Главная | Исторические дискуссии

ПРОСУЩЕСТВУЕТ ЛИ ИЗРАИЛЬ ДОЛЬШЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА?

Проблема Советского Союза была в том, что «мирное сосуществование» с капитализмом обрекало страну на заведомый проигрыш. Социализм был защищён только непримиримостью к частной собственности и её носителям. При смягчении этого отношения «буржуазная» психология подмывала основы идеократии в силу естественного хода вещей. Проблема Израиля в том, что «мирное сосуществование» с арабским миром также обрекает еврейскую национальную крепость на заведомый проигрыш. Арабский мир подмоет основы этого государства хотя бы в силу демографических факторов. А вести вечную войну, — разве этого хотели многие поколения евреев, мечтавших о национальном очаге?

Советский Союз появился на свет 7 ноября (25 октября) 1917 года и прекратил своё существование в августе 1991 года. (Формально дни рождения и смерти Советского государства приходятся на более поздние даты, но нас интересует не юридическая форма, а сущность). Страна Советов канула в лету, немного не дотянув до семидесяти четырёх лет.

История государства Израиль берёт своё начало 14 мая 1948 года, когда Бен-Гурион огласил в Музее Тель-Авива декларацию независимости. В следующем году еврейское государство на Ближнем востоке будет отмечать шестьдесят четыре года. Следовательно, вопрос, вынесенный в название статьи, можно сформулировать так: протянет ли Израиль хотя бы ещё один десяток?

Многие в недоумении пожмут плечами: какие здесь могут быть параллели? Что общего в судьбе советской сверхдержавы и маленькой страны на берегу реки Иордан? Некоторые понятливо прищурятся: ну, если считать, что евреи устроили социалистическую революцию в России, параллели очевидны. Однако такая «догадка» уводит читателя на ложный путь. Во-первых, автор статьи не признаёт за евреями первенства в «красном проекте». Несмотря на чрезвычайно активное участие российского еврейства в революции 1917 года, его роль всё-таки не была решающей. Социализм в итоге оказался «неудобной» для еврейства средой, и евреи были полностью вытеснены из советского руководства славянами, причём не в силу какой-либо острой межнациональной борьбы, а в силу абсолютно естественного, органичного для советского общества хода вещей.

Во-вторых, даже наличие общего еврейского «следа» в создании Советского Союза и в создании Израиля вовсе не является основанием для вывода об одинаковой судьбе двух государственных проектов. Речь идёт о сходстве совсем иного рода — о сходстве, касающемся природы всех людей планеты; о сходстве, никак не связанном с менталитетом той или иной нации.

И Советский Союз, и Израиль нельзя считать обычными государствами. Это ярко выраженные идеократии, каждая из которых порождена своей страстной объединяющей идеей. Это воплощения мечты, устремлённой наперекор жизненным обстоятельствам. Это отчаянные попытки реализации утопий, которые на протяжении многих поколений существовали исключительно в человеческом воображении. Такие государства живут словно бы вне зависимости от законов материального бытия. В дни испытаний и бедствий они непоколебимы, как гранит, и кажется, что преодоление трудностей только воспламеняет энтузиазм их строителей. Напротив, идеократии могут рушиться, как карточные домики, в годы спокойствия и благополучия — стоит только остыть и угаснуть вдохновлявшей их идее.

Есть некий мистический отблеск в том, что срок жизни Советского Союза схож со сроком жизни отдельного человека. Будто бы некая историческая личность пережила своё детство, свою героическую молодость, свою могущественную зрелость, затем увядание и смерть. Но с рациональной точки зрения тут нет никакой мистики. Ведь прочность идеократии определяется прежде всего не объективными факторами (географическими, экономическими, геополитическими), а психологией её строителей. Идеократия создаётся поколением, поверившим в свою мечту, и с уходом этого поколения иссякают её движущие силы.

Новые поколения, вступающие в жизнь уже в условиях воплощаемой мечты, не становятся наследниками и продолжателями дела своих предков. Реализованная мечта перестаёт быть мечтой, она теряет свою сказочную притягательность, обращаясь в серую обыденность. Серая обыденность не может увлечь человека на совершение сверхусилий, и величественное здание идеократии, воздвигнутое исключительно духовным подвигом там, где не было материальных предпосылок, теряет опору. Так падает в бездну самолёт, потерявший скорость; самолёт, опиравшийся исключительно на силу воздушной тяги. Эту тягу для государств, вдохновлённых сверхидеей, создаёт поколение основателей. Вот почему срок существования идеократических проектов мистически схож со сроком жизни обычных людей.

Кстати, эту закономерность подтверждает ещё одна история тысячелетней давности, совершившаяся на Святой земле. Речь идёт о государстве крестоносных мечтателей, освободивших в 1099 году Гроб Господень от неверных. Христианское королевство в Иерусалиме пало в 1187 году, просуществовав весьма приличный, но вполне уместный для простого смертного земной срок — восемьдесят восемь лет. Проект переселения западноевропейских рыцарей и создания христианских княжеств в Палестине, несмотря на свою религиозную подоплёку, был, безусловно, не религиозной, а сугубо идеократической миссией, обладавшей всеми признаками идеократического государственного строительства. Когда сарацины были изгнаны, Гроб Господень освобождён, а чудесного преображения жизни не случилось, жертвенный пыл крестоносцев стал угасать, и то, что начиналось во славе, завершилось в немощи.

