Главная | Конспирология

ВОЕННЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ КАДДАФИ
И ИСХОД ЛИВИЙСКОЙ ВОЙНЫ

Одной из главных причин падения Каддафи, помимо тотального превосходства НАТО, стали его собственные ошибки при строительстве вооруженных сил. По оценкам французской разведки, общая численность вооруженных сил Каддафи на момент мятежа составляла около 76 тысяч человек. На стороне Полковника в «час Х» оказалось не более 50 тысяч человек. То есть, как минимум треть личного состава армии если не перешла на сторону мятежников, то дезертировала, не пожелав отдавать жизни за лидера Джамахирии.

Одной из главных причин падения Каддафи, помимо тотального превосходства НАТО, стали его собственные ошибки при строительстве вооруженных сил. По оценкам французской разведки, общая численность вооруженных сил Каддафи на момент мятежа составляла около 76 тысяч человек. На стороне Полковника в «час Х» оказалось не более 50 тысяч человек. То есть, как минимум треть личного состава армии если не перешла на сторону мятежников, то дезертировала, не пожелав отдавать жизни за лидера Джамахирии.

Впрочем, наличие тысяч мятежников из числа самих ливийцев, которые еще в самом начале событий успешно захватили ряд ключевых районов и городов в стране (например, Мисрата, Бенгази и т. д.) наглядно говорит о том, что силовые службы Полковника, по меньшей мере, дали сбой.

Казалось бы, выходец из военной среды, Каддафи, при котором вырос престиж армейской службы в том числе и за счет заметного улучшения материального положения личного состава, должен был пользоваться поддержкой солдат и офицеров.

Тому, как жили ливийские офицеры, их советские учителя могли только мечтать: элитные машины, просторные дома, огромное жалование в дополнение к тем социальным льготам, которые предоставлял ливийцам сам Каддафи. Доходило до того, что Каддафи запрещал им пользоваться общественным транспортом и специально выделял средства для приобретения автомобилей.

О росте значения вооруженных сил говорит и тот факт, что при Каддафи их численность выросла почти в девять раз. Но, как показала практика, ее лояльность оказалось невозможно купить. Слишком заманчивым было получение власти над столь богатой страной, какой была Ливия.

Тем более, что сам Полковник давал немало поводов для этого недовольства. Напомним, что 1 сентября 1969 г. капитан Каддафи и прочие заговорщики взяли власть в стране в свои руки. Спустя неделю после этого, взявший в свои руки власть Совет революционного командования (СРК) присвоил ему звание полковника. До 1979 г. только сам Каддафи носил это звание, фактически не давая продвинуться выше многим амбициозным офицерам.

Одним из главных его просчетов стали эксперименты с вооруженными силами, которые, по оценке арабских военных экспертов из других стран, он фактически уничтожил, сделав ставку на «вооруженный народ».

Эту теорию Каддафи пытался реализовать сразу после свержения короля Идриса I. Он рассчитывал получить миллионную народную и весьма недорогую при этом армию. Суть своих преобразований Полковник изложил таким образом: «Все режимы обычно опасаются своих народов и создают армию и полицию для своей защиты, в отличие от них, я вооружу ливийские массы, которые верят в революцию». По сути, это была программа ликвидации традиционной армии путём её замены «вооружённым народом», способным «отразить любую внешнюю агрессию».

Отчасти это объясняется тем, что Каддафи ошибочно полагал, будто предоставляя своему населению социальные льготы, о которых прочие африканцы не могут и мечтать, он заставит его сражаться за свою власть до последней капли крови. Но на деле тем самым Каддафи пытался минимизировать возможность потенциальных заговорщиков и ослабить их.

