Главная | Конспирология

ЛИВИЯ: В ОЖИДАНИИ МЕЖПЛЕМЕННОЙ РЕЗНИ

Казалось бы, у исламистов, предлагающих надплеменную объединяющую идеологию, есть серьезный шанс вернуть стране единство. Вопрос, однако, заключается в том, что большинство племен не желает признавать их диктата, а племенная верхушка желает управлять сама, без очередного Полковника.

Сегодня становится очевидно, что трайбализм, племенной фактор, о котором применительно к африканским конфликтам сказано уже немало, стал одной из важнейших причин краха Каддафи. И произошло это в первую очередь из-за неравномерного доступа к национальному богатству. Впрочем, эта проблема с его уходом представляет опасность уже для всей Ливии в целом.

Противостояние западных племен Триполитании и восточных племен Киренаики чувствовалось в Ливии давно. Представители племенной верхушки последней жаловались на то, что Каддафи их «грабил» и делился с ними лишь крохами их же богатств. Дело в том, что именно на их территории находятся основные нефтяные месторождения и объекты инфраструктуры. Чувствовали себя обделенными и берберы Джебель Нефусы, которые, кроме ущемления по национальному признаку якобы недополучали причитавшиеся им средства из «общего котла».

Ряд западных экспертов указывал на то, что в обострении племенного фактора виноват сам Каддафи, который-де, опирался на три главных и крупнейших по численности племени Триполитании и Феццана (Каддафа, Варфалла и Маграха), угнетая остальные (страна представлена 140 племенами, наибольшее влияние имеют около 20).

Однако это не совсем верно. Во-первых, это слишком упрощенная картина. К примеру, отношение Полковника к национальным меньшинствам вроде тебу (тубу) и туарегов, далеко не всегда было негативным.

Во-вторых, нарисованная некоторыми западными аналитиками картинка управления времен Каддафи уже давно изменилась. Ведь уже к началу 1990-х гг. «Союз трех племен» канул в лету.

Несмотря на свое привилегированное положение, выходцы из Варфалла и Маграха были недовольны «засилием» на всех важных должностях представителей Каддафа. Особенно это относится к первым.

Показательной в этом отношении является история взаимоотношений Муаммара Каддафи с его лучшим другом Абдельсаламом Джеллудом, долгое время считавшимся вторым человеком в Ливии после самого Полковника. Их связывало очень многое: будучи друзьями детства, они вместе участвовали в заговоре и свержении короля Идриса I и долгое время совместно управляли страной.

Однако лучший друг Каддафи принадлежал к племени Маграха, второму по численности племени страны после Каддафа, насчитывавшему на тот момент, по данным антропологов, более миллиона человек. По понятным причинам Джеллуд пытался продвигать интересы своих соплеменников из Маграха. При нем они вышли за рамки традиционного Феццана и поселились в более комфортном районе Сирта и на побережье.

Разумеется, при этом не обошлось без конфликта с племенем Варфалла и кланом Мисраты, которые все больше чувствовали себя не только обойденными, но и ущемленными.

Как следствие, в октябре 1993 г. представители Варфаллы подняли восстание, в котором роль ударной силы сыграли более двух тысяч военнослужащих. Они были недовольны в первую очередь тем, что Каддафи не дает роста офицерам, выражавшим интересы этого племени.

Причем целый ряд выходцев из Маграха поддержали восстание Варфаллы, жестоко подавленное Полковником при помощи авиационных частей, в основном укомплектованных его соплеменниками из Каддафа.

Примечательно, что незадолго до того Полковник вступил в жесткий конфликт с самим Джеллудом и был вынужден сместить его с поста премьер-министра, назначив на его место своего родственника из Каддафа. А уже в мае 1993 г. Джеллуд сделал резкие заявления, в которых обвинил Полковника в причинении «жестоких страданий Ливии», подразумевая под этим введенные против нее санкции.

А в последующие годы недовольство Маграхи действиями Полковника лишь усиливалось. С особым возмущением восприняли его представители тот факт, что Каддафи решил выдать Великобритании двух агентов ливийских спецслужб, являвшихся исполнителями теракта над Локерби и бывших выходцами из этого племени.