Спустя восемь с половиной веков еврейские поселенцы с жертвенностью первых тамплиеров тоже начали отвоёвывать свои родовые святыни у тех же «сарацин». Однако, весьма вероятно, что многочисленные алии (волны переселенцев) завершатся тем же результатом, что и многочисленные крестовые походы.

Вернёмся, однако, к более знакомым и близким параллелям, обратив внимание на сходство израильской и советской истории. Здесь можно наблюдать перекличку не только в явлениях (создание нелегальных отрядов Хаганы напоминает предреволюционное формирование Красной гвардии; сходство киббуцев и колхозов стало притчей во языцех), но даже перекличку в названиях (юношеская организация еврейских переселенцев носила имя «халуцим» — «пионеры»). Однако для хронологических прогнозов гораздо интереснее обнаружить совпадение фаз государственного строительства.

Первые несколько лет жизнь Израиля вполне укладывается в знакомую нам формулу: «молодая республика в кольце фронтов». Затем следует преодоление разрухи, интенсивное хозяйственное строительство, сокращение социальной пропасти (между старожилами, европейскими евреями и сефардами), прорыв международной блокады. Все эти действия вполне соответствуют событиям двадцатых-тридцатых годов в СССР. В течение третьего десятилетия своей истории (1967-73 гг.) Израиль одерживает ряд сокрушительных побед над геополитическими конкурентами и превращается в своего рода региональную сверхдержаву (здесь параллель с героической эпохой СССР более чем очевидна).

После ратных подвигов начинается довольно длительная эпоха стабильного существования (державного величия), обременяемая лишь пограничными конфликтами и далёкими зарубежными вылазками (вроде захвата аэродрома в Уганде или бомбардировки иракских ядерных объектов). Однако на рубеже пятого и шестого десятков республика, вошедшая в «солидный возраст», устаёт от статуса «военного лагеря» и идёт на сближение с арабским окружением, допуская палестинскую автономию (именно в этом же «возрасте» СССР перешёл к политике «разрядки» и подписал Хельсинкские соглашения).

Проблема Советского Союза была в том, что «мирное сосуществование» с капитализмом обрекало страну на заведомый проигрыш. Социализм был защищён только непримиримостью к частной собственности и её носителям. При смягчении этого отношения «буржуазная» психология подмывала основы идеократии в силу естественного хода вещей.

Проблема Израиля в том, что «мирное сосуществование» с арабским миром также обрекает еврейскую национальную крепость на заведомый проигрыш. Арабский мир подмоет основы этого государства хотя бы в силу демографических факторов. А вести вечную войну, — разве этого хотели многие поколения евреев, мечтавших о национальном очаге?

Сейчас Израилю шестьдесят три. Когда Советский Союз вступал в свой шестой десяток, мало кто мог предвидеть крах мировой сверхдержавы. Амальрик со своим пророческим эссе «Доживёт ли СССР до 1984 года?» выглядел городским сумасшедшим. Но время преподносит неожиданные сюрпризы. Не повторит ли Израиль судьбу Страны Советов?

ПОСЛЕСЛОВИЕ: В отличие от людей, государства редко умирают бесследно. Так, на месте СССР осталась Российская Федерация. Неутешительный для еврейства прогноз, высказанный о будущем Израиля, вовсе не должен означать полное исчезновение еврейской государственности и великий исход с Ближнего востока. Возможно появление смешанного арабо-еврейского государства (нестабильного, как Ливан) или такая перекройка границ, которая исключит силовой диалог с арабами. Вместе с тем, это новое компромиссное государство будет так же сильно отличаться от Эрец-Исраэль Бен-Гуриона, как современная Россия отличается от Сталинской красной империи.

Владимир Тимаков

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Израиль уже не может рассчитывать на безоговорочную поддержку западных держав. Его дипломатическая привлекательность падает. Обмен капрала Шалита на тысячу палестинских боевиков отражает вовсе не возросшую жизни ценность израильских граждан. Скорее наоборот — снизившуюся ценность израильских политических акций.

  • Причина отказа Израиля от нормализации отношений с Ливией кроется не только в нежелании портить отношения с США и ЕС. Нескрываемо враждебное отношение Израиля к Ливии в последние годы объясняется предложениями Каддафи по поводу израильско-арабского урегулирования. Ничего плохого далёкая Ливия Израилю не делает, но её лидер время о времени выступает с идеями, резко контрастирующими с политикой, как правых, так и левых израильских правительств.

  • С момента инцидента с «Флотилией свободы» заметно активизировались курдские боевики, осуществившие дерзкие нападения на военные объекты Турции. Несколько военных операций бойцов ПРК против турецкой армии привели к серьёзным потерям среди турецких военнослужащих, проходящих зачастую перед боями лишь двухнедельную подготовку, что делает их лёгкой мишенью для бойцов ПРК, имеющих многолетний опыт вооружённый борьбы.

