Главная | Исторические дискуссии

МИГРАЦИОННАЯ ТРАССА С ОДНОСТОРОННИМ ДВИЖЕНИЕМ

Что же заставляло народы неизменно двигаться в одном направлении, из северо-восточных глубин Евразии к её средиземноморско-атлантической окраине? Неужели они и впрямь шли вслед за солнцем? Или у великого многотысячелетнего переселения были более прозаические причины?

Эпоха великого переселения народов представляется нам какой-то исторической загадкой. Вдруг, ни с того ни с сего, в движение пришли миллионы людей, всколыхнувшие Европу и Азию. Их энергичное перемещение не было хаотичным (чего можно ожидать от людей, сорванных с места неким стихийным бедствием — засухой, похолоданием и т. д.), но строго целенаправленным. Массы кочевников следовали выбранному направлению так же упрямо, как упрямо придерживаются своих маршрутов перелётные птицы. Они шли с востока на запад, словно ведомые солнцем, в надежде достичь ночного обиталища небесного светила.

Всё это, вместе взятое — и масштаб явления, и его временные рамки, и целенаправленная заданность движения, — заставляет учёных относиться к великому переселению народов с особым пиететом. «Великое переселение народов — уникальный исторический феномен», — считает В. П. Буданова, видный специалист по затронутой нами переломной эпохе. В поисках разгадки пресловутой уникальности сломано немало полемических копий.

Ранняя советская историография пыталась связать Великое переселение с социальными переменами, крахом рабовладельческого строя и восстанием угнетённых народов, придавая событиям пятнадцативековой давности явно злободневный революционный колорит. Лев Гумилёв искал причины этнографического цунами, смывшего Римскую империю, в таинственных вспышках пассионарности у центральноазиатских кочевников (прежде всего — гуннов). С тем, что именно миграция гуннов послужила исходным толчком к Великому переселению и вызвала «эффект домино» среди иных степных племён, соглашаются многие исследователи, в частности составители последнего издания БСЭ.

Но, если присмотреться к прошлому внимательнее, то выяснится, что гунны отнюдь не единственные и далеко не первые пробовали взломать рубежи древнего Рима. Просто вторжение готов и гуннов в начале пятого века повлекло наиболее сокрушительные последствия. Ещё бы, — впервые «Вечный город» склонился перед натиском варваров! Небеса, рухнувшие на землю, не вызвали бы такого потрясения в умах. А ведь прежде Рим на протяжении нескольких веков успешно отражал и атаки маркоманов, и приступы квадов, и нашествия уже упомянутых готов.

Когда величественная плотина сдерживает натиск волн и морские валы удар за ударом размывают её каменную плоть, рано или поздно преграда на пути стихии рухнет. Роковой прилив вовсе не обязан быть «девятым валом», самым мощным из всех предшествующих. Достаточно того, что износ плотины к моменту этого прилива достиг критического уровня. И чем дольше пограничная дамба разделяла море и сушу, тем катастрофичнее будут последствия прорыва. Конечно, хронисты могут описать эту трагедию как уникальное событие. Но при этом никакой загадки в великом нашествии волн искать не нужно: море просто делало свою вековую работу, подчиняясь простым геофизическим законам.

Нет ли такого же простого геофизического закона в великом движении народов с востока на запад? Ещё в изданиях Брокгауза и Ефрона отмечено, что «передвижения... племен и попытки некоторых из них приобрести себе земли для поселения в римских провинциях начались гораздо ранее (движение кельтов на Италию в IV в. до Р. X., ...вторжение кимвров и тевтонов в Италию во II в. до Р. X.)». То есть, по сути, переселения «варварских» народов зафиксированы на всём протяжении римской истории, от самого появления её документированных хроник. Причём направление вторжений за четыреста лет до Рождества Христова полностью соответствовало гораздо более поздним маршрутам Алариха и Атиллы. Карта расселения кельтов в пятом — четвёртом веках до н. э., представленная в немецком издании «Atlas zur Geschichte», является почти точной копией движения германцев в эпоху Великого переселения: с верховьев Рейна и Дуная — на земли будущей Галлии, Британии, Италии и Испании. То есть кельты следовали с востока на запад и с севера на юг. Кстати, кочевые племена Азии, достигнув в своём движении вслед за солнцем Дуная и Рейна, тоже поворачивали на юг, невзирая на Альпийский щит. Так движутся автомобили по наезженной колее или стекают талые воды по промытому руслу.

Не исключено, что по этому же «руслу» несколькими веками раньше «стекли» сами римляне и греки. Их родовая колыбель теряется во мгле бесписьменных веков, но последние движения перед оседанием в долинах Тибра и Эврота всё же прослеживаются: предки латинян и эллинов шли с севера. А на восточном участке «русла» в тот же самый период, когда Ромул забивал первые колышки на Палатинском холме, можно проследить движение скифов. Согласно Владимиру Булату («Этнополитический атлас Евразии эпохи Античности и Средневековья»), в седьмом веке до нашей эры скифы двинулись из Зауралья, дойдя в итоге до дунайского устья и почти на тысячелетие предвосхитив миграцию гуннов.

