Главная | Конспирология

ИРАК МЕЖДУ ФЕДЕРАЛИЗАЦИЕЙ И ФЕОДАЛИЗМОМ

Иракская осень 2011 оказалась весьма богатой на политические события. Во-первых, в этой стране наблюдается террористический бум, обусловленный конкуренцией различных проектов дальнейшего обустройства Ирака, в ходе которого различные политические силы активно применяют насилие. Во-вторых, конфликт между центральным правительством и автономным курдским районом углубился как никогда раньше, и грозит расколом страны. В-третьих, проект федерализации Ирака если не снят с повестки дня, то отложен на неопределенное будущее.

При этом выполнение требований по федерализации гарантированно закончится распадом страны. Это понимают курды, которые стремятся к независимости, это понимает Багдад, который отказывается от выполнений 140 статьи конституции Ирака, и, наконец, это понимают США, которые самоустранились от решения проблемы.

Барзани собрался с силами

1 ноября лидер боевого крыла Курдской рабочей партии Мурат Карайылан дал интервью курдским СМИ. В своем выступлении он подчеркнул высокую роль Масуда Барзани в деле консолидации курдов. Эта работа велась последние 7 лет и закончилась тем, что различные курдские фракции пришли к согласию по ключевым вопросам.

«У меня есть уверенность в курдских политиках и их словах в этом отношении, — заявил Мурат Карайылан — Мы рассматриваем эти усилия как значительные, и мы требуем глубокого решения проблемы путем диалога и политических решений». Он заверил, что никакой войны между курдскими силами не будет, потому что почва для таких конфликтов ликвидирована.

Его слова были бы дежурными фразами политика, если бы в этот же день за несколько часов до этого интервью не состоялась конференция сил пешмерга, отрядов самообороны курдов. Анвар Хаджи Осман, заместитель министра пешмарга, сказал агентству Ак-Ньюс, что целью конференции является организация сил пешмерга в единую, дисциплинированную армию. И хотя смотр сил самообороны выявил разный уровень подготовки и дисциплины, стало очевидно, что эти силы готовы объединиться между собой под началом министра по делам пешмарга шейха Джафара Мустафы, человека с устойчивой репутацией «карающего меча» Масуда Барзани.

Хотя в Курдистане остаются отряды пешмерга, преданные духовным лидерам, конкретным политическим партиям и богатым родам, их численность незначительна, а финансирование не столь обширно, как у пешмерга, подчиненных региональному правительству.

Для объединения пешмерга есть и удачный идеологический повод. Осенью Курдистан захлестнул настоящий террористический бум, который органы пропаганды связывают с деятельностью баасистов (что, впрочем, сомнительно, так как среди объектов нападения есть и арабы-сунниты, ранее преданные Саддаму). В конце октября был убит курд и ранена его дочь при взрыве заминированного автомобиля в провинции Киркук. В то же время, два человека были убиты в провинции Ниневия, а в 70 км. к западу от Мосула, неизвестные боевики открыли огонь по водителю грузовика, убив его наповал. В городе Бадуш, в 30 км к западу от Мосула, перед своим домом был убит курд-шабак.

Теракты происходили не только против простых курдов, но и против конкретных политических сил. В столице провинции Дияла взорвался заминированный автомобиль в момент, когда неподалеку происходил сбор сил милиции «Сахва» («Советов пробуждения»). В результате, 30 милиционеров были убиты и ранены. «Сахва» — суннитская организация, созданная племенным лидером Абдом ас-Саттар ар-Ришави для борьбы с джихадистами и «Аль-Кайдой».

Эту же структуру 7 ноября Комитет по безопасности и обороне парламента Ирака предложил сделать проводником интересов центрального правительства Ирака в курдских районах как противовес отрядам Барзани. Рекомендации о реформировании сил суннитской племенной милиции «Сахва» для поддержания безопасности и борьбы с местными «повстанческими группами» Комитет направил лично премьер-министру Ирака Нури аль-Малики. Так что, возможно, по крайней мере за частью терактов стоят не басисты и исламисты, а как раз-таки преданные Барзани боевики пешмерга.