  • В 1991 году многие наивно полагали, что участники глобальной экономической игры только и ждут, когда смогут стать равноправными торговыми партнёрами для бывших республик СССР. И как-то само собой получится, что продукция, ими производимая, легко и гармонично впишется в мировой товарооборот, а действующие лидеры в этой области согласятся умерить свои прибыли и амбиции, лишь бы всем остальным было хорошо. Однако действительность оказалась несколько иной.

  • Если проводить параллели с эпохой Холодной войны, то ШОС напоминает скорее не Коммунистический лагерь, а Движение неприсоединения. Организация не ставит задач глобальной экспансии, но подчёркивает свою независимость от единственного уцелевшего центра экспансивной силы. Такой тип объединения вполне соответствует духу эпохи, так как, несмотря на сохраняющиеся амбиции, Запад с середины двадцатого века слабеет и теряет потенциал для глобального доминирования. Вполне возможно, что скоро для его сдерживания не потребуется никаких альтернативных военных блоков типа Варшавского договора.

В этом разделе

По официальным данным, в 2006 году в неонацистских группировках США состояло порядка 100 000 человек, и это количество медленно увеличивалось. Как видно, такая тенденция никого не тревожит — главное, чтобы это не были социалисты или, того страшнее, коммунисты, угрожающие свободному рынку.

 

Согласно опросу «Польского радио», лишь менее пятой части поляков верят в теорию заговора против Качиньского. Отметают эту версию и нынешние руководители Польши. Дай Бог, чтобы трагедия под Смоленском стала прологом к тому, что два славянских государства наконец-то разберутся с непростыми вопросами истории. Разберутся спокойно и без истерики. Хотя на фоне рождения нового мифа сделать это будет крайне трудно.

 

Впервые в истории США официальные структуры этой страны обвили СССР в том, что он посмел бомбить объекты на территории, занятыми войсками фашистской Германии. Причём представители американского посольства отдавали себе отчёт, что Эстония в те годы была оккупирована нацистами, а «стальная решимость бороться» явно была направлена не против немцев.

 

Сегодня в это трудно поверить. Документы несостоявшейся операции Northwoods, опубликованные через установленный американским законодательством пятидесятилетний срок рассекречивания архивов, могут либо шокировать, либо вызвать недоверчивую улыбку. Ровно 50 лет назад ЦРУ совместно с Объединенным Комитетом Начальников Штабов США планировали нападение на собственную страну. 13 марта 1962 года министр обороны США Роберт Макнамара представил план операции на утверждение президенту Джону Кеннеди.

 

Полученный нами результат чрезвычайно далёк от цифр «альтернативных историков», получающих прямо-таки мазохистское удовольствие при умножении числа жертв СССР в Великой Отечественной войне.

 

Вот уже двадцать лет яблоком раздора для российской интеллигенции является оценка боевых потерь Советской армии в 1941-45 годах. Официальные цифры на этот счёт опубликованы коллективом генерал-полковника Григория Кривошеева в книге «Гриф секретности снят...» Согласно учётным сведениям нашего армейского ведомства, безвозвратные потери в Великой Отечественной войне составили 8 миллионов 668 тысяч человек. Эту цифру в штыки встречает значительная часть историков и публицистов. Они убеждены, что победа 1945 года была оплачена гораздо более дорогой ценой.

 

Поучительный геополитический провал потерпел Запад ровно сто лет назад. Тогда европейское общественное мнение возлагало надежды на Русскую революцию, призванную покончить с авторитарной «варварской» монархией и привести к власти либеральную элиту. Однако широко разрекламированная элита оказалась всего лишь тонкой культурной плёнкой на поверхности чуждого Западу, бурлящего моря. В результате демократизации русского общества на смену династии Романовых (весьма лояльной европейским державам) пришёл самый радикальный в мировой истории антизападный режим, до основания потрясший всю атлантическую цивилизацию. Очень похожие процессы назревают сегодня на Ближнем Востоке.

 

Да, Запад прогрессивная цивилизация. Самая прогрессивная на Земле. Но, видимо, понятия «Прогресс» и «Агрессия» имеют не только филологическое родство. Феноменальная тяга к новому — отличительная черта западных людей — не ограничивается тягой к новым знаниям, но также распространяется на новые земли, новые богатства, новых рабов. Вершиной этой эволюционной линии стала гитлеровская Германия.

 

Русские оказались единственным народом Евразии, освоившим континентальную сердцевину, Хартленд, и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу «евразийской центрифуги». Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как «Движение встречь солнцу» совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам.

 

Уникальность метода Бакрадзе состоит в том, что последствия, на которые указал российский президент, объявляются причинами. Поэтому Россия, одержавшая в Южно-Осетинской войне убедительную победу и, соответственно, получившая бонус в виде стабильности и дружественных соседей на своих южных рубежах, признаётся единственным виновником конфликта. Грузия от этой войны не получила ничего, кроме позора и унижения — значит, она ни в чем не виновата.

 

.