину, Хартленд, и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу «евразийской центрифуги». Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как «Движение встречь солнцу» совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам.

 

Уникальность метода Бакрадзе состоит в том, что последствия, на которые указал российский президент, объявляются причинами. Поэтому Россия, одержавшая в Южно-Осетинской войне убедительную победу и, соответственно, получившая бонус в виде стабильности и дружественных соседей на своих южных рубежах, признаётся единственным виновником конфликта. Грузия от этой войны не получила ничего, кроме позора и унижения — значит, она ни в чем не виновата.

 

.