Федеративные реформы

Барзани собирался с силами для того, чтобы направить процесс федерализации Ирака по выгодному для курдов сценарию — получение суверенитета «кто сколько захочет». Но сам по себе суверенитет ничего не значит, если в границах Курдистана не будет нефтеносных районов, отторгнутых Саддамом Хусейном в пользу арабозаселенных административных территорий, а также той зоны вокруг Киркука, которую называют «арабским поясом». Эти территории богаты нефтью, вокруг них идет основной спор между центральным правительством и курдской автономией.

Моделью урегулирования является 140 статья конституции Ирака, согласно которой предлагается три этапа урегулирования. Первый называется «нормализацией», в ходе которого перемещенные курдские семьи вернутся в свои дома, арабские семьи, переселенные бывшим иракским режимом в курдские области, покинут их. Второй этап заключается в проведении переписи; третий этап заключается в проведении всенародного референдума по вопросу, хотят ли жители спорных территорий, чтобы их районы управлялись центральной властью или присоединились к автономному Курдистану.

Нури аль-Малики в 2010 году заключил с властями Иракского Курдистана договоренности о том, что он собирается воплотить в жизнь 140 статью Конституции, однако реализация этого плана имеет большое количество сложностей. Из-за них предыдущие премьер-министры Ирака — Айяд Аллави и Ибрагим аль-Джафари — не решились на размежевание. На повестке дня стоит вопрос о том, куда именно будут направлены на новое место жительства арабские переселенцы после их выдворения из «арабского пояса»? Неясно также, какие именно курдские семьи имеют право вернуться на спорные территории и что делать, если они нашли новый дом и не желают вернуться, какую компенсацию за ранее утерянное имущество получат стороны, и как исчислять размер этой компенсации. Это — очень конфликтные вопросы, решение которых очевидно будет сопровождаться насилием и актами терроризма.

Также вскрылись и разночтения 140 статьи. Официальный Багдад придерживается плана, озвученного в 140 статье, однако первый этап невозможно реализовать без ревизии населения спорных территорий и потенциальных репатриантов-курдов. То есть перепись должна быть первым пунктом, а не вторым. Этой модели придерживается курдский министерский кабинет. Однако если курдская автономия начнет проводить перепись, она может провести ее так, что это ущемит права арабов и лишит их законной собственности при реализации пункта о «нормализации». Таким образом, до недавнего времени размежевание приводило бы к патовой ситуации, сломить которую курды не могли, так как не обладали достаточными вооруженными силами.

Президент Ирака Джалал Талабани, со своей стороны, предложил план этнического размежевания без переселения кого бы то ни было. 2 ноября Талабани представил в иракский парламент проект закона о новой демаркации административных границ провинций, подпадающих под действие статьи 140 Конституции. В ходе этой перекройки, часть курдских районов провинции Киркук была передана соседним, преимущественно арабским, провинциям (Дияла, Ниневия и Салахэддин), тогда как в состав провинции Киркук были введены районы с арабским населением. Таким образом, проект подтачивает социальную платформу Барзани в нефтеносном районе и склоняет на сторону центральных властей крупную туркменскую общность Киркука, выступающую за широкую автономию и от Эрбиля, и от Багдада. Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики поспешил заявить, что этот проект не противоречит 140 статье.

Новые субъекты иракской федерации

27 октября провинциальный совет Салахаддина, родной провинции Саддама Хусейна провозгласил в пятницу региональную автономию. На этот шаг совет пошел после серии арестов 350 бывших членов БААС и военных, осуществленных курдской администрацией. Совет сделал ставку на Багдад, переслав решение премьер-министру Нури аль-Малики для ратификации и финансирования референдума по этому решению. В документации говорилось, что при получении автономного статуса салахэддинцы увеличат свой вклад в бюджет Ирака с нынешних $200 миллионов до $3 млрд.

Спикер иракского парламента Усама аль-Нуджаифи поспешил поддержать народ провинции Салахаддин и призвал иракских политиков уважать их волю. Спикер иракского парламента Усама Нуджаифи также выступил в поддержку, заявив: «Совет Министров не имеет права возражать против решения провинциального совета или требований о создании региона».