Причем именно обида на Полковника представителей Варфаллы и Маграхи во многом и обусловила его падение. Один из секретов быстрого падения Триполи — итог переговоров, проведенных ПНС с племенами на западе Ливии. Их удалось склонить к сотрудничеству благодаря тому, что Каддафи не мог отразить авиаудары НАТО, а также простому подкупу и обещанию портфелей в будущем правительстве.

В довершение всего в критический момент боев за Триполи, 19 августа 2011 г., Джеллуд перешел на сторону повстанцев. Причем Себха, один из главных опорных пунктов Маграха на юге страны, был сдан повстанцам почти без боя.

Варфалла во время боев за Мисрату занимала выжидательную позицию, хотя у нее с мисратским кланом были давние счеты. Как, впрочем, и с самим Каддафи. Когда же повстанцы при помощи НАТО взяли Триполи и подошли к Сирту, Варфалла выступила против них. Однако обороняли они Бани-Валид лишь как «третья», независимая от Каддафи сила. Упорство, с которым сопротивлялись защитники города, отчасти объяснялось тем, что представители мисратского клана выдвинули неприемлемые условия сдачи.

Сегодня, пожалуй, только ленивый не упрекает Каддафи в ошибках, допущенных при дележе «национального пирога». Но что он мог сделать с исторической племенной враждой? Пустить во власть всех — значит, не только оскорбить людей из своего племени, но и получить риск того, что попавшие на высокие государственные посты чужаки попытаются взять ее целиком. Ведь вопрос физического выживания лидера в «трайбалистской стране» в немалой степени зависит от того, кто его окружает.

Напротив, Каддафи прекрасно понимал опасность сохранения трайбализма, раскалывавшего страну. Но его мечта получить единую ливийскую нацию путем слияния арабов, берберов и негроидных племен на практике была неосуществима.

Так что итог был закономерен — Каддафи, в конце концов, не мог не поссориться с выходцами из других племен, поскольку не мог удовлетворить интересы всех, пустив во власть чужаков и обидев собственное племя.

По сути, эти правила игры не изменились и сейчас. После свержения Каддафи, который 42 года был для племен судьей и арбитром, пусть и не всегда, с их точки зрения, справедливым, все противоречия, помноженные на вопросы дележа ресурсов (вода, гуманитарная помощь, контроль за добычей и транспортировкой нефти, газа, оружейными потоками), выплеснулись наружу.

Под предлогом ликвидации еще остающихся каддафистов в стране идут массовые расправы с представителями различных кланов и племен. В числе первых, еще в марте-феврале в Киренаике были отмечены случаи резни представителей чернокожего меньшинства тебу, большинство из которых проживали на юго-востоке страны.

В августе были отмечены факты уничтожения туарегов. А сейчас наблюдается острое противостояние и между арабо-берберскими племенами. После массовой резни жителей Сирта представители ряда ливийских кланов начали мстить тем, кто участвовал в этой расправе.

Теперь выплеснулась наружу вражда между берберским кланом Мисраты со своими соседями из Варфалла и Каддафа. Мисратцы-берберы, во многом утратившие за время правления Полковника свою национальную идентичность, сохранили ненависть к выходцам из крупнейших арабских племен Ливии. И сегодня эта ненависть дает о себе знать.

Перед нами — лишь несколько примеров, характеризующих исторически непростые внутриплеменные отношения в Ливии. Важный момент — отношения племенной верхушки повстанцев с исламистами, чьи отряды обладают реальной силой в раздробленной противоречиями стране.

Казалось бы, у исламистов, предлагающих надплеменную объединяющую идеологию, есть серьезный шанс вернуть стране единство. Вопрос, однако, заключается в том, что большинство прочих племен не желает признавать их диктата, а племенная верхушка желает управлять сама, без очередного Полковника.

Ситуацию дополнительно обостряет тот момент, что значительная часть племенных и клановых представителей не желает принимать навязываемого им строго ислама с шариатом, какой, к примеру, уже установился в ряде районов Киренаики или на западе страны в ряде «берберских земель».

О том, что племенная проблема с падением Каддафи никуда не делась, наглядно свидетельствует и расклад сил в самом ПНС, где главным образом представлены восточные племена, в том числе выходцы из Тобрука, которые намерены исправить «ошибки Полковника» по-своему.