К своей цели Полковник продвигался постепенно. Уже в 1971 г. было ликвидировано министерство обороны, функции которого возложили на Главное военное командование. Однако на практике «разогнать армию», заменив ее вооруженным ополчением, было не так-то просто. В том числе из-за сопротивления офицерской верхушки, от которой зависело очень многое при проведении преобразований. «Наступать на горло собственной песне» она по понятным причинам не хотела и всячески тормозила претворение задумок Каддафи в жизнь, то и дело пытаясь его уничтожить. Дело в том, что ему так и не удалось заручиться лояльностью армейской верхушки, которая сама мечтала о власти. Наглядным тому подтверждением служат регулярные заговоры с целью его убийства и попытки мятежей, в которых в той или иной степени участвовали военные.

Офицерство в немалой степени было раздражено тем, что для контроля над офицерами в вооружённых силах были введены ревкомы, члены которых, преимущественно сугубо гражданские лица, вмешивались в военные дела, создавая неразбериху. Тем не менее, в 1979 году Каддафи все же выдвинул программу превращения вооруженных сил в «народное ополчение», реализация которой сразу встретила серьёзные затруднения.

В рамках ее воплощения в жизнь Полковник пытался обучить военному делу практически всех, кто мог держать в руках оружие, начиная от школьников средних классов и заканчивая женщинами. Вовлечению ливиек в дело обороны страны оказывалось особое внимание. И разумеется, в традиционно патриархальном ливийском обществе, где женщине изначально отводилась подчиненная по отношению к мужчине роль, подобные вещи встречались в штыки.

Отряды «народного ополчения» фактически создавались при каждом населенном пункте и каждом учебном заведении. Ополченцы призывались раз в году и в течение месяца должны были совершенствовать свои воинские навыки.

Обоснование этих мероприятий выглядит весьма слабым. Во-первых, это вызывало раздражение у самих ополченцев, которых отрывали от работы и учебы. Во-вторых, как показала практика, по уровню своей подготовки они явно не могли тягаться с военнослужащими регулярных армий.

Тем не менее, в ноябре 1985 г. было объявлено о готовности первого десантного подразделения «вооруженного народа», а 31 августа 1988 года Полковник объявил о «роспуске классической армии и традиционной полиции», на смену которым пришел «вооружённый народ». Далее последовал роспуск аппарата госбезопасности.

И, наконец, в сентябре 1989 г. Каддафи отменил прежние воинские звания, а Генеральное командование вооружённых сил заменил Временным генеральным комитетом обороны, в который включил преданных себе лиц. Далее, в июне 1990 г., Полковник объявил о создании «добровольной гвардии Джамахирии». В том же самом духе следует рассматривать и создание им 45-тысячной «Народной милиции». Были и другие моменты, которые негативно повлияли на настроения армии: многочисленные военные авантюры в африканских странах, в которых в общей сложности погибли около 10 тысяч ливийских военных.

Особенно показательными в этом отношении были действия в Чаде, где, в конечном итоге, Каддафи продемонстрировал неспособность бороться даже ограниченного французского контингента. Более того, в 1987 г. чадские войска при поддержке Франции нанесли поражения ливийской армии на севере Чада и вторглись на территорию самой Ливии, разгромив авиабазу Маатен-Эс-Сарра.

Однако поражение еще больше заставило Каддафи укрепиться в мысли относительно необходимости отказа от традиционной армии. Он указывал на то, что именно части ополченцев остановили десятью годами ранее вторгшихся на ливийскую территорию египтян, хотя последние были уверены в том, что это дело рук кадровых военных.

Важным является то, что с годами раскол между Полковником и армейской верхушкой лишь углублялся. Ситуацию не могло спасти и то, что Каддафи всюду пытался окружить себя верными людьми. Однако полную лояльность нельзя было гарантировать даже со стороны тех, кого он возвышал. Это в наибольшей степени было продемонстрировано на примере его давнего соратника Джеллуда.

Были и целые подразделения из иностранных наемников вроде того же Панафриканского легиона, призванные в случае необходимости подавить любое недовольство в стране. Но несмотря на наличие этих параллельных «силовых структур», создаваемых в том числе в пику армейской верхушке, Каддафи так и не смог полностью отказаться от регулярных частей. Соответственно, вооружение и снабжение элитных частей вроде «бригады Хамиса» было лучше, чем у всех прочих, что не могло не раздражать остальных представителей вооруженных сил.