Против образования новой автономии выступили премьер-министр Нури аль-Малики, который отверг требование автономии Салахеддином, описав его как попытку разделить страну и погрузить ее в насилие на религиозной почве, и Алия Нусаиф, представитель парламентской фракции националистов «Белая Иракия», которая обвинила курдов в том, что они «поощряют провинцию Салахаддин объявить себя регионом». Также она добавила, что курды планируют захватить спорные территории между провинциями Эрбиль и Салахаддин, а попытки создать регионы в Ираке приведут к разделу страны.

Таким образом, хотя мнения и разделились, позиция сторонников непредставления автономии оказалась прочнее. Вскрылась неконституционность этого шага (119 статья конституции позволяет укрупнять регион для получения автономии, а не провозглашать автономию, отделяя ее от уже существующего региона), прецедентность и тот факт, что хотя автономия и обещает наполнить федеративный бюджет, структурно-административно позиции Багдада становятся в регионе слабее, а курды однозначно выигрывают. После того как депутат от Альянса Курдистана 31 октября оказал поддержку заявлению, сделанному Провинциальным советом Салахэддина о провозглашении автономии, в Багдаде стало окончательно понятно, кто дирижировал постановкой.

Далее прецедент Салахэддина запустил механизм, который в перспективе ослаблял позиции Багдада. 1 ноября председатель комиссии по инвестициям Совета провинции Анбар Мужер аль-Мулла заявил курдским СМИ, что хочет представить местной власти проект о провозглашении автономии суннитской провинции. «Курдистан является лучшим примером успеха регионов» — сказал Мулла.

2 ноября в Басре прошел конгресс, в котором приняли участие лидеры племен, проживающих в регионе, а также представители провинциальных властей. Они потребовали предоставления провинции автономного статуса. На конференции была вывешена надпись «Первая конференция по формированию автономии Басры».

3 ноября Провинциальный совет Диялы также грозил объявить автономию, если иракское правительство не отреагирует на его требования пресечь операции курдских боевиков на арабских территориях провинции, которые участились сразу же после съезда пешмерга несколько дней назад.

4 ноября лидер «Списка братства Ниневии» — курдской фракции депутатов мосульского провинциального совета Хасро Горан заявил, что организация не против провозглашения автономии Ниневии, однако выступает за то, чтобы перед этим была выполнена 140 статья конституции. Интерес курдов заключается в том, чтобы Ниневия перестала быть спорной территорией, а статус ее был бы уточнен. И лучше, если бы он был уточнен в пользу автономии.

Федерализм закончился

В конечном счете, по идее Масуда Барзани, «Федерация Ирак» должна состоять не из трех субъектов (курдского, суннитского и шиитского регионов), а из курдского, обладающего нефтью, и большого числа арабских, вне зависимости от конфессии. И арабы-сунниты и арабы-шииты выступают единым фронтом в отношение спорных территорий «арабского пояса». Со своей стороны, лидеры курдской автономии на разных уровнях поддержали автономистские идеи регионов. Доказывать верность этого плана они готовы силой, например, в виде карательных операций в Дияле.

6 ноября премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, чтобы как-то отреагировать на обострение ситуации, призвал политические блоки и иракских политиков к большей решимости и усилиям, направленным на противостояние всем вызовам и сохранение единства Ирака. Малики заявил в своем выступлении, что Ирак «нуждается в большей решимости и усилиях, чтобы противостоять всем стоящим перед ним вызовам, в частности, проблеме своего национального единства, единства территории и воздушного пространства».

По сути, была озвучена идея борьбы с иракским терроризмом, как таковым. Данная идея логически вытекала из политики Багдада по противодействию превращению различных административных единиц в племенные вотчины, и захвату власти в провинциях племенными лидерами. Даже для борьбы с автономистами Анбара Багдаду пришлось опираться на Шейха Абдулу Рахман аль-Заоюайи, вождя племени в провинции Анбар и на сотни его сторонников в Фаллудже.

Первым на призыв борьбы с автономиями откликнулся Шейх Буньян аль-Обайди, член Арабского Политического Совета в Киркуке. Он выразил озабоченность арабов провинции требованиями федерализма, заявив: «Это будет представлять опасность для политического и конституционного будущего Киркука».