По этой же вековой колее, протянувшейся от Урала до Дуная в направлении восток-запад, а от Дуная и Рейна круто поворачивающей каскадом ветвей на юг, народы продолжали двигаться и после Великого переселения. Славяне и булгары — на Балканы1. Гепиды, авары и венгры — в долину озера Балатон. Печенеги и половцы дотянули только до Причерноморья. Монголы напоследок захлестнули весь исторический тракт.

Можно констатировать, что миграционная трасса бесперебойно работала на протяжении минимум семнадцати веков, от древних кельтов и скифов до средневековых монголов, не меняя своего генерального направления. Учитывая этот факт, говорить о какой-то краткосрочной, дискретной эпохе переселения народов не вполне уместно. Беспрецедентного масштаба, позволившего говорить о Великом переселении как уникальном явлении, этот миграционный поток достиг лишь потому, что в пятом веке рухнула великая плотина Римской империи, и в образовавшуюся брешь хлынули давно накапливавшиеся волны.

В таком случае гунны представляются всего лишь последней каплей, переполнившей налитую до краёв чашу, а вовсе не носителями особой «бронебойной» энергии, зарядившей весь кочевой мир, как считает Лев Гумилёв. Кстати, первое сокрушительное поражение римлянам нанесли вовсе не гунны, а вестготы (в 378 году у Андрианополя), они же первыми вошли в Рим в 410-м, и те же вестготы2 (под формальным руководством римлян) обратили вспять гуннского вождя Атиллу на Каталаунских полях. Следовательно, утверждение о пассионарном превосходстве гуннов над готами кажется весьма спорным, и рассматривать гуннов как движущую силу Великого переселения — явное преувеличение.

Очень важно подчеркнуть то, что описанный выше «миграционный тракт» на протяжении целых семнадцати доступных нашему наблюдению веков, от седой древности до монголо-татарского нашествия, работал исключительно в одном направлении. Никаких сколько-нибудь серьёзных этнических перемещений из юго-западной Европы на север и восток не зафиксировано. Те же древние греки, превзошедшие многих соседей своей страстью к миграциям, с удовольствием колонизировали морские берега аж за тысячу километров от метрополии, но не сделали ни шага для заселения континентальных пространств к северу от тёплых морей, даже не тронули современную Болгарию и Македонию. Точно так же трудно найти примеры «встречного движения» на восточных участках Великого Тракта (например, переселения причерноморских или северокавказских кочевников в Зауралье и центральную Азию)3.

Что же заставляло народы неизменно двигаться в одном направлении, из северо-восточных глубин Евразии к её средиземноморско-атлантической окраине? Неужели они и впрямь шли вслед за солнцем? Или у великого многотысячелетнего переселения были более прозаические причины?

 
Великий Миграционный тракт.
Вдоль этих силовых линий совершались европейские миграции
не только в эпоху Великого переселения народов,
но с незапамятных времён до монгольского нашествия

1 Добавим, что в то же самое время, пока предки сербов и македонцев теснили Византию, а германские племена англов и франков рвались на закат, чтобы дать имена будущим великим державам Европы, западные славяне также совершали свой Drang nach Westen, отвоёвывая Судеты, Одер и Лабу.
2 В союзном войске Флавия Аэция, выступившем против Атиллы, вестготы составляли почти половину и являлись единственной сплочённой этнической силой, в то время как собственно римские легионы были укомплектованы представителями разнообразных «варварских» племён.
3 Последние массовые миграции в этом регионе относятся к совсем недавней истории XVIIXVIII веков. Это движение ногайцев с низовьев Урала на Северный Кавказ и переселение калмыков из центральной Азии в нижнее Поволжье. Заметим, что перемещение ногайцев и калмыков полностью совпадает с генеральным направлением Великого Тракта.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • В предыдущей статье мы отметили завидное постоянство в движении народов, заселявших Европу. На протяжении веков и даже тысячелетий волны переселенцев неизменно накатывались с востока (точнее, с северо-востока). Начиная с самых первых исторических хроник, зафиксированы десятки, если не сотни этносов, мигрировавших в юго-западном направлении, и практически ни одного, переселившегося в сторону северо-востока.

  • Русские оказались единственным народом Евразии, освоившим континентальную сердцевину, Хартленд, и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу «евразийской центрифуги». Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как «Движение встречь солнцу» совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам.

  • Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%.