Это, к примеру, стало достаточным основанием для перехода на сторону бенгазийских повстанцев генерал-майора Абдель Салама Джадаллы и прочих военачальников. С другой стороны, подобное разделение негативно отражалась на общей боеготовности ливийских вооруженных сил. Так, по оценке американских дипломатов, работавших в Ливии, на момент начала операции «Рассвет Одиссея» в распоряжении Каддафи было лишь три сравнительно боеспособных бригады. К тому же Полковник постарался установить контроль над имеющимися подразделениями за счет назначения их командирами особенно доверенных лиц, в том числе и своих сыновей, как это было с тем же Хамисом.

С особым возмущением ливийские военные встретили то, что Муаммар Каддафи сделал дочь Аишу генерал-лейтенантом ливийской армии. Мало того, что она является представителем его семьи, так еще Полковник ставит ее выше офицеров-мужчин!

Впрочем, подобный поворот с Аишей лишь отражал тот факт, что Каддафи, пытавшийся обезопасить себя от людей в погонах, стремился сделать армию лояльной за счет пополнения ее женщинами. Которые с подачи Полковника и словно в насмешку над офицерами-мужчинами составляли им конкуренцию.

Далеко не последнюю роль в усилении недовольства Каддафи сыграли и его метания на внешнеполитическом фронте. Как известно, долгое время именно Полковник являлся пламенным борцом против Израиля. Однако в 2003 г. он после свержения Саддама Хусейна развернулся на 180 градусов, предложив арабам идею «Изратины», мирного сосуществования Израиля и арабских государств.

С этого времени оппозиция, в том числе и армейская, стала считать его предателем. Недаром на многочисленных повстанческих карикатурах 2011 г. Каддафи едва ли не в 90 процентах фигурирует со звездой Давида. Ситуацию заметно усугубила его «капитуляция» перед Западом, с которым он внезапно замирился. Многих экспертов удивляло и то, что Каддафи, полностью освободившись в 2004 г. от санкций, весьма слабо использовал отведенных ему семь лет для технической модернизации своей армии, по уровню оснащения боевой техникой отстававшей даже от соседей.

Достаточно вспомнить о том, что с момента полной отмены режима санкций в 2004 г. прошло достаточно времени для модернизации армии за счет оснащения ее новым оружием и военной техникой. Особенно удивительной выглядит ситуация с ПВО, которая по качеству подготовки личного состава и технической оснащенности так и осталась на уровне 1986 г., когда страна оказалась не в состоянии отразить авиаудары НАТО. И дело тут не только в том, что Каддафи, по сути, по своим знаниям и навыкам он так и остался на уровне капитана-«сухопутчика», когда он поднимал мятеж против короля. Просто Каддафи, выстраивая свои вооруженные силы, собирался бороться скорее с внутренним, чем с внешним врагом.

Все это — далеко не полный перечень причин, заставивших многих ливийских военных выступить против Каддафи. И в «час Х» накопившиеся за время его правления армейские проблемы, дали о себе знать. Как показала практика, эксперименты Каддафи с «вооруженным ополчением» дали отрицательный результат. Народ, выходя на массовые демонстрации в поддержку Каддафи, в массе своей отнюдь не горел желанием умереть за него.

Например, в начале февральского мятежа народное ополчение в Киренаике не только не препятствовало повстанцам, но и активно нападало на лояльные Каддафи силы. Тоже самое можно сказать относительно Мисраты, а также «берберского треугольника». И вполне возможно, что именно наличие оружия у населения заметно упростило заговорщикам замысел по свержению Джамахирии.