Обайди призвал центральное правительство принять самые серьезные решения по вопросам бывших офицеров саддамовской армии через активизацию процесса национального примирения. Баасисты и военные должны быть прощены и привлечены для нейтрализации двух основных угроз — активности лидеров автономий и пешмерга, так как консолидировать своими силами провинции новая администрация Ирака не в состоянии. Ничего другого не остается.

Таким образом, анонсированное США арабское федеративное государство на территории Ирака, призванное стать моделью для всего Большого Ближнего Востока, оказывается не более чем утопией. При этом логика выживания Ирака как единого государства, неумолимо ведет к передаче реальных силовых рычагов в руки тех, кого американцы еще недавно считали своими противниками.

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • Удастся ли аль-Малики установить в Ираке диктатуру одной конфессиональной группы? Смирятся ли с этим сунниты, которые представляют в Ираке внушительную силу? Их сих пор немало в силовых структурах, откуда сейчас суннитов активно выживают. Нельзя не упомянуть и отряды «сахва», которые после ухода американцев остались без содержания и участники которых винят в своих бедах шиитское руководство. С другой стороны, когда идет схватка между шиитами и суннитами, не остаются в стороне и курды, которые явно не станут довольствоваться отведенной им автономией.

  • Недавнее обещание президента Курдской автономии Ирака Масуда Барзани провозгласить после празднования навруза 21 марта независимость Курдского государства отложено. Что ответить на вопрос «почему», следует задаться другим вопросом: зачем понадобилось заявлять о своих желаниях в открытую, чтобы потом отложить на время эту идею?

  • Более 70 процентов населения Ирака ощущают нехватку питьевой воды. Как результат, во всех регионах страны все чаще фиксируют распространение эпидемий, включая холеру, сибирскую язву, вирусный гепатит, корь, дифтерию. Заметно ухудшилась ситуация и с заболеванием населения туберкулезом. Резко увеличилась и детская смертность. Страна страдает от нехватки врачей, причем 70 процентов больниц не имеет необходимого оборудования. Сейчас в Месопотамии лишь половина земель пригодны для ведения сельхозработ, а в ближайшие годы их площадь может сократиться в девять раз. По сути, стране грозит голод.

  • При всей противоречивости и запутанности ситуации, приходится признать — от объявления сирийскими курдами автономии в краткосрочной перспективе больше всего теряет не Сирия (она получает на своей территории сепаратистскую «мину замедленного действия», но это вопрос не сегодняшнего дня), а именно Турция. У которой теперь будет не один проблемный регион в сопредельном Ираке, а два. И нет никаких гарантий, что успешное провозглашение «курдистанов» в Сирии и Ираке не спровоцирует курдов в самой Турции на более активную борьбу за национальное государство.

  • Разобравшись с курдами Ирака (которые, напомню, еще с периода ирано-иракской войны имели тесные связи с Тегераном), геополитические игроки из Вашингтона обратили свой взор на их иранских братьев, начав разыгрывать «курдскую карту» уже в самом Иране. И надо признать, что для ее успешного розыгрыша в среде иранских курдов уже возникли необходимые предпосылки. В достаточно короткие сроки «непримиримые» трансформировались в инструмент внешней политики США.

В этом разделе

Политический скандал в Китае стал сигналом для западных инвесторов: сторонники социалистического курса, так называемые «маоисты», не будут допущены к власти, а следовательно — не стоит опасаться за дальнейшую либерализацию экономики. Именно так следует интерпретировать заявление премьера Госсовета КНР, пугающего публику повторением «культурной революции».

 

Выносить окончательные вердикты пока рано. Фактом является лишь то, что эмир Катара действительно находится не дома, а в Италии. При этом следует отметить, что объективная вероятность государственного переворота в Катаре существует. Для неё есть все предпосылки, а за рубежом наверняка имеется достаточное количество лиц, заинтересованных в корректировке внешнеполитического курса Катара.

 

Скандал с незаконными тюрьмами ЦРУ по всему миру начался с публикации в The Washington Post 2 ноября 2005 года статьи Даны Прист под заголовком «CIA Holds Terror Suspects in Secret Prisons» («ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в секретных тюрьмах»). Страны, где находятся эти тюрьмы, в статье были названы «восточно-европейскими». Уважаемая газета признала, что названия стран не указаны в статье по просьбе Белого Дома.