  • Читатели сайта WIN.ru уже знают, что недавние события в арабском мире ни в коем случае не были стихийными выступлениями народа, стремящегося к свободе. Это организованные из-за границы операции, направленные на дестабилизацию общества по образцу цветных революций, произошедших в последнее десятилетие в некоторых странах Восточной Европы. Одно недавние события пролили свет на манипуляции некоторых зарубежных организаций и целую индустрию, в которую эта деятельность переросла.

  • Если проводить параллели с эпохой Холодной войны, то ШОС напоминает скорее не Коммунистический лагерь, а Движение неприсоединения. Организация не ставит задач глобальной экспансии, но подчёркивает свою независимость от единственного уцелевшего центра экспансивной силы. Такой тип объединения вполне соответствует духу эпохи, так как, несмотря на сохраняющиеся амбиции, Запад с середины двадцатого века слабеет и теряет потенциал для глобального доминирования. Вполне возможно, что скоро для его сдерживания не потребуется никаких альтернативных военных блоков типа Варшавского договора.

В этом разделе

По официальным данным, в 2006 году в неонацистских группировках США состояло порядка 100 000 человек, и это количество медленно увеличивалось. Как видно, такая тенденция никого не тревожит — главное, чтобы это не были социалисты или, того страшнее, коммунисты, угрожающие свободному рынку.

 

Согласно опросу «Польского радио», лишь менее пятой части поляков верят в теорию заговора против Качиньского. Отметают эту версию и нынешние руководители Польши. Дай Бог, чтобы трагедия под Смоленском стала прологом к тому, что два славянских государства наконец-то разберутся с непростыми вопросами истории. Разберутся спокойно и без истерики. Хотя на фоне рождения нового мифа сделать это будет крайне трудно.

 

Впервые в истории США официальные структуры этой страны обвили СССР в том, что он посмел бомбить объекты на территории, занятыми войсками фашистской Германии. Причём представители американского посольства отдавали себе отчёт, что Эстония в те годы была оккупирована нацистами, а «стальная решимость бороться» явно была направлена не против немцев.

 

Сегодня в это трудно поверить. Документы несостоявшейся операции Northwoods, опубликованные через установленный американским законодательством пятидесятилетний срок рассекречивания архивов, могут либо шокировать, либо вызвать недоверчивую улыбку. Ровно 50 лет назад ЦРУ совместно с Объединенным Комитетом Начальников Штабов США планировали нападение на собственную страну. 13 марта 1962 года министр обороны США Роберт Макнамара представил план операции на утверждение президенту Джону Кеннеди.

 

Полученный нами результат чрезвычайно далёк от цифр «альтернативных историков», получающих прямо-таки мазохистское удовольствие при умножении числа жертв СССР в Великой Отечественной войне.

 

Вот уже двадцать лет яблоком раздора для российской интеллигенции является оценка боевых потерь Советской армии в 1941-45 годах. Официальные цифры на этот счёт опубликованы коллективом генерал-полковника Григория Кривошеева в книге «Гриф секретности снят...» Согласно учётным сведениям нашего армейского ведомства, безвозвратные потери в Великой Отечественной войне составили 8 миллионов 668 тысяч человек. Эту цифру в штыки встречает значительная часть историков и публицистов. Они убеждены, что победа 1945 года была оплачена гораздо более дорогой ценой.

 

Поучительный геополитический провал потерпел Запад ровно сто лет назад. Тогда европейское общественное мнение возлагало надежды на Русскую революцию, призванную покончить с авторитарной «варварской» монархией и привести к власти либеральную элиту. Однако широко разрекламированная элита оказалась всего лишь тонкой культурной плёнкой на поверхности чуждого Западу, бурлящего моря. В результате демократизации русского общества на смену династии Романовых (весьма лояльной европейским державам) пришёл самый радикальный в мировой истории антизападный режим, до основания потрясший всю атлантическую цивилизацию. Очень похожие процессы назревают сегодня на Ближнем Востоке.

 

Да, Запад прогрессивная цивилизация. Самая прогрессивная на Земле. Но, видимо, понятия «Прогресс» и «Агрессия» имеют не только филологическое родство. Феноменальная тяга к новому — отличительная черта западных людей — не ограничивается тягой к новым знаниям, но также распространяется на новые земли, новые богатства, новых рабов. Вершиной этой эволюционной линии стала гитлеровская Германия.

 

Русские оказались единственным народом Евразии, освоившим континентальную сердцевину, Хартленд, и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу «евразийской центрифуги». Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как «Движение встречь солнцу» совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам.

 

Уникальность метода Бакрадзе состоит в том, что последствия, на которые указал российский президент, объявляются причинами. Поэтому Россия, одержавшая в Южно-Осетинской войне убедительную победу и, соответственно, получившая бонус в виде стабильности и дружественных соседей на своих южных рубежах, признаётся единственным виновником конфликта. Грузия от этой войны не получила ничего, кроме позора и унижения — значит, она ни в чем не виновата.

 

.