Одним из крупнейших просчетов Полковника стало то, что при обороне Триполи он во многом полагался на 20-тысячное ополчение Хомса, прикрывавшего столицу со стороны Мисраты. Но оно фактически беспрепятственно пропустило к Триполи отряды мятежников. Похожая ситуация наблюдалась и в остальных стратегически важных для обороны ливийской столицы городах, включая Аз-Завию. Ставка на народное ополчение оправдала себя с оговорками лишь в Марс-эль-Бреге, Сирте и Бени-Валиде.

Таким образом, произошедшее в Ливии является важным уроком того, к чему приводят опасные эксперименты с непродуманной ломкой армейского механизма. Проводя преобразования, Каддафи находился в плену собственной теории и во многом предпочитал действовать самостоятельно, без учета мнения более опытных военных. Учтут ли его ошибки в других странах?

Сергей Балмасов

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Казалось бы, у исламистов, предлагающих надплеменную объединяющую идеологию, есть серьезный шанс вернуть стране единство. Вопрос, однако, заключается в том, что большинство племен не желает признавать их диктата, а племенная верхушка желает управлять сама, без очередного Полковника.

  • Для США гибель Каддафи — это обыденное явление, поскольку в Вашингтоне вообще не принято церемониться с неугодными лидерами. Для Евросоюза же, претендующего на воплощение не колониально-агрессивной, а гуманистической модели западной цивилизации, смерть Каддафи под пытками является полным моральным банкротством. После которого становится понятно, что разница между Вашингтоном и Брюсселем — лишь в риторике, и не более того.

  • Силы ливийских мятежников, боровшиеся против Муаммара Каддафи, виновны в военных преступлениях. Такие сенсационные выводы содержатся в докладе экспертной комиссии ООН, содержание которого стало известно журналистам Assosiated Press 2 марта. Доклад был подготовлен комиссией под руководством канадского судьи Филиппа Кирша, для изучения преступлений, совершаемых в ходе вооруженного конфликта в Ливии.

  • Смерть полковника Каддафи и ликвидация Джамахирии привела к полной феодализации Ливии. Противоборствующие группировки не ощущают причастности к одной государственности и даже религии. Мечети подвергаются такому же интенсивному обстрелу, что и государственные учреждения. С середины декабря в Бенгази проходят многотысячные митинги, участники которых призывают уже к отставке нового, революционного правительства. Население «столицы ливийской революции» внезапно осознало, что жить стало намного хуже, чем было раньше.

  • В опубликованном 8 апреля заявлении Human Rights Watch под названием «Тревожный звонок для лидеров Мисураты», правозащитная организация сообщила, что отправила властям этого ливийского города неприятное извещение. Оказывается, Международный уголовный суд (МУС) может привлечь ливийских «революционеров» к ответственности за действия местных вооружённых группировок, которые Human Rights Watch деликатно называет «незаконными».

В этом разделе

Политический скандал в Китае стал сигналом для западных инвесторов: сторонники социалистического курса, так называемые «маоисты», не будут допущены к власти, а следовательно — не стоит опасаться за дальнейшую либерализацию экономики. Именно так следует интерпретировать заявление премьера Госсовета КНР, пугающего публику повторением «культурной революции».

 

Выносить окончательные вердикты пока рано. Фактом является лишь то, что эмир Катара действительно находится не дома, а в Италии. При этом следует отметить, что объективная вероятность государственного переворота в Катаре существует. Для неё есть все предпосылки, а за рубежом наверняка имеется достаточное количество лиц, заинтересованных в корректировке внешнеполитического курса Катара.

 

Скандал с незаконными тюрьмами ЦРУ по всему миру начался с публикации в The Washington Post 2 ноября 2005 года статьи Даны Прист под заголовком «CIA Holds Terror Suspects in Secret Prisons» («ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в секретных тюрьмах»). Страны, где находятся эти тюрьмы, в статье были названы «восточно-европейскими». Уважаемая газета признала, что названия стран не указаны в статье по просьбе Белого Дома.