 

В уголовном деле о секретной тюрьме ЦРУ в Польше произошел неожиданный перелом. Обвинение предъявлено видному деятелю неокоммунистической партии SLD, бывшему шефу внешней разведки Польши Збигневу Семёнтковкому. Бывшему в то время премьер-министром Польши Лешеку Миллеру и президенту Александру Квасьневскому угрожает Государственный Трибунал. То, что все эти государственные деятели имеют перед своими титулами приставки «бывший», ни в коей мере не умаляет ни значения этого политического скандала, ни возможных политических последствий для всех действующих политиков, да и для страны в целом. Значение этого дела для международной политики еще предстоит оценить.

 

Скоротечная трагедия во Франции, во время которой от рук преступника, получившего звучное прозвище «тулузский стрелок», погибло 7 человек, скорее всего, запомнится надолго. События в Тулузе оставляют после себя множество вопросов, создающих почву для конспирологических построений. Это касается как хронологии событий, так и официально озвученных деталей произошедшего.

 

Новые регионы прямо не претендуют на суверенитет, поскольку план «Большого Ближнего Востока» не подразумевает массовое признание новых карликовых государств. Однако характер «автономий», претензия на исключительное право за региональными властями распоряжаться природными ресурсами и иметь собственные вооруженные силы, не вписывается ни в какие федеративные теории. Все эти инициативы заретушированы разговорами о развитии федерализма и демократии, хотя на самом деле мы сталкиваемся с абсолютно новой моделью — сомализацией — к которой классические понятия федерализма плохо применимы.

 

Сам факт военных приготовлений Молдовы выглядит крайне тревожно, поскольку речь в данном случае идет о ее возможном объединении с Румынией, входящей в НАТО. Условия членства в альянсе подразумевают, что, в случае начала вооруженного конфликта с одним из его участников, все остальные приходят ему на помощь. И создается впечатление, что Кишинев и Бухарест создают сегодня условия для «размораживания» конфликта на Днестре 20-летней давности.

 

30 сентября 2010 года на юге Йемена американский беспилотник атаковал автомобиль, в котором ехали четверо членов Аль-Кайды — Анвар аль Авлаки, Абу Мохсен аль Мараби, Самир аль Маруани и Самир Джан. Удар был нанесен ракетами типа HellFire («Адский Огонь»). Все четверо были убиты. Как ни привычны стали такие новости с фронтов, где США ведут необъявленные войны, на сей раз разразился скандал. Причина скандала в том, что двое убитых оказались американскими гражданами. Убийство одного из них — Анвара аль Авлаки — санкционировал лично президент США Барак Обама.

 

Найджел Фэредж — человек в Европе известный. Он лидер Независимой Партии Соединенного Королевства (UKPIT — United Kingdom Independent Party), член Европейского Парламента, активный евроскептик и критик руководства Евросоюза, человек взрывного темперамента и защитник истинно британских ценностей. Все эти свои качества он сейчас бросил на защиту своего старого приятеля, бизнесмена Кристофера Тэппина, ожидающего в Лондоне экстрадиции в США, где его обвиняют в организации преступной группы с целью незаконной поставки аккумуляторов для ракет класса земля-воздух HAWK из США через Нидерланды в Иран.

 

Глава Национальной разведки США Джеймс Клаппер 16 февраля заявил, что теракты, произошедшие в Дамаске и Алеппо в декабре — феврале, «имеют все отличительные черты терактов в стиле «Аль-Каиды». «Мы также считаем, что иракское отделение „Аль-Каиды“ распространяет свою деятельность на Сирию», — сообщил Клаппер Конгрессу США. И добавил красочных подробностей. Якобы, боевики «Аль-Каиды» проникают в группы неподкупной и честной сирийской оппозиции тайно. «При этом в большинстве случаев сами оппозиционеры не знают о присутствии среди них террористов», — добавил он. Вопрос о том, как на практике организовать серию масштабных терактов в тайне от товарищей по оружию, остается на совести господина Клаппера.

 

.