При этом важную роль будет играть позиция тех племен к югу от побережья, на территории которых добывается вода. Дело даже не в том, что ее основные источники расположены далеко к югу и многие не контролируются восточными племенами. Важную роль играет то, что владеет территорией, по которой проходит поврежденная «Великая рукотворная река».

Впрочем, определяющим фактором на долгое время будет контроль за добычей и транспортировкой нефти и газа. Представители целого ряда кланов и племен уже заявили о том, что желающие добывать их иностранные компании в первую очередь должны договариваться об этом с теми, кто владеет теми или иными территориями.

Так что нефтегазовый фактор дополнительно подпитывает проблему сепаратизма. Но позволят ли все остальные племена и кланы небольшой группе, чья доля среди ливийцев составляет лишь 15 процентов, бесконтрольно распоряжаться судьбой нефтегазовых богатств?

В будущем нельзя исключать варианта, при котором Магарха, Каддафа, Варфалла и другие западные племена объединятся против восточных. Исходя из всего вышесказанного, можно дать прогноз, согласно которому в ближайшей, а возможно, и в среднесрочной перспективе страну ожидают длительные кровавые межэтнические конфликты.

Сергей Балмасов

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Об авторе

Похожие материалы

  • Пример Бенгази оказался весьма заразителен, и ливийцы вплотную занялись внедрением концепции «городов-государств». За регионом Барка и Бани-Валидом, о своей автономии заявила Мисурата, третий по величине город в стране.

  • Одной из главных причин падения Каддафи, помимо тотального превосходства НАТО, стали его собственные ошибки при строительстве вооруженных сил. По оценкам французской разведки, общая численность вооруженных сил Каддафи на момент мятежа составляла около 76 тысяч человек. На стороне Полковника в «час Х» оказалось не более 50 тысяч человек. То есть, как минимум треть личного состава армии если не перешла на сторону мятежников, то дезертировала, не пожелав отдавать жизни за лидера Джамахирии.

  • В опубликованном 8 апреля заявлении Human Rights Watch под названием «Тревожный звонок для лидеров Мисураты», правозащитная организация сообщила, что отправила властям этого ливийского города неприятное извещение. Оказывается, Международный уголовный суд (МУС) может привлечь ливийских «революционеров» к ответственности за действия местных вооружённых группировок, которые Human Rights Watch деликатно называет «незаконными».

  • Для США гибель Каддафи — это обыденное явление, поскольку в Вашингтоне вообще не принято церемониться с неугодными лидерами. Для Евросоюза же, претендующего на воплощение не колониально-агрессивной, а гуманистической модели западной цивилизации, смерть Каддафи под пытками является полным моральным банкротством. После которого становится понятно, что разница между Вашингтоном и Брюсселем — лишь в риторике, и не более того.

  • Законы информационной войны неумолимы. Об обвинениях, предъявленных Каддафи в феврале-марте этого года, сегодня уже мало вспоминает. Похоже, эта история из той же серии, что и «поиски оружия массового уничтожения» в 2003 году, послужившие поводом для американского и британского вторжения. Или «массовая казнь мирных албанцев» сербскими силами безопасности в косовском поселке Рачак в 1999-м. При этом вопрос о моральной ответственности западных политиков, дипломатов, медиа-холдингов и т. д. даже не стоит на повестке дня. Глобальный Запад живет по принципу «цель оправдывает средства» и уверен в том, что победителей не судят.

В этом разделе

Политический скандал в Китае стал сигналом для западных инвесторов: сторонники социалистического курса, так называемые «маоисты», не будут допущены к власти, а следовательно — не стоит опасаться за дальнейшую либерализацию экономики. Именно так следует интерпретировать заявление премьера Госсовета КНР, пугающего публику повторением «культурной революции».

 

Выносить окончательные вердикты пока рано. Фактом является лишь то, что эмир Катара действительно находится не дома, а в Италии. При этом следует отметить, что объективная вероятность государственного переворота в Катаре существует. Для неё есть все предпосылки, а за рубежом наверняка имеется достаточное количество лиц, заинтересованных в корректировке внешнеполитического курса Катара.