 

В уголовном деле о секретной тюрьме ЦРУ в Польше произошел неожиданный перелом. Обвинение предъявлено видному деятелю неокоммунистической партии SLD, бывшему шефу внешней разведки Польши Збигневу Семёнтковкому. Бывшему в то время премьер-министром Польши Лешеку Миллеру и президенту Александру Квасьневскому угрожает Государственный Трибунал. То, что все эти государственные деятели имеют перед своими титулами приставки «бывший», ни в коей мере не умаляет ни значения этого политического скандала, ни возможных политических последствий для всех действующих политиков, да и для страны в целом. Значение этого дела для международной политики еще предстоит оценить.

 

Скоротечная трагедия во Франции, во время которой от рук преступника, получившего звучное прозвище «тулузский стрелок», погибло 7 человек, скорее всего, запомнится надолго. События в Тулузе оставляют после себя множество вопросов, создающих почву для конспирологических построений. Это касается как хронологии событий, так и официально озвученных деталей произошедшего.

 

Новые регионы прямо не претендуют на суверенитет, поскольку план «Большого Ближнего Востока» не подразумевает массовое признание новых карликовых государств. Однако характер «автономий», претензия на исключительное право за региональными властями распоряжаться природными ресурсами и иметь собственные вооруженные силы, не вписывается ни в какие федеративные теории. Все эти инициативы заретушированы разговорами о развитии федерализма и демократии, хотя на самом деле мы сталкиваемся с абсолютно новой моделью — сомализацией — к которой классические понятия федерализма плохо применимы.

 

Сам факт военных приготовлений Молдовы выглядит крайне тревожно, поскольку речь в данном случае идет о ее возможном объединении с Румынией, входящей в НАТО. Условия членства в альянсе подразумевают, что, в случае начала вооруженного конфликта с одним из его участников, все остальные приходят ему на помощь. И создается впечатление, что Кишинев и Бухарест создают сегодня условия для «размораживания» конфликта на Днестре 20-летней давности.

 

30 сентября 2010 года на юге Йемена американский беспилотник атаковал автомобиль, в котором ехали четверо членов Аль-Кайды — Анвар аль Авлаки, Абу Мохсен аль Мараби, Самир аль Маруани и Самир Джан. Удар был нанесен ракетами типа HellFire («Адский Огонь»). Все четверо были убиты. Как ни привычны стали такие новости с фронтов, где США ведут необъявленные войны, на сей раз разразился скандал. Причина скандала в том, что двое убитых оказались американскими гражданами. Убийство одного из них — Анвара аль Авлаки — санкционировал лично президент США Барак Обама.

 

Найджел Фэредж — человек в Европе известный. Он лидер Независимой Партии Соединенного Королевства (UKPIT — United Kingdom Independent Party), член Европейского Парламента, активный евроскептик и критик руководства Евросоюза, человек взрывного темперамента и защитник истинно британских ценностей. Все эти свои качества он сейчас бросил на защиту своего старого приятеля, бизнесмена Кристофера Тэппина, ожидающего в Лондоне экстрадиции в США, где его обвиняют в организации преступной группы с целью незаконной поставки аккумуляторов для ракет класса земля-воздух HAWK из США через Нидерланды в Иран.

 

Глава Национальной разведки США Джеймс Клаппер 16 февраля заявил, что теракты, произошедшие в Дамаске и Алеппо в декабре — феврале, «имеют все отличительные черты терактов в стиле «Аль-Каиды». «Мы также считаем, что иракское отделение „Аль-Каиды“ распространяет свою деятельность на Сирию», — сообщил Клаппер Конгрессу США. И добавил красочных подробностей. Якобы, боевики «Аль-Каиды» проникают в группы неподкупной и честной сирийской оппозиции тайно. «При этом в большинстве случаев сами оппозиционеры не знают о присутствии среди них террористов», — добавил он. Вопрос о том, как на практике организовать серию масштабных терактов в тайне от товарищей по оружию, остается на совести господина Клаппера.

 

.