 

Скандал с незаконными тюрьмами ЦРУ по всему миру начался с публикации в The Washington Post 2 ноября 2005 года статьи Даны Прист под заголовком «CIA Holds Terror Suspects in Secret Prisons» («ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в секретных тюрьмах»). Страны, где находятся эти тюрьмы, в статье были названы «восточно-европейскими». Уважаемая газета признала, что названия стран не указаны в статье по просьбе Белого Дома.

 

В уголовном деле о секретной тюрьме ЦРУ в Польше произошел неожиданный перелом. Обвинение предъявлено видному деятелю неокоммунистической партии SLD, бывшему шефу внешней разведки Польши Збигневу Семёнтковкому. Бывшему в то время премьер-министром Польши Лешеку Миллеру и президенту Александру Квасьневскому угрожает Государственный Трибунал. То, что все эти государственные деятели имеют перед своими титулами приставки «бывший», ни в коей мере не умаляет ни значения этого политического скандала, ни возможных политических последствий для всех действующих политиков, да и для страны в целом. Значение этого дела для международной политики еще предстоит оценить.

 

Скоротечная трагедия во Франции, во время которой от рук преступника, получившего звучное прозвище «тулузский стрелок», погибло 7 человек, скорее всего, запомнится надолго. События в Тулузе оставляют после себя множество вопросов, создающих почву для конспирологических построений. Это касается как хронологии событий, так и официально озвученных деталей произошедшего.

 

Новые регионы прямо не претендуют на суверенитет, поскольку план «Большого Ближнего Востока» не подразумевает массовое признание новых карликовых государств. Однако характер «автономий», претензия на исключительное право за региональными властями распоряжаться природными ресурсами и иметь собственные вооруженные силы, не вписывается ни в какие федеративные теории. Все эти инициативы заретушированы разговорами о развитии федерализма и демократии, хотя на самом деле мы сталкиваемся с абсолютно новой моделью — сомализацией — к которой классические понятия федерализма плохо применимы.

 

Сам факт военных приготовлений Молдовы выглядит крайне тревожно, поскольку речь в данном случае идет о ее возможном объединении с Румынией, входящей в НАТО. Условия членства в альянсе подразумевают, что, в случае начала вооруженного конфликта с одним из его участников, все остальные приходят ему на помощь. И создается впечатление, что Кишинев и Бухарест создают сегодня условия для «размораживания» конфликта на Днестре 20-летней давности.

 

30 сентября 2010 года на юге Йемена американский беспилотник атаковал автомобиль, в котором ехали четверо членов Аль-Кайды — Анвар аль Авлаки, Абу Мохсен аль Мараби, Самир аль Маруани и Самир Джан. Удар был нанесен ракетами типа HellFire («Адский Огонь»). Все четверо были убиты. Как ни привычны стали такие новости с фронтов, где США ведут необъявленные войны, на сей раз разразился скандал. Причина скандала в том, что двое убитых оказались американскими гражданами. Убийство одного из них — Анвара аль Авлаки — санкционировал лично президент США Барак Обама.

 

Найджел Фэредж — человек в Европе известный. Он лидер Независимой Партии Соединенного Королевства (UKPIT — United Kingdom Independent Party), член Европейского Парламента, активный евроскептик и критик руководства Евросоюза, человек взрывного темперамента и защитник истинно британских ценностей. Все эти свои качества он сейчас бросил на защиту своего старого приятеля, бизнесмена Кристофера Тэппина, ожидающего в Лондоне экстрадиции в США, где его обвиняют в организации преступной группы с целью незаконной поставки аккумуляторов для ракет класса земля-воздух HAWK из США через Нидерланды в Иран.

 

Глава Национальной разведки США Джеймс Клаппер 16 февраля заявил, что теракты, произошедшие в Дамаске и Алеппо в декабре — феврале, «имеют все отличительные черты терактов в стиле «Аль-Каиды». «Мы также считаем, что иракское отделение „Аль-Каиды“ распространяет свою деятельность на Сирию», — сообщил Клаппер Конгрессу США. И добавил красочных подробностей. Якобы, боевики «Аль-Каиды» проникают в группы неподкупной и честной сирийской оппозиции тайно. «При этом в большинстве случаев сами оппозиционеры не знают о присутствии среди них террористов», — добавил он. Вопрос о том, как на практике организовать серию масштабных терактов в тайне от товарищей по оружию, остается на совести господина Клаппера.